Персона // Статья

Белгородский инженер Михаил Шейченко стал директором городской школы

Его история – сплошной парадокс. Мечтал стать инженером, но после окончания вуза ушел работать в школу старшим вожатым.
  • 28 сентября 2017

Белгородский инженер Михаил Шейченко стал директором городской школы
Фото: rg.ru

Защитил диссертацию, получив степень кандидата технических наук, и принял предложение возглавить белгородскую школу.

Преподает черчение, которое сам, будучи школьником и студентом, как теперь признается, совершенно не любил. Директор школы № 17 Белгорода Михаил Шейченко и на директора не похож: молодой человек с доброй улыбкой встречает каждого, кто заходит к нему в кабинет. Кабинет, кстати, тоже совершенно не "директорский" – больше напоминает склад оргтехники. "Это нам очень повезло, – поясняет собеседник. – Получили новое оборудование. Промаркировали и будем раздавать".


– Главный вопрос: как же так? Кандидат технических наук, инженер - и вдруг начали работать в школе…

– Все получилось, можно сказать, случайно. Когда я учился в аспирантуре, нужна была подработка, и я предложил свои услуги директору родной школы № 1. Работал старшим вожатым. Еще в школьные годы я занимался внеклассной деятельностью, в университете это продолжилось – КВН, "капустники" и так далее. Оставаться в школе я не планировал. Думал: отучусь в аспирантуре, пройдет защита – и все. Но меня как-то затянуло – дорос до заместителя директора в этой школе, а потом, когда предложили возглавить уже родной коллектив, не стал отказываться.

– Что же "затянуло"?

– Наверное, именно работа с детьми и то, что ты видишь результат своего труда. Не моментально, конечно, но спустя год или два. Видишь это в детях, как они меняются, как становятся лучше, умнее. И еще ты понимаешь, что взял на себя определенную ответственность, и уже не можешь ее оставить.

– Есть мнение, что в систему образования, в частности в школы, нужно привлекать людей без педагогического образования. Так сказать, свежую кровь.

– Ну, однозначно утверждать нельзя. Мне лично в директорской работе помогают не узконаправленные знания, а общая подготовка, которую все мы получаем в вузах или в период обучения в аспирантуре. Быстро искать информацию, находить выход из любой ситуации, понимать опять же, что безвыходных ситуаций не существует. То, что у меня нет педагогического образования, только подстегивало. Я понимал, что я чужой человек в этой сфере. И, как говорится, – чтобы оставаться на одном месте, надо бежать очень быстро, а чтобы двигаться вперед, надо бежать в два раза быстрее. Вот и я не могу сказать, что мне не хватает педобразования. Я прошел необходимую профессиональную подготовку, большое количество спецкурсов. Но самый большой опыт – когда ты непосредственно работаешь с детьми, с родителями и педколлективом. Когда на практике находишь подход к каждому.

– Как учителя отнеслись к вашему назначению? Вы уже сказали, что понимали: вы - чужой.

– Это мое внутреннее чувство. И его мне не навязывали со стороны. Я, конечно, переживал: как воспримет меня коллектив. Но получилось так, что мы стали единой командой. Я пришел работать, а не указывать. Мои цели разделяют. Я никогда не говорю: будет вот так. Я говорю: я вижу, что нужно двигаться в этом русле. И меня поддерживают. Есть большая проблема: все думают, что если директор сказал, то надо так и сделать. Но работа с людьми подразумевает понимание. Почему в социальной сфере часто бывает, что одна прекрасная идея не реализовывается? Да потому, что она рождена одним человеком, а коллектив ее просто исполняет. Я же лучше несколько раз покажу, объясню, мы это обсудим, и вот тогда можно приступать к реализации.

– Как вы выстраивали диалог с родителями?

– Это, пожалуй, самое сложное. И до сих пор есть некоторые проблемы. Самая главная из них – объяснить родителям, что мои двери открыты, я готов слушать и слышать. Никого дороже ребенка для родителя нет. И если что-то не так происходит с ребенком, родитель будет недоволен. И неважно, кто прав или виноват. Я это понимаю и готов беседовать, вникать в каждую конкретную ситуацию. Все дети разные, у каждого свои особенности характера. Но в то же время существует нормативная база, федеральные образовательные стандарты. И вот все это надо нивелировать. Но родители раз пришли, два пришли – и поняли, что есть эффект. Теперь все чаще приходят с идеями.

– Идеями? Например?

– Да, есть элементарные. Пришла родительница, говорит: почему бы не организовать в школе новогодний утренник. Старшеклассники пусть устроят праздник для младшеклассников. А то все время нужно куда-то из школы уходить, зачем? И я поговорил с детьми. Нет, я не сказал: будете делать. Я сказал: а давайте подумаем. И через неделю дети пришли с идеями. В итоге праздник удался. Конечно, есть и посложнее задачи. Та же материально-техническая база. Школа старенькая. Но мы уже сделали многое. Например, в мае мы переехали – поменяли местами корпуса для младших классов, средних и старших. Это не просто наша прихоть – это вынужденная мера. В этом корпусе, где сейчас мы находимся, учились средние и старшие классы. Но тут была очень маленькая столовая, обеденный зал всего 50 квадратных метров, на третьем этаже – спортзал, под ним – кабинет химии. Перекрытие деревянное, слабое, потолок грозил обрушиться. И вот эти проблемы удалось решить: старшеклассники учатся теперь в другом корпусе, обеденный зал увеличили в два раза, проблем с физкультурой нет. Вот тут пригодились мои знания инженера. И я все время детям говорю: нет предметов важных и неважных, все знания могут понадобиться и надо развиваться всесторонне.

– Сейчас вы что-нибудь преподаете?

– Да, это черчение. Его нет в учебном плане, к сожалению. Хотя в школе черчение было моим нелюбимым предметом. Ну не любил, и все. И в вузе, когда узнал, что нужно будет много чертить, немного расстроился. Да что там говорить, у меня в дипломе всего одна четверка – и она по начертательной геометрии. Но именно эти воспоминания передо мной, когда я иду на урок. Стараюсь, чтобы у учеников не было отвращения к предмету и они вышли с новыми знаниями. Вообще главный принцип в работе – нужно объяснить всем так, чтобы было понятно. Поэтому я дозирую информацию, преподношу в том виде, когда все ясно. Мы вместе с детьми выполняем все графические работы. И надо сказать, что есть выпускники первой школы, которые уже учатся в технических вузах и говорят мне спасибо. Есть и те, которые захотели стать проектировщиками, архитекторами. С одной ученицей мы вместе спроектировали двухэтажный жилой дом, она сама продумала проект, вычертили полностью, от фундамента до кровли, сделали 3D-модель, распечатали на принтере. С этим проектом мы не раз побеждали в конкурсах. Ученица уже в 11 классе и планирует поступать на архитектурный. Это яркий показатель успешности педагога: когда ученики увлечены предметом.

– За год вашей работы в этой школе произошло ли такое событие, которое вы могли бы назвать примером неудачи, ошибкой?

– Конечно же, были неверные шаги – это же работа с людьми, да и я – человек. Но не было такого провала, после которого все пошло бы прахом. Одна из ошибок – это то, что я окунулся с головой в эту работу, что негативно сказалось на моем здоровье. И я вижу, что коллективу тяжело. Тяжело успевать за моими идеями, ведь до моего прихода здесь уже все устоялось и шло в определенном неспешном ритме. Поэтому я понял – надо исправлять ситуацию. Мы знаем, какой длинный у педагогов отпуск, но отгулять его не дают: то надо учебный год "закрывать", то готовиться к новому. Так вот я постарался не отзывать учителей на работу в этот период. Хотел дать отдохнуть им по максимуму, чтобы пришли с новыми силами и горящими глазами.

– Так все же нужно ли привлекать в школу больше людей без профильного образования? И от чего же зависит успех менеджера в образовании?

– Я, может, не в мейнстриме буду, но все же скажу. Многое зависит от личности учителя. Коллектив может быть как стопроцентно педагогический, так и наоборот, но важно, чтобы все по отдельности были личностями. Бывает, приходит человек, у него красный диплом, а я понимаю: работать в школе не получится. Так зачем мучиться самому и детей мучить? Но несомненно одно - всем должны заниматься профессионалы. А кто такой профессионал? Это тот человек, который предан своему делу. Он владеет и нормативной базой, и нюансами процесса и понимает, что жизнь не стоит на месте. Любой менеджмент – это понимание человека, его потребностей. И уже исходя из этого нужно расставлять приоритеты. Ну, это всего лишь мое мнение.




Новости





























































Поделиться