ФГОС // Новость

«Духовно-нравственное воспитание в школе должно быть представлено не только курсом ОРКСЭ»

Я не вижу серьезных оснований для беспокойства по поводу продолжения преподавания ОРКСЭ в прежнем формате

«Духовно-нравственное воспитание в школе должно быть представлено не только курсом ОРКСЭ»
Фото: csr.ru

30 сентября состоялось заседание экспертной группы при президиуме РАО. Причиной стало то, что в проекте нового образовательного стандарта исчезли основы культуры православия, ислама, буддизма и иудаизма, с чем категорически не согласна РПЦ. Из всего курса «Основы религиозных культур и светской этики» (ОРКСЭ) остались только основы культуры мировых религий и светской этики. Мы попросили прокомментировать ситуацию Татьяну Шапошникову, старшего научного сотрудника лаборатории педагогической компаративистики Института стратегии развития образования РАО, соавтора и редактора учебно-методического комплекса для 4-го класса «Основы духовно-нравственной культуры народов России. Основы религиозных культур и светской этики» издательства «Дрофа» («Российский учебник»).

Реализация предметной области, обозначенной в Стандартах как «Духовно-нравственная культура народов России», должна осуществляться за счет активизации воспитательного потенциала уже имеющихся в школе предметов, введения новых и внеурочной деятельности. Например, велись разговоры про введение такого предмета, как «Философия в школе» – в начале 90-х годов у нас были такие школы, в мире же этот опыт оценивается очень положительно. Недостаточно используется взаимосвязь внеурочной деятельности с содержанием предметов, изучаемых в школах. До сих пор нет внятной концепции этой предметной области, не вычленены ее результаты, не выделены внутренние взаимосвязи, пути ее реализации.

ОРКСЭ – это всего лишь один из составляющих ее компонентов, интегративный курс, который разрабатывался в контексте именно культурологического подхода: основы религиозной культуры как части цивилизационной и российской. Курс, задачей изучения которого является формирование у школьников поликультурной компетентности – системы поликультурных знаний, интересов, потребностей, мотивов, ценностей, качеств, опыта, социальных норм и правил поведения, необходимой для жизнедеятельности в современном обществе, проявляющейся в доброжелательном отношении к любой культуре и её носителям. В результате изучения этого предмета у школьников должно сложиться понимание того, что каждая духовная культура имеет право на существование, собственный контекст и свою логику развития, ни одна из них не может быть лучше или хуже другой, поскольку каждая обладает значимым для развития человечества ценностным содержанием.

О том, что из курса ОРКСЭ хотят убрать четыре модуля, оставив только «Историю мировых религий» и «Светскую этику», говорилось уже давно.

Странность ситуации заключается в том, что непонятно, кто разрабатывал новые проекты ФГОС и кто принимал такие решения.

Уже стало известно, что в регионы из Минпроса поступили конкретные рекомендации по сокращению этого курса.

Можно понять возмущение/недоумение представителей РПЦ, в меньшей степени выражают свое недовольство и другие традиционные конфессии. Думаю, РПЦ добьется того, что «Основы православной культуры» внесут в стандарты, в каком это будет виде – пока трудно сказать.

По справедливости должны остаться все шесть модулей. Ведь практика показала, что этот курс сегодня вполне успешно преподается в школе.

Нарекания с введением курса, конечно, были и до сих пор остаются, они касались и содержания предмета, и – в большей степени – организационной его стороны, но гораздо хуже была, на мой взгляд, ситуация до его введения, когда во многих регионах просто бесконтрольно преподавали в школе вероучение.

Когда появились нормативные документы Минобрнауки, в которых разъяснялась суть предмета, его цели, методики преподавания, когда педагоги прошли специальное обучение, то подход стал более взвешенным и профессиональным.

Я многократно участвовала в обучении учителей, в обсуждениях, касающихся хода реализации предмета, знакома с результатами постоянного мониторинга по преподаванию этого курса (его проводили и в Академии постдипломного образования, и в МПГУ) – и у меня сложилось впечатление, что позитивных отзывов по отношению к этому предмету больше, чем негативных – и со стороны учителей, и со стороны родителей.

Все зависит от того, как реализуется предмет на местах.

Нарекания чаще всего вызывала организация преподавания этого курса: в каких-то школах администрация настаивает на выборе только одного модуля, без предоставления родителям права выбора, есть случаи, когда излишне увлекаются в преподавании предмета явной религиозной направленностью – с чтением молитв на уроках, привлечением детей к участию в крестных ходах и т.д.

Там, где к преподаванию курса ОРКСЭ подходят профессионально, где учитываются пожелания семей учащихся и изучение ведется именно в культурологическом контексте, как и должно быть, все проходит нормально.

Грань между религией и культурологией очень тонкая, но большинство педагогов правильно понимают цели и задачи этого курса, его воспитательный потенциал.

На местах создаются свои учебные пособия для преподавания ОРКСЭ, учитывающие этнокультурные компоненты, например, в Башкортостане разрабатываются программы на такой основе.

Если посмотреть на мировой опыт преподавания подобных курсов, то, например, в Финляндии изучаются все религиозные течения, представленные в этой стране в результате миграционных процессов – это порядка 10 различных модулей, которые преподаются с первого по выпускной классы по свободному выбору учеников.

Но все дети, независимо от их религиозных убеждений, должны иметь представление и о других конфессиях, чтобы нормально взаимодействовать в поликультурном мире.

Во многих западных странах такие курсы называются «Ценности».

Почему к ним там так серьезно относятся? Зарубежные ученые считают, что школа самим фактом своего существования объединяет в своем пространстве на долгие годы детей из разных культур, национальностей, вероучений. - в пространстве школы, класса они приобретают возможность вместе учиться, жить, взаимодействовать, узнавать друг друга. Там закладываются отношения доверия и согласия, дружбы и диалога, столь необходимые сегодня для снятия напряженности в обществе, противодействия конфронтации и агрессии, ксенофобным и экстремистским установкам. Именно поэтому мы называем этот предмет - обучение миролюбию.

Духовно-нравственное воспитание - это сложный вопрос, который реально решить, но при условии учета общественного мнения, а не только кулуарно принятых директивных указаний Минпроса.

В противном случае возмущение такими действиями Минпроса по сокращению этого курса вполне ожидаемо и закономерно, что и происходит сегодня.

И еще раз хочу заметить, что не вижу серьезных оснований для беспокойства по поводу продолжения преподавания ОРКСЭ в прежнем формате. У предмета есть свои задачи и свое образовательно-воспитательное пространство.



Новости





























































Поделиться