Персона // Тема дня

Константин Фокин: За школой Тубельского – будущее

Непростая задача возглавить школу, да еще такую – «самоопределения». Решиться и действовать. Принять участие в конкурсе на замещение директора необычной школы решил не менее необычный Константин Фокин.
  • 25 апреля 2018
  • 880

Константин Фокин: За школой Тубельского – будущее
Фото: team29.org

Демократический уклад школы и ее особая атмосфера привлекли внимание предпринимателя. В беседе с корреспондентом «Вестей образования» кандидат в директора рассказал о том, что повлияло на его выбор и какой он видит школу в будущем.

Мы много писали о конфликте, который произошел в школе № 734 им. А.Н. Тубельского.

На заседании Управляющего совета школы, которое состоялось 25 января, было принято решение провести общественные мероприятия (консультации) по отбору кандидатур на должность директора.

В итоге претендентом на должность директора стал Константин Фокин. Мы попросили его ответить на наши вопросы.

Константин Петрович, как Вы оцениваете свои шансы по назначению на пост директора школы?

– Не оцениваю. Со своей стороны делаю все что возможно для скорейшего прохождения аттестации. Она еще не закончилась. Это процедура, которую проходят те, кто хочет стать либо руководителем, либо заместителем руководителя любой московской школы, либо те, кто уже является руководителем с какой-то периодичностью.

Аттестация состоит из двух частей. Первая – это тестирование, там проверяются базовые знания в области образовательного законодательства, включая бюджетный процесс, вопросы безопасности. Это примерно часовое упражнение, за выполнение которого выставляются оценки. Те, кто не достиг минимального уровня, может повторить эту процедуру заново.

Видимо, в силу предыдущего опыта и способности к быстрому поиску информации мне удалось пройти тестирование с первого раза.

Это было примерно месяц назад. Второй этап - это собеседование с аттестационной комиссией. Оно еще предстоит.

Когда именно?

– Пока неизвестно. Мне нужно снять вопрос, связанный с моей предыдущей деятельностью. Пока аттестация приостановлена, но я надеюсь, что она возобновится во второй половине мая.

Скажите, почему именно в эту школу Вы захотели прийти директором? Ведь у Вас не было опыта руководящей работы в школе.

– До 25 января (день увольнения предыдущего директора) у меня вообще не было представления, что когда-то я захочу стать директором школы. Но пару лет назад я для себя решил, что приоритетом моей деятельности на ближайшие 10-15 лет станет школьное образование, и занимался этим прежде всего в понятном мне формате: инвестировал в технологии, которые работают на повышение уровня самостоятельности школьников.

Основной проект сейчас – платформенное решение, помогающее ученикам понять себя, сформировать индивидуальный учебный план, свое цифровое портфолио.

О школе имени Тубельского я узнал в прошлом году, достаточно случайно, от своих знакомых, когда зашел разговор об интересных школах с демократическим укладом и особой атмосферой. Тогда впервые я услышал это словосочетание - «Школа самоопределения». С тех пор я стал отслеживать более внимательно все материалы о деятельности этой школы. Когда появилась информация о начале отбора претендентов на должность директора, у меня сразу же возникло желание принять участие в этой процедуре. Сначала – скорее интуитивное.

Сейчас Вы как-то готовитесь быть директором, настраиваетесь на этот лад?

– Настраиваюсь. Наверное, чуть больше в моей библиотеке стало книг, связанных с образованием, в том числе больше методической литературы. Изучаю государственные программы в области образования, погружаюсь в Федеральный закон «Об образовании», в законодательство Москвы.

И, самое главное, стараюсь по мере возможности чаще общаться с учителями, родителями, ребятами школы имени Тубельского. Как здесь принято говорить, «пропитываюсь атмосферой/бульоном». Огромное удовольствие получаю от этого общения. Среди педагогов и родителей, а также огромного числа друзей школы так много людей активных, горячо заинтересованных, желающих и умеющих участвовать в сохранении и развитии этого уникального для нашей страны явления!

А как Вы видите свои задачи на посту директора этой школы?

– Школа – в значительной степени сложившийся институт, на мой взгляд, с сильным коллективом, с сильным сообществом вокруг, в которое в том числе входят выпускники, бывшие и действующие учителя, лично знавшие Александра Наумовича. Тем не менее даже этому достаточно устоявшемуся и сильному сообществу сложно временами взаимодействовать с системой, которая в последние годы не очень благосклонна к уникальным авторским явлениям в системе образования.

Одну из основных задач я вижу в том, чтобы вместе с коллективом найти решения, которые позволят школе поступательно развиваться в рамках закона и государственной политики, проводимой столичным Департаментом образования.

В то же время сохранять принципы сложившейся за время существования школы концепции.

Как мне видится сейчас, никаких существенных противоречий между ними просто нет. Как минимум – на уровне нормы. Более того, опыт школы имени Тубельского – это не прошлое, а будущее нашего образования. Я верю в это и надеюсь, что смогу быть полезен школе в ближайшие годы.

Как предшествующий опыт поможет Вам в Вашей деятельности на посту директора школы?

У меня есть достаточно длительный и разнообразный опыт управленческой работы на государственной службе и в общественных организациях. В России и за рубежом. Кроме того, я долгое время занимался бизнесом, в том числе связанным с образованием. Это дает достаточно уникальную совокупность взглядов, что, полагаю, помогает видеть одну и ту же ситуацию с разных сторон.

Расскажите, пожалуйста, подробнее о Вашей практической деятельности.

– В рамках короткого интервью можно, наверное, только перечислить основные реализованные проекты. Лично создано около 10 компаний (четыре из них работают и сейчас). Это первая в России классическая сеть бизнес-ангелов, сеть региональных частно-государственных венчурных фондов, сеть государственных бизнес-инкубаторов и технопарков, Технопарк Строгино – с нуля, Российский технологический тур 2009, семь личных инвестиций в технологические стартапы, общероссийское отраслевое объединение бизнес-ангелов, Центр инновационного развития правительства Москвы (с портфелем из более 20 существенных проектов) – «с нуля» и т.д.

А в чем Вы видите уникальность школы, педагогов и учеников после общения с ними?

– Здесь с большим уважением, причем на базовом уровне, относятся к субъектности каждого ребенка, понимая, что все ребята отличаются друг от друга, у каждого свои интересы, своя скорость восприятия, свой эмоциональный интеллект. Я считаю такой подход правильным.

Нельзя заставить человека делать то, что ему не нравится, что не вызывает у него никакого интереса. Иначе образовательный процесс легко превращается в формальность, в «отсидку» уроков. Никакой пользы от этого не будет, а вред более чем вероятен.

Это та ситуация, которую я вижу, к сожалению, слишком часто в наших школах, и для детей становится нормой делать то, что им не нравится, быть там, где им неинтересно. Это многих ломает.

Свободное посещение Вы хотите вернуть/сохранить?

– Это нужно обсуждать с коллективом прежде всего, и с самими ребятами, конечно.

Вы сказали о том, что хорошего, интересного и особенного в этой школе. А какие Вам видятся проблемы и сложности, которые нужно будет решать?

– Ничего нерешаемого я не вижу. Очень внимательно нужно будет посмотреть на ситуацию, когда кто-то из родителей и детей, которые живут в районе школы, по каким-то причинам не принимают концепцию школы имени Тубельского. Да, для них это обычная местная школа, в которую удобно ходить, она находится в соседнем дворе. Насколько это возможно без ущерба для базовых принципов, нам нужно будет находить решения, которые устраивают и их родителей, и самих ребят.

Школа должна предлагать достаточное разнообразие педагогических практик, чтобы удовлетворить множество разных интересов.

А какие пожелания Вам сейчас высказывают родители и педагоги?

Наверное, два основных пожелания, которые следует сбалансировать между собой: уважение к традициям школы и их дальнейшее развитие, распространение этого опыта. Часть сообщества полагает, что школе следует занять более активную позицию по отношению к внешнему миру, что опыт школы крайне полезен для России, и в ближайшие годы мы должны этот опыт пропагандировать и распространять разными способами. Мне лично такая позиция близка.

Какие изменения в российской системе образования Вы прогнозируете и почему?

Мне кажется, мы достигли точки, когда все больше и больше людей начинают понимать, что невозможно сверху эффективно управлять такой большой системой, в которой действует огромное число людей. Придется дать гораздо больше автономии/самостоятельности регионам, школам, педагогам, родителям, местному сообществу. Это взаимодействие в меньшей степени будет регулироваться нормами законов, а в большей степени - контрактами, договоренностями, возникающими в конкретном контексте между конкретными людьми.

На примере Школы самоопределения мы видим, что местные сообщества будут все более активно влиять на стратегию развития школ на своей территории.

Как Вы оцениваете идею урбошколы, заявленную в проекте Стратегии развития столичного образования до 2025 года?

Это все хорошо, но это операционное решение. Оно не решает проблему разнообразия набора компетенций, разности ребят, которые приходят в школу, отличных друг от друга педагогов и методик, существующих в нашем динамичном, быстро меняющемся мире. Поэтому автономия в системе образования, так или иначе реализуемая, будет только нарастать, это процесс неминуемый.

Кто, по Вашему мнению, является драйверами грядущих изменений: общество, родители, педагоги?

Безусловно, энергетика, новые идеи могут поступать откуда угодно, в том числе и от школ, и от профессионального сообщества.

Для многих педагогов качественная, профессиональная работа с детьми – их жизненная миссия.

В свою очередь родители, понимая, что происходит в мире и стране, будут все четче формулировать свой запрос системе образования и настаивать на нем.

Кроме того, сильно меняется ситуация в мире, и мы не можем на это не реагировать. Нас уже очень заметно накрывает третья промышленная революция. У нас уже нет необходимости строить огромные фабрики, где люди исполняют роль машин. Наоборот, машины/роботы будут работать вместо людей. Соответственно, многие смогут стать авторами своей жизни в заметно большей степени. Когда сам человек замысливает себя/свое дело и сам реализует, эти изменения в том числе не могут не влиять и на систему образования.

Беседовала Ольга Дашковская



Обсуждение

{{ comment.user }}
{{ comment.date }} / Ответить

Ответ на сообщение от {{ comment.reply_date }}

{{ comment.text }}

Комментарий удален

Ваше сообщение будет первым!

Новое сообщение

Вы отвечаете на сообщение от {{ reply_comment.date }} Удалить ссылку на ответ

Отправлять сообщения могут только авторизованные пользователи.
Ваше сообщение будет первым!

Новости





























































Поделиться