Экспертное мнение // Статья

Александр Архангельский: «Запретить. Ограничить. Держать и не пущать»

О поправках в Закон «Об образовании в РФ», которые запрещают заниматься «просветительской деятельностью» без разрешения властей.
  • 20 ноября 2020
  • 5000

Александр Архангельский: «Запретить. Ограничить. Держать и не пущать»
Иллюстрация: theonebrief.com

В Госдуму внесён законопроект, содержащий поправки в Закон «Об образовании в РФ», запрещающие заниматься «просветительской деятельностью» без разрешения властей.

Авторы документа – пять членов Совета Федерации и десять депутатов Госдумы. Среди них – бывший прокурор Крыма Наталья Поклонская.

В законопроекте речь идёт о «просветительской деятельности» за пределами образовательных программ школ и университетов.

Самой просветительской деятельности в документе дано широкое определение: она, по замыслу разработчиков проекта, может быть направлена на распространение знаний, умений, навыков, ценностных установок, опыта и компетенции в целях интеллектуального, духовного и другого развития человека. Процедуру контроля за такой деятельностью должно установить правительство.

Сейчас, утверждают авторы поправок, закон не определяет «порядок осуществления» просветительской деятельности и не выдвигает никаких требований к её участникам. По их мнению, это «создаёт предпосылки для бесконтрольной реализации антироссийскими силами в школьной и студенческой среде под видом просветительской деятельности широкого круга пропагандистских мероприятий». Эти мероприятия, как сказано в пояснительной записке, могут быть направлены на «дискредитацию» российской политики, «пересмотр истории и подрыв конституционного строя».

Одна из целей поправок – не допустить «негативного иностранного вмешательства» в образование.

Прокомментировать новую законодательную инициативу мы попросили литературоведа, публициста, телеведущего, писателя, профессора Высшей школы экономики Александра Архангельского.

– На образцовый российский закон «Об образовании в РФ» – возможно, лучшее, что за последние 20 лет произвела наша Государственная дума – идут бесконечные покушения депутатов и сенаторов, желающих его улучшить. А, может быть, и разрушить. В данном случае к закону, который описывает образовательные отношения, пытаются добавить отношения просветительские, то есть регламентировать ещё одну зону гуманитарного взаимодействия внутри нашего многострадального общества. Почему многострадального?

Потому что законопроект посвящён не развитию институтов просветительских, не поддержке инициатив, как частных, так и государственных, не созданию условий для того, чтобы бизнес вкладывался в просветительские проекты, а посвящён этот законопроект очередному контролю под лозунгом «Держать и не пущать».

Я даже не говорю о том, что закон этот начинается с противоречия. Он обещает нам описать сферу, выходящую за рамки образовательной деятельности, а при этом описывает просветительство как… удовлетворение образовательных потребностей и интересов. Образование сливается с просвещением. Просвещение сливается с образованием.

Но это далеко не самое неприятное.

Самое неприятное – это возвращение в 30-е годы, когда, конечно, такие слова, как «просветительство», не использовали, но контролировать пытались всё тотально, подминая под господствующую государственную идеологию все свободные проявления мысли, которые и составляют суть человеческой жизни. В данном случае мы видим ту же тенденцию. Контролировать. Регистрировать. Запрещать.

Я боюсь, что для людей, которые не знают, в чём разница между просветительством и пропагандой, потому что сами они занимаются именно пропагандой, юношеский задор в борьбе со всем инакомыслящим составляет суть и смысл и радость жизни. Если все поправки будут введены в действие, то по прихоти начальства можно будет закрыть любой просветительский проект, адресованный школьникам и студентам. Не системно, а «штучно», по прихоти; как в сказке – этому дала, этому дала, этому не дала. Появляется возможность торга, не коррупционного, а чисто политического – делаешь как скажем – позволим тебе эти темы, не сделаешь – сам виноват. Говорю это как человек, работавший во многих просветительских проектах и видевший уже многое. В частности, уничтожение лучшего у нас научно-просветительского фонда «Династия» в 2015 году, под прикрытием закона об иноагентах. И сейчас начнут с того, что позакрывают всех, у кого есть иностранное финансирование, потому что там есть такая замечательная оговорка: поправки нужны для прекращения «бесконтрольной реализации антироссийскими силами в школьной и студенческой среде под видом просветительской деятельности широкого круга пропагандистских мероприятий, в том числе поддерживаемых из-за рубежа и направленных на дискредитацию проводимой в Российской Федерации государственной политики, пересмотр истории, подрыв конституционного строя».

Почему просветительская деятельность должна обязательно быть антироссийской? Что такое антироссийская пропаганда в форме просвещения? Формулировка размыта предельно, она позволяет начать с иностранного финансирования, а закончить всеми, кроме особо приближенных.

Можно будет закрывать всех, кто не согласовал свои просветительские программы с государственными органами. А в государственных органах кто будет решать, что это – просветительство или пропаганда? Чиновники. А что чиновники понимают? Чиновники могут быть просвещёнными, могут быть не просвещёнными, и они не обязаны быть просвещёнными. Они обязаны быть чёткими и ясными. Они должны выполнять законы, но не их дело решать, кого сертифицировать как просветителя, кого не сертифицировать.

Опять же, молчу о том, что через запятую идут «пересмотр истории» и «подрыв строя». Мыслепреступления в чистом виде. Вопрос о том, каким было в реальности Ледовое побоище, почему не совпадает образ Александра Невского в житии, «Истории России» Соловьева и советском фильме, тоже может рассматриваться в таком случае как антироссийский проект. «Пересмотр истории» – какой? Той, что в некоторых учебниках? Она пересматривается – и будет пересматриваться – наукой из года в год.

Потому что наука не знает идеологической выгоды, ей все равно, что думает по этому поводу сенатор, что российский, что американский; ей безразлично, чего от нее ждут на Западе или на Востоке. Она – беспощадный инструмент познания, а просвещение – способ рассказа о знании, а не о легенде.

Любого, повторюсь, содержания, выгодного левым или правым, нашим и «ненашим». При этом историческая правда не всегда хорошо совмещается с легендами и мифами, тешащими национальное самолюбие. Причём это может быть в любой стране. В любой стране есть национальная мифология. Ничего страшного в этом нет. Беда, когда мифология начинает диктовать своё слово знанию.

Это очередной шаг в сторону легендарного мышления, мифологического мышления. Вообще-то говоря, я бы на месте консерваторов тоже страшно напрягся, потому что сегодня это ударит по тем, кто занимает «прогрессистские» позиции. То есть учит основам медиаграмотности, умению отличать фейки о распятых донбасских мальчиках от реальной информационной картины. Или по тем, кто дает просветительские курсы о развилках родной истории. Продолжат естественниками, которые сомневаются в совершенстве государственно признанной вакцины. Но с тем же успехом это же можно распространить при необходимости на консерваторов. Мультимедийные выставки, которые делает митрополит Тихон (Шевкунов), посвященные истории России, истории православия, они ведь тоже по-своему консервативно-просветительские, и там очень легко можно показать, как они противоречат некоторым речам вождей на каком-нибудь совете по толерантности; на этом основании их тоже можно позакрывать все.

Поэтому я думаю, что этот законопроект очень опасен с любой точки зрения. Он не способствует созданию ясной, рациональной, научной картины мира в головах у наших современников, а направлен единственно на то, чтобы «держать и не пущать», и на то, чтобы регулировать то, что не подлежит регулированию.

Отдельная проблема – роль, которую во всем этом отводят учительству и профессуре. Вместо обещанного повышения статуса учителя его пытаются превратить в регулятора идеологических потоков, контролера мыслей, юного (и не очень) помощника дружинника. Потому что в противном случае, как прямо говорят правщики Закона об образовании, учителя можно будет уволить.

Может быть, хватит? Есть же сферы, которыми действительно нужно заниматься, юридически обустраивать, законодательно наполнять. Пожалуйста, займитесь реальностью.

Записала Ольга Дашковская



Новости





























































Поделиться