Родители // Колонка

Ваня Тупиков в стране «Безотцовщине»


Ваня Тупиков в стране «Безотцовщине»
Фото: grievingdads.com

В Краснодарском крае ребёнка забрали у отца, чтобы заточить в реабилитационном центре, потому что мальчик не соглашался жить с мамой. Новый год Ваня встретит в реабилитационном центре. Без папы. Без своей семьи. Отец троих детей Егор Вадов знает на своём опыте о том, что в нашей стране папам доказать свое право на ребенка сложнее, чем мамам (за редким исключением). Он не смог остаться равнодушным к истории Вани Тупикова и его униженного отца...

История Вани Тупикова демонстрирует положение, в котором оказываются наши дети после развода родителей. Мне она понятна и близка.

На протяжении трёх лет я судился за право принимать участие в жизни своего сына наравне с матерью. Несмотря на большую доказательную базу, мне так и не удалось убедить суд, что с двух до шести лет мой сын жил преимущественно со мной. Теперь, наблюдая за судьбой Вани Тупикова, я думаю, может, и к лучшему, что не удалось. За последние 5 лет мы с сыном виделись всего один раз в суде по лишению меня родительских прав (прав меня не лишили, но фактически прав у меня нет). Я убежден, что Ваню ждёт такая же бессмысленная разлука с папой. Ещё один ребенок/мальчик в нашей стране вырастет без отца. Без отца, которому он нужен. Без отца, который нужен ему. Я не даю оценок, я не выношу приговоров, но я, действительно, знаю, как это работает и много раз общался с другими мужчинами, которые оказались в подобной ситуации.


Что мы знаем

Родители Вани развелись в 2014 году. В 2015 году суд по определению места жительства ребенка предсказуемо выступил на стороне матери (Ване было 4 года). Отца это решение не устроило, так как до 2014 года ребенок жил с ним. Он забрал Ваню и скрылся в неизвестном направлении.

Исполнить решение суда от 2015 года в любом случае невозможно без ущерба для психики ребенка, ведь восьмилетний парень большую часть жизни провел с отцом. Новокубанский суд постановил отлучить ребенка от отца, поместив его в «Краснодарский реабилитационный центр для несовершеннолетних». Логика такая: поживет без отца, отвыкнет, и можно будет отдать его матери.

Развод по-быстрому

Как происходят разводы с детьми в нашей стране? Формально суд первой инстанции (мировой) должен убедиться, что между сторонами нет имущественных споров и споров относительно воспитания детей после развода. И, если стороны эти вопросы решили в досудебном порядке, развод проходит быстро и безболезненно.

А если согласия нет?

Мировой судья разводит родителей, указывая в своем решении, что споры отсутствуют, что позволяет одной из сторон (чаще всего отцу) обратиться с апелляцией в вышестоящий суд. Конечно, никакой суд не станет снова женить пару, поэтому решение естественным образом остается в силе, а бывшие супруги начинают длительные судебные тяжбы по определению места жительства ребенка, графику общения, алиментам и прочее.

Может быть иначе

Суду первой инстанции достаточно отказать в разводе родителям, не сумевшим договориться о воспитании ребенка после распада семьи.

Часто бывает, что, разойдясь, пара не сразу разводится, чтобы не омрачать и без того сложный период еще и судебными разбирательствами. А на развод подают, когда появляется острая необходимость, новый брак, покупка недвижимости, рождение ребенка.

Именно острая необходимость в разводе могла бы простимулировать ответственность сторон в поиске компромисса и договориться о будущем своего ребенка с наименьшими для него потерями.

Ну а если острой необходимости нет, то как минимум решения должны приниматься в другом порядке: сначала по определению места жительства ребенка и графику общения с родителями, и только потом развод.

Пример Тупиковых хрестоматийный. Родители разошлись, ребенок остался с отцом, мать осталась одна. Затем, например, у неё появился мужчина и она решила, что теперь она в состоянии заботиться о ребенке, и решила отобрать сына у отца.

Звучит дико, но судебная практика, которая в подавляющем большинстве случаев на стороне матери, позволяет ей годами отсутствовать в жизни ребенка, а потом без особых усилийпросто забрать его себе, а отца полностью исключить из их новой жизни.

Кто виноват?

Кто несёт ответственность за ребёнка, в жизни которого случился развод папы и мамы? В первую очередь родители, которые теперь не могут договориться о будущем своего ребёнка. Мировой суд, который разводит родителей вопреки наличию нерешенных споров. А также другие организации, участвующие в судьбе несовершеннолетних.

Органы опеки

Они как бы должны следить за соблюдением интересов и прав ребенка.

На деле же вся работа опеки сводится к тому, чтобы снять с себя какую-либо ответственность.

Отец может принести сотни документов, свидетельских показаний, справок и характеристик, доказывающих его правоту и отсутствие матери в жизни ребенка на протяжении любого количества лет. Но опека останется непреклонна. Они рекомендуют суду определить место жительства с матерью и выделить отцу одни выходные, раз в две недели. Если повезёт, то с ночевкой.

Суд, разумеется, примет это во внимание и в 99,9% случаях вынесет именно такие решения. Кроме того, в решении о порядке общения всегда фигурирует фраза: «Отец может видеться, но с учетом мнения ребенка», что в переводе на русский означает «не может видеться, если не захочет мать». Ведь именно мать будет озвучивать то самое мнение.

Порочный круг заключается в том, что опека в дальнейшем будет кивать на суд, мол, не мы принимаем решение, а суд в свою очередь будет обоснованно ссылаться на рекомендации опеки.

Именно такая перспектива заставляет наиболее отчаянных отцов забирать своих детей и «исчезать в неизвестном направлении».

Судебные приставы

Они неохотно работают по делам, связанным с порядком общения отца с ребенком. Во-первых, потому, что должно «учитываться мнение ребенка», а во-вторых, они просто никак не могут повлиять на ситуацию. Согласно исполнительному листу они могут только уведомить мать, что отцу положены его 50 дней в год, но инструментов для соблюдения этого решения суда у них нет. Учитывая мизерную зарплату и вал работы по более перспективным делам, они просто вынуждают отца опустить руки.

Отделы по делам несовершеннолетних (ОПН) и комиссии по делам несовершеннолетних (КДН)

До суда любое обращение отца в ОПН с заявлением против нарушения матерью прав ребенка отрабатывается и отклоняется, так как не находит подтверждений любых приведенных фактов. Даже если отец приведет десяток свидетелей, слышавших угрозы со стороны матери лишить ребенка возможности общаться с отцом, ОПН никогда не зафиксирует это документально. Хотя все прекрасно понимают, что это стало бы весомым аргументом в пользу отца в суде. Более того, даже если отец обратится с заявлением о похищении матерью ребенка или об угрозе жизни, результат будет тем же, а мотивация сведется к словам: «Она же мать, зачем ей вредить своему сыну/дочери?» После суда ОПН просто перенаправляет любые заявления судебным приставам, которые (см. выше) не могут повлиять на ситуацию.

Если же заявление в ОПН напишет мать, велика вероятность, что будет найдена причина составить на отца протокол, который в свою очередь будет перенаправлен в КДН.

КДН не станет разбираться в ситуации. Отцу вынесут предупреждение, копия которого попадет в суд и гарантирует ему проигрыш.

Кто может защитить права ребенка?

Никто.

В России распадается порядка 60% браков ежегодно. Больше половины из них с детьми. Даже сейчас разводы с детьми могут затягиваться на годы, а выносятся типовые решения. Если начать реально разбираться в ситуациях, подобных той, которая происходит с Ваней Тупиковым, суды будут тянуться десятилетиями.

Впрочем, можно было бы воспользоваться Семейным кодексом и базово обеспечивать детей равным общением с обоими родителями после развода, чтобы дети не становились инструментом манипуляций, шантажа и угроз. В этом случае матерям придется собирать доказательную базу наравне с отцами, опеке давать справедливые рекомендации, а судам выносить непривычные решения.

Увы, это невозможно, пока судьбы детей зависят от безответственности взрослых.

Парадокс заключается в том, что в борьбе за права ребенка и за свои права после развода отцы могут прибегать только к нарушению принципов Семейного кодекса. Если отец не станет пытаться в суде отобрать ребенка у матери, а будет бороться за равное общение, его тут же обвинят в нежелании полноценно брать на себя ответственность.

Эта извращенная логика оставляет тысячи детей без отцов.



Новости





























































Поделиться