Воспитание // Тема дня

Четвертый ребенок – не лишний?

Министерство просвещения предложило ограничить число детей в приемных семьях до трех, но потом от своей идеи отказалось.

Четвертый ребенок – не лишний?
Фото: delos78.org

Подготовленный ведомством законопроект может вступить в силу с 1 января 2020 года. Законопроект предполагает ужесточение требований к приемным родителям.

Усыновителям понадобится заключение органа опеки и попечительства о способности и готовности принять ребенка в семьи. Этот документ должен будет включать в себя результаты психологического обследования, а также заключение об обоснованности усыновления.

Согласно пояснительной записке, причины предложения заключаются в количестве преступлений, совершенных родителями или их окружением против приемных детей.

Ситуация, на первый взгляд, неоднозначная, поскольку не все приемные семьи готовы материально и морально принять еще детей. С другой стороны, лишенных семьи и дома ребят много, и почему бы не дать им шанс пожить в семье?

В чем опасности усыновления, какие подводные камни у рождения или усыновления большого числа детей? «ВО» решили дать слово самим многодетным семьям, у которых четверо и более детей.

Елена Фортуна, шестеро приемных детей:

– Идея такого ограничения могла возникнуть только у людей, которые «не в теме» того, что происходит. Если бы у меня были свежие фотографии, я бы тоже поучаствовала во флешмобе «четвертый – не лишний», ибо по новому закону у меня было бы «лишних» аж трое детей.

Вопрос финансирования преувеличен, поскольку государство дает выплаты на детей. Наша семья усыновила троих, а троих мы взяли под опеку, ибо такое количество детей полностью содержать мы не можем. Но это все равно приемные дети, которых мы поддерживаем.

Стоит различать усыновленных и приемных. Приемные – это взятые и в семью, то есть усыновленные, и под опеку. А в предложении министерства шла речь о том, чтобы уменьшить количество детей на всех этих уровнях.

Ребенок, которого ты берешь в семью, – это счастье. Считается, что рождение ребенка – чудо, но то, что случается, когда ты берешь детей в семью – это тоже чудо, которое сложно описать. Если человек его ни разу не наблюдал вблизи, он не поймет, что за этим стоит.

Когда ребенок попадает в семью, он не такой, каким рожден. Чем дольше он живет в семье, тем больше от него отваливается травм и всего наносного и жуткого, что с ним было.

Даже если он жил в прекрасном детском доме, это была непростая жизнь. Дети случайно там не оказываются – у них в анамнезе трагическая история, асоциальные родители, которые чаще всего даже живы. Детский дом – может быть, благоустроенная, с фирменными приставками и одеждой, но тюрьма для ребенка, и он оттуда выходит покореженный.

А живя в своем доме, он первые месяцы проживает с тобой всю свою жизнь в ускоренной съемке, начиная с младенчества. Чем дольше он прожил в детском доме, тем дольше этот период превращения в нормального, обычного ребенка. Хотя некоторые травмы остаются на всю жизнь.

Когда наблюдаешь, как происходит становление человека, хочется этого чуда снова и снова. Когда у нас уже было трое детей, мы считали себя состоявшимися родителями, но почувствовали в себе силы взять еще троих. И все они для нас одинаково равные дети – что усыновленные, что подопечные.

Дионисий Лобов, священник, 11 детей:

– Узнав об этом законопроекте, сразу рассказал своей супруге, и я согласен с ее реакцией – ей как многодетной матери кажется это предложение нелогичным, поскольку именно многодетные семьи имеют большой опыт в воспитании детей.

Не давать возможности этим родителям, которые имеют любовь к детям и опыт в воспитании, принимать в свои семьи больше детей - это крайняя степень неразумности.

Один или два ребенка в плюс к большой семье – это не очень существенно. Как говорят, где четыре, там и пять – и так и есть. Когда семья большая и быт налажен, вопрос не в количестве детей.

Внимание компетентных органов должно быть, скорее, сосредоточено на том, чтобы помогать многодетным семьям в решении проблем.

Например, мы из-за разных прописок – моей и супруги – по мнению органов соцзащиты, не являемся многодетной семьей, поскольку она прописана в Москве, а я в Московской области.

Когда семья живет полноценной жизнью, включая финансовую, вопрос числа детей регулируется естественным образом. Не должно быть установки – если мы православные, у нас должно быть много детей, или наоборот. Это вопрос благополучия, органики семейной жизни и любви супругов друг к другу, к детям.

Алексей Кузнецов, четверо детей:

– Законопроект не понимаю, поскольку брошенных детей – тысячи, которым нужен дом. Но я догадываюсь, чем вызваны опасения. Например, у нас в Калуге есть семья с 11 детьми, которые ходят по всему городу и попрошайничают.

Нищета – опасность для семей, которые усыновляют много детей.

Но я хожу в храм, у нас много семей, которые полностью посвятили себя детям. У них по пять-шесть детей, отцу приходится много работать, но это счастливые семьи. И совсем другое – детский дом или даже иногда садик, когда одна воспитательница на 30 детей – они кричат, один писает в углу, другой дерется и так далее.

Я не считаю, что четверо детей – это много, вот у нас четверо, и не происходит ничего страшного.

Наоборот, как утверждал Макаренко, для детей важен социум, когда рядом другие дети. С первыми детьми настраивается определенный жизненный уклад, распорядок, и младшие его подхватывают. Они даже сами готовы тебя подстраивать под этот ритм, поскольку им проще, когда они знают, что их ожидает впереди.

И пять, и шесть детей – это нормально. Моя жена работает в театре, каждый день по две репетиции, и мы как-то справляемся, иногда подбрасываем, правда, детей бабушке. Не всегда мама уходит в театр, но, когда остается дома, тоже работает - мамой. Про это есть хороший фильм с Натальей Гундаревой, которая так и говорит – «я работаю мамой».

Сложностей у многодетных семей (не говоря о финансовых) не так много – только детские болезни. Проблемы начинаются, когда родители думают: «Сейчас я уложу ребенка и полежу, кино посмотрю». А дети не ложатся спать, и тогда начинаешь злиться.

Надо детей любить и дружить с ними – моя жена не может без детей и дня прожить. У нас даже не возникает вопроса поехать отдыхать без них.

Хорошо смотреть кино по выходным (у нас в семье нельзя в будние дни включать телевизор), ездить в парк и всячески проводить с ними время.

Ольга Лукьянова, четверо детей:

– Все зависит исключительно от условий проживания семьи, а также от возраста и состояния здоровья прочих детей.

Можно, если позволяет площадь, при этом не обязательно, чтобы у каждого ребенка была отдельная комната. Но желательно бы раздельные комнаты для мальчиков и девочек, чтобы была игровая зона...

Можно, если не все дети погодки. Ведь у родителей все внимание уходит более младшим, старшие – лет от 8 до 10 уже могут сами разогреть обед и даже приготовить что-то для себя, сами занять свой досуг.

Много приемных детей – это нереально. Если врачи поставили им диагнозы, деньги уходят на лечение, нужно время на реабилитацию.

На мой взгляд, больше шести детей – перебор.
Но если старшим 16 и 17, средним в районе 1012 лет, то двух маленьких мама может потянуть.


Новости





























































Поделиться