Психология // Статья

Между прошлым и возможным

  • 25 марта 2020

Между прошлым и возможным
Фото: texterra.ru

Все люди смертны. Для каждого отдельного человека ограниченность его жизни – может быть, единственное, что является полностью определенным, без вариантов. С другой стороны, как мы знаем из любимого многими романа, человек не просто смертен, но внезапно смертен. Мы знаем, что это обязательно произойдет, но не знаем, когда. Может быть, через много десятилетий. Может быть, сегодня. Никто не спросит и не даст времени на подготовку. «Кто смеет молвить: до свиданья / чрез бездну двух или трех дней» - писал Федор Тютчев в конце 19 века, а столетие спустя время ускоряется, и Михаил Щербаков вопрошает: «Но кто же в пятом знал часу, что будет с ним в шестом?». В этом величайшая неопределенность, которая мешает нам одновременно и наслаждаться настоящим, и планировать будущее.

На человечество обрушилась пандемия глобальной неопределенности, связанная с короновирусом, а на нас целая птица-тройка: вирус, отношение к которому варьирует от полного игнорирования до страшной паники, обрушение нефтяных цен и курса рубля, последствия которого для российской экономики будут не менее драматичны, чем пандемия, и рукотворная политическая турбулентность последних двух месяцев, выразившаяся в размене стабильности всех институтов государственного управления вкупе с Конституцией на стабильность лично для президента Путина.

В нашей жизни много и всякой другой неопределенности. Большая часть того, что кажется нам определенным и однозначным, иллюзорна.

Но людям нужна определенность. Поэтому предсказатели – гадалки, астрологи, национальные лидеры и другие – так процветают, особенно в кризисные, турбулентные времена.

Знать, что будет и на чем сердце успокоится – за это не жалко отдать иногда последнее. И заработки это честные – не потому, что предсказания сбываются, как раз нет, но это неважно. Главное – они дают успокоение, избавляют от тревоги.

Тревогу мы не любим, да и кто ее любит? Она возникает там, где будущее непредсказуемо. А поскольку будущее всегда непредсказуемо, она есть там, где будущее. Поэтому единственный способ избавиться от тревоги – это избавиться от будущего. Подменить его четким планом, то есть экстраполяцией настоящего. Полная иллюзия контроля над будущим. До первого сбоя, который сбивает сразу все.

Вирус породил не только неопределенность и тревогу, но и конфликт жизни и жизни.

Жизни физической, в буквальном смысле, которой угрожает инфекция, если мы не будем соблюдать все правила санитарии и максимально ограничивать свое общение, перемещения и т.п., и жизни душевной, которая состоит не только в выживании, но и в удовольствии, смысле и контроле над обстоятельствами и которую как раз соблюдение правил и ограничение общения и перемещений ужимает и умерщвляет. Эти две жизни вступили в конфликт, заставляя нас выбирать или-или. Или выжать ценой скукоживания, или рискнуть здоровьем и может быть жизнью, не желая себя ограничивать. Хотя самым мудрым будет нахождение баланса между обоими аспектами жизни – суть любой мудрости вообще в балансе и единстве кажущихся противоположностей.

Выбирая между двумя формами жизни, мы оказались зажаты между двумя угрозами смерти – опять же, смерти физической (вероятность ее не то чтобы очень велика, но страшит ее иррациональность) и смерти душевной. Собственно говоря, мы столкнулись с тем, что американский психолог Сальваторе Мадди называл «переживания малой смерти» - когда умирает не человек, но что-то другое, что могло и должно было жить – отношения, проект, работа, контракт и т.п. Мы уже столкнулись со смертью большого числа планов, надежд, занятий…. Мадди говорил, что эти переживания могут нанести нам удар, а могут, наоборот, укрепить нас и помочь выстоять в столкновениях с еще более масштабными проблемами. Зависит это от наличия или отсутствия у нас душевного мужества – основы жизнестойкости. А предпосылкой мужества, в свою очередь, выступает наличие жизненной философии, мировоззрения, опирающегося на смысл жизни. Оно-то и помогает справиться с неопределенностью, тревогой и страхом малой смерти и пройти через невзгоды. Не случайно ряд ученых, прошедшие через нацистские концлагеря, отмечали, что большие шансы выжить имели не те, кто был здоровее, а те, кто был крепче духом и кого поддерживал смысл.

В конце концов, травма тоже, как выяснилось сравнительно недавно, может приводить не только к заболеваниям, но и к росту, и зависит это от возможности найти в травматической ситуации смысл. Одно из объяснений эффектам посттравматического роста гласит: травма разрушает не только здоровые структуры, но и то, что блокирует скрытые возможности для развития, и когда преграды рушатся, эти возможности получают шанс реализоваться вопреки и даже благодаря травме.

Коронавирус не столько создал новую реальность, сколько обнажил те проблемные стороны нашей жизни, которые мы обычно предпочитаем не замечать, вытеснять, или, по приговору Тройки из сказки Стругацких, «считать данное явление иррациональным, трансцендентным, а следовательно, реально не существующим».

Распадается связь времен, мы застреваем между уютным, но уже куда-то пропавшим прошлым и неизвестным, тревожащим будущим. Никогда такого не было, и вот опять…. Мы все как ежики в тумане. Но, как говорится, никогда не было такого, чтобы никак не было, как-нибудь да будет обязательно.

Сейчас все просят у психологов советов, как быть в сложившейся ситуации. Разные реакции людей – это нормально. Нежелание всерьез воспринимать ситуацию объяснимо. Вспыхивающая местами паника неудивительна. Индивидуальные различия никто не отменял, раньше с подобным никто не сталкивался, и кто точно знает, как надо, пусть первый бросит в меня камень.Советы по пандемии дать трудно, но все же можно сказать что-то, что относится к жизни вообще, независимо от пандемий, экономических и политических пертурбаций. Смириться с неопределенностью и не ждать ясности в ближайшем будущем. Найти баланс между разумным самоограничением и сохранением полноты жизни. Стремиться к пониманию и осмыслению происходящего, но не надеяться, что оно придет быстро и окончательно. Искать новые возможности под руинами рухнувших планов. С пониманием и любопытством относиться к тем, кто иначе воспринимает ситуацию и реагирует на нее, не конфликтовать с ними, а обмениваться опытом. Вырабатывать психологический иммунитет. И помнить, что и это пройдет, и быть готовым засучить рукава, когда настанет время.

Дмитрий Леонтьев, профессор кафедры «Психология личности» МГУ, зав.Международной лабораторией позитивной психологии личности и мотивации ВШЭ



Новости





























































Поделиться