Качество образования // Интервью

Почему родители и чиновники боятся введения дистанта


Почему родители и чиновники боятся введения дистанта
Иллюстрация: mel.fm

1 сентября школы страны начали работать в очном формате, но с соблюдением строгих требований Роспотребнадзора, необходимых для профилактики коронавирусной инфекции. Однако эти меры не принесли желаемого эффекта. На фоне роста числа заболевших COVID-19 региональные власти начали переводить школьников на досрочные каникулы.

29 сентября мэр Москвы Сергей Собянин заявил, что с 5 по 18 октября столичные школьники уйдут на каникулы. Также в это время не будут работать детские кружки и учреждения дополнительного образования. Однако детские сады продолжат работать по обычному графику.

Начиная с 5 октября половина школ Московской области с модульной системой уйдет на каникулы; остальные, где дети учатся по четвертям, планируют каникулы в ноябре. С 5 по 18 октября объявлены каникулы в школах Ульяновской области. Причина – сложная эпидемиологическая ситуация.

При этом решения о массовом переводе на дистанционное обучение российских школ у Минпросвещения нет, пока оно принимается только на уровне регионов.

Готовы ли школы к онлайн-обучению? Почему родители и чиновники боятся введения дистанта? Чему научила нас весенняя «удаленка»? Об этом и многом другом мы поговорили с экспертом Института образования НИУ ВШЭ Надеждой Бысик.

Уроки весеннего дистанта

– Объявление каникул – это страусиная политика, стремление затянуть введение дистанта, рискуя тем, что досуг детей будет пущен на самотек, пока большинство родителей на работе?

– Я думаю, конечно, что эта мера настолько непопулярна, и у неё столько критиков, но, видимо, у региональных властей, которые приняли такое решение, не было другого выхода из-за опасной эпидобстановки.

О том, что перерывы в обучении негативно отражаются на уровне подготовки детей, свидетельствуют данные международных исследований.

Но я полагаю, что наши ответственные учителя всё равно будут каким-то образом выходить на связь с учениками и предлагать им задания.

В то же время эти каникулы можно рассматривать как шанс для наращивания педагогами своих профессиональных компетенций в области дистанционного обучения. И я верю, что большая часть учителей – люди сознательные, и благодаря их усилиям уровень подготовки учащихся не упадет слишком сильно.

– Извлекли ли наши школы уроки из весеннего дистанта?

– 21 августа, выступая на открытии в Пекине международного форума Global Smart Education Conference, научный руководитель Института образования НИУ ВШЭ Исак Фрумин назвал пять российских уроков для мира в условиях пандемии.

Один из этих уроков – недостаточная эффективность цифровой инфраструктуры. В данном случае речь идёт, может быть, не только об отсутствии домашних компьютеров у детей и о дорогом интернете, а о том, что у нас не работали многие образовательные платформы весной, а значит, нужно делать хостинг образовательных платформ, то есть размещать контент ближе к потребителю и т.д. К таким вещам точно нам нужно ещё быть готовыми. Мы знаем, что в некоторых зарубежных странах есть общенациональные образовательные платформы, где размещены все необходимые ресурсы и ссылки. У нас Министерство просвещения пока только приступает к решению этой задачи (речь идет о создании аналога Zoom).

Кроме того, дистант выявил такую интересную особенность, которая существовала всегда, но оставалась вне поля нашего зрения – это несформированность у детей навыков самостоятельной учебной деятельности.

Традиционно на уроках вся деятельность детей происходит под контролем учителя («открой учебник, выполни задание такое-то»), а когда ребёнок оказался один на один с компьютером, то он, конечно, вовлекался только в те виды работы, которые ему были интересны. Не от хорошей же жизни учителя стали практиковать Discord – игровую платформу для общения с учениками, потому что понятно, что нужно стучаться к детям там, где они часто бывают, а не идти в дистанте туда, куда хочет учитель.

Еще один вывод по итогам весеннего дистанта заключается в том, что сейчас мы точно понимаем: противостояние школы и родителей неконструктивно. Пандемия чётко обозначила, что мы абсолютные союзники, потому что школы не могут в дистанте работать без поддержки родителей. Кроме того, конечно, дети так же, как и мы, оказались психологически во многом не готовы, и поэтому родители взяли на себя все эти проблемы и сложности.

Один из главных уроков заключается в том, что у нас неравенство сильно выросло в период дистанта. Основной водораздел проходит по группам учащихся. У одних детей есть дома интернет, есть компьютер, и эти дети раньше занимались онлайн с репетитором и вместе с родителями уже чётко выстроили свою образовательную траекторию, а у других ничего этого нет, и уроки они делать не привыкли, и родители их не контролируют, и домашнее задание они выполняют с помощью книжки типа «100 домашних заданий для 5-го класса». Вот такое неравенство вышло на первый план, его чётко все увидели.

Кроме того, еще отчетливее проявилось неравенство среди школ.

Школы с высокими достижениями, наши передовые школы, очень быстро адаптировались и нашли уникальные решения в сложившейся ситуации. А на другом полюсе оказались руководители, которые отнеслись к дистанту как к вынужденной мере и мечтали о скорейшем возврате к очному обучению, не предпринимая ничего для улучшения ситуации.

Рекомендации для слабых школ

– А есть какие-то рекомендации для слабых школ, которые вообще не справились с дистантом?

– Есть. Мне кажется, что эти рекомендации очень простые, основанные на здравом смысле. Мы понимаем, что в слабой школе нет необходимого количества техники, нет детей, которые будут блистать учебной самостоятельностью, рваться за компьютер, чтобы выполнить задания и т.д. Поэтому им можно предложить самый минимальный формат дистанционного обучения, когда учитель работает асинхронно, то есть не ведёт онлайн-уроки, а даёт детям задания и потом их проверяет. Но здесь в первой волне были разные практики, когда учителя писали домашние задания и раскладывали их по коробочкам в школе или даже приносили на почту, а родители передавали школьные тетради. Мне кажется, что этого 100% не избежать, но всё-таки можно чуть-чуть продвинуться вперёд. Например, как показало наше исследование еще от 2016 года, сотовые телефоны есть у подавляющего большинства учащихся даже из малообеспеченных семей. Это значит, что ученик может, хотя бы выполнив задание в тетради, сфотографировать его и отослать учителю в WatsApp. А учитель может это задание открыть у себя в компьютере, распечатать и красной ручкой подчеркнуть ошибки и т.д. Но при этом очень важно, что ученик работает в тетради, у него есть выполненные задания, он не отстает от школьной программы. И родители могут проконтролировать ребенка, то есть держать руку на пульсе. Такие вещи очень важны. Кроме того, учитель может дать задание не только по учебнику, но на сайте школы, там, где нет доступа к каким-нибудь образовательным платформам типа Учи.ру, или Якласс, или МЭШ и т.д., но всё равно есть доступ в интернет, и можно с мобильного телефона зайти в электронный дневник, очень многие это уже прекрасно научились делать. И если в электронном дневнике разместить ссылку на урок просто в виде, например, обычного текстового файла с гиперссылками или с заданиями, всегда можно его посмотреть. Поэтому элементарных способов много. Другое дело, как работает учитель. Если учитель дал задание решить пример со страницы такой-то в учебнике, то ребенок спишет пример и успокоится. А если учитель дал какое-то задание, которое невозможно просто списать, при этом ещё связался по WatsApp с ребёнком или с группой детей и пояснил или ответил на их вопросы, или просто в конце концов подбодрил, то и дети, конечно, будут более мотивированы. Но это самый минимальный уровень.

А есть еще средний уровень, к которому надо стремиться и который переделывает образовательный процесс.

Лучше, если учитель работает на образовательной платформе (например, ЯКласс, Учи.ру, МЭШ) по модели смешанного обучения. У него есть возможность опереться на качественный онлайн-контент, домашние задания проверяются автоматически, учитель может гораздо больше времени уделить консультированию, обсуждению, комментированию оценки.

Но и это не предел – оптимально, если учитель сам создает свой онлайн-курс под конкретные задачи работы с каждым классом или группой учащихся, комбинируя в своих уроках разные доступные цифровые ресурсы и организуя разные виду групповой и индивидуальной работы.

«Для творческого учителя сейчас наступает очень хорошее время»

– У нас же еще задолго до пандемии многие учителя прошли курсы повышения квалификации по информационным технологиям. Получается, их не тому учили?

– Начинали с того, что они делали презентации, потом стали учить их работать с сервисами QR-кодов, голосовалками разными, потом появились доски типа MIRO, где можно рисовать, стикеры вешать и т.д. Но мы не учили учителей работать онлайн. А это всё-таки разные вещи – показать презентацию на уроке и провести дистанционный урок. И вот только сейчас появились курсы, на которых учителей учат работать онлайн. Как удержать внимание ребёнка, как работать в Zoom и развести детей по разным «комнатам»? Это всё особые умения, и они совершенно точно учителям требуются. К сожалению, курсов таких мало, они в основном все платные. Да и возможности обучения у педагогов совершенно разные. Есть регионы, где учитель получает на руки сумму на повышение квалификации в виде сертификата и может потратить ее так, как ему хочется, например, записаться на подобный онлайн-курс. А есть регионы, где единственный провайдер курсов – это местный институт развития образования. Наблюдая первую волну пандемии, мы чётко видим, что некоторые институты проявили себя с хорошей стороны и быстро организовали поддержку учителей, именно работая в дистанте, а некоторые – нет. И если этот институт – единственный провайдер обучения в регионе, то куда педагогам идти?

– Наверное, все зависит от желания совершенствоваться и от умения директора школы грамотно организовать учебный процесс в период дистанта?

– Совершенно с вами согласна. Я бы условно разделила учителей на две группы. Одни воспринимают дистанционный режим как временные трудности, пытаясь перенести традиционный формат обучения в онлайн, другие – как возможность для развития, для того чтобы попробовать что-то другое, чтобы присмотреться к новым сервисам, и это совершенно иная позиция. Для творческого учителя сейчас наступает очень хорошее время. Даже мне оно напоминает начало 1990-х, когда советская школа начала уходить в прошлое, а российскую школу нужно было строить «с нуля». И это был колоссальный этап для создания чего-то нового, интересного. Я помню, в нашей школе мы нестандартно вели уроки, у нас появились уроки шахмат, мы внедряли систему развивающего обучения Эльконина-Давыдова, появились авторские школы, эксперименты приветствовались.

Сейчас такой же отличный шанс, но, мне кажется, здесь многое зависит от позиции администрации школы. Если учитель сам чувствует такую возможность развития, а школьная администрация ему говорит: давай мы сейчас пересидим, переждем это время и ничего не будем предпринимать, то это одно. А если директор стимулирует учителей к тому, чтобы они профессионально развивались, осваивали новые сервисы – это совсем другое. Сейчас учителя делают собственные онлайн-курсы благодаря системе LMS, которая позволяет правильно отобрать контент и выстроить задания. Это то, что называется новой цифровой дидактикой. И поэтому, если ситуация с пандемией продлится, то мы можем увидеть новые практики и новые форматы. И мы в институте пытаемся всё время держать руку на пульсе и их собирать.

Вот здесь размещены кейсы школ в период весеннего дистанта, отражающие их практику работы по преодолению профессиональных дефицитов учителей; изменению учебных планов и программ, нагрузки и обязанностей сотрудников в новых условиях; конструктивному взаимодействию с родителями и социальной поддержке учащихся.

На днях мы открыли новую страницу, где планируем собирать школьные практики на новом этапе дистанционного обучения.

Сейчас за лето многие учителя обучились, отрефлексировали свой опыт, пересмотрели стандарты своей работы, и я надеюсь, мы сейчас увидим нечто новое. А сотрудники нашего института дадут им экспертную оценку.

– Почему школы и родители так боятся дистанта, что чиновники от образования и губернаторы всячески оттягивают его введение?

– Почему боятся? Потому что понимают: школа пока не может в дистанте учить всех так же качественно, как и офлайн. Боятся прежде всего те, кто полностью отдал школе ответственность за обучение и траекторию развития. Смотрите, сколько старшеклассников сейчас воспользовались предоставленной возможностью и самостоятельно (по заявлению родителей) перешли на дистанционное обучение! Почему? Они совершенно точно определились с тем, что будут делать после школы, и им понятно, что и как следует изучать сейчас. Вот ученики основной школы (5–9-й классы) нуждаются в том, чтобы им помогали учиться, чтобы контролировали, мотивировали… Их родители понимают, что у них пока нет серьезного стимула к самостоятельному учению, и, если школа не контролирует, а они на работе… Труднее всего ученикам младших классов. Обратите внимание, дистанционное обучение для младших школьников в нынешних онлайн-школах типа Фоксфорда мало кто предлагает. Ребятам в этом возрасте очень нужны класс и «учительница первая моя».

Губернаторы, я думаю, хоть наши и зарубежные исследования не имеют возможности читать, но интуитивно понимают, что потеря качества школьного образования обернется потерей качества профессионального образования и проблемами в будущем на рынке труда.



Новости





























































Поделиться