Личный опыт // Тема дня

Кушайте, кушайте!

Как я пообедал по поручению управляющего совета школы.

Кушайте, кушайте!
Фото Дмитрия Карпушева

Это столовая школы № 1520 им. Капцовых в центре Москвы.

6 февраля, 2019 г., время – 14.15, начало большой перемены после шестого урока. Перемена длится 25 минут, до 14.40. Обедают дети с 8-го по 11-й класс. На заседании управляющего совета школьники – члены совета заявили, что многие не успевают пообедать во время перемены после пятого урока. Придется следующую перемену сократить, добавить пять минут к предыдущей, которая длится 10 минут, с 13.20 до 13.30. Решили, что члены управляющего совета сами попробуют пообедать на больших переменах. Мне досталась большая перемена после шестого урока.

Это начало обеда. Очередь движется на удивление быстро. Линия раздачи похожа на конвейер: навык заполнения подноса у ребят отработан до автоматизма, потому что меню известно заранее, оно опубликовано на сайте школы и обновляется каждый день. Повара вежливо, но настойчиво ускоряют процесс: «Дима, суп сегодня будешь?».

Сегодня дают: картофельную запеканку с мясом, плов, ленивые голубцы, куриный шашлык на шпажке, наггетсы, рассольник, гуляш, салаты.

Конечно, очень ускоряет оплата карточкой. Это какие-то секунды. Никаких наличных денег, протягиваешь карточку, ее прикладывают к терминалу, на терминале появляется твое фото, деньги списываются. За льготников платит бюджет, эти средства – в финансовом нормативе. Список льготников согласуется с управляющим советом. А есть группа резерва – если льготник не пришел, кому отдать?

Конечно, никаких ценников – как уже было сказано, меню известно заранее, выбираешь, уже зная, что сколько стоит. Есть сложные ситуации: если у ребенка – диета или аллергия. Это самая тяжелая ситуация. Пока эта проблема не решена. Индивидуальный заказ пока невозможен.

Аналогичная история – с детьми из религиозных семей. Некоторые дети спрашивают: «Это свинина?». Котлеты, правда, говяжьи, поэтому все в порядке.

Я думаю, что школьная столовая – одно из главных мест появления жизненных навыков у детей. Как выбирать еду? Как вообще – есть? Зачем нужно очень долго пережевывать пищу, как пользоваться приборами? Как общаться во время еды? Что значит «когда я ем – я глух и нем»? Что за бред! Взрослые специально назначают встречи в ресторанах, обедают – и разговаривают. А кто нас этому учил?

В школе есть несколько таких развивающих мест, в которых происходит неподконтрольное или слабо контролируемое общение детей: столовая, раздевалка, туалет, двор, пришкольные улицы и переулки.

А еще школьный буфет. Все равно дети будут добывать себе и пиццу, и газировку. Лучше уж в школе, хотя бы проверенная еда. Но тут, кстати, вкусные и блинчики, и даже вареная кукуруза. Молочный коктейль, мюсли. Я не удержался – это же вкус моего детства, принес из этого буфета кукурузу на работу – угостил сотрудников.

Мой комплексный обед стоил 157 рублей 43 копейки. Я взял салат из свеклы и огурцов, салат оливье, суп-рассольник, куриный гуляш с подливкой и компот.

Оплатил той же карточкой, по которой вхожу в школу, заранее деньги положил.

Эта – Наталья Вячеславовна Пчелкина, ответственная за питание в школе, с ней подробно выясняем маршрут школьной еды. Кто привозит, кто принимает, как оценивает пригодность, качество. Такая строгая! Добилась от меня полного понимания всего процесса, с повторением и закреплением пройденного материала. Вот как раз идет проверка знаний.

Тем временем перемена закончилась, все успели поесть, кто пришел, вернее кому положено было прийти и поесть.

К нам вышла заведующая производством, Маргарита Владимировна Мартынюкова. Тут уж я блеснул только что полученными знаниями, стал ей рассказывать и уточнять: кто и как получает запечатанные контейнеры, как проверяют продукты, как разогревают. Главное – кто отвечает, если, не дай Бог, что-то случится. Сообщил, что в бракеражном журнале расписываются не менее трех членов комиссии: сама Маргарита Владимировна, повар и Наталья Вячеславовна. Раньше расписывались медицинские работники, но сейчас медицинские работники не в школе. Кажется, Маргарите Владимировне понравилось, что я в теме, хотя я аккуратно выяснял, есть ли напряжения.

Дело в том, что Наталья Вячеславовна, ответственная за питание, как мы помним – работник школы. А Маргарита Владимировна, заведующая производством, – работник комбината «Социальное питание “Центр”». Таких работников в школе девять, включая двух буфетчиц, четырех поваров, двух мойщиц.

И они школе (то есть ни Наталье Вячеславовне, ни директору) не подчиняются. У них свое начальство, линейный менеджер, например. И продукты у поставщика, комбината «Социальное питание “Центр”», принимает, как мы поняли, работник этого же комбината Маргарита Владимировна. Что требует от работника школы, Натальи Вячеславовны, дополнительной строгости и принципиальности. Это и самой Маргарите Владимировне нужно – мало ли какой ретивый линейный менеджер или начальство повыше надавит на подчиненных! Ну, гипотетически! Но обе женщины все это понимают, тем более что все их действия документируются.

В самом углу нашей школьной столовой есть вот такой укромный уголок. Учитель может там уединиться, выпить кофе и на минуту отключиться от всего на свете. Правда, только на минуту. Потом что за спиной у него (у нее) дети только и мечтают, как бы загрузить учительскую голову новыми проблемами.

А я попрощался с поварами:
– Обед, кстати, был вкусным, спасибо.

– Кушайте, кушайте на здоровье.



Обсуждение

{{ comment.user }}
{{ comment.date }} / Ответить

Ответ на сообщение от {{ comment.reply_date }}

{{ comment.text }}

Комментарий удален

Ваше сообщение будет первым!

Новое сообщение

Вы отвечаете на сообщение от {{ reply_comment.date }} Удалить ссылку на ответ

Отправлять сообщения могут только авторизованные пользователи.
Ваше сообщение будет первым!

Новости





























































Поделиться