Качество образования // Колонка

Подростковый протест как содержание образования


Подростковый протест как содержание образования
Фото: cdn.postnews.ru

Министр просвещения Ольга Васильева в прямом эфире ответила на вопросы читателей РБК. Вопросы касались самых разных сторон – от приоритетов государственной образовательной политики до конкретики школьной жизни. Коснулся разговор и политизации школьников. Именно коснулся – в расшифровке интервью этот сюжет составил небольшой абзац. Вот он:

«Чтобы быть политизированным, нужно много знать. На сегодняшний день уровень знания истории, литературы, географии достаточно низкий. Если ты какие-то идеи кому-то несешь, они чаще всего на чем-то зиждутся. Я допускаю, что есть место протесту подростковому, который есть всегда. И иногда им пользуются взрослые люди. <...> О какой политизации можно говорить? Что, они читают философов в массовом порядке? Воспитывать и интеллектуально развивать их нужно, конечно. И дома, и в школе».

Начну с заголовка этого фрагмента интервью: «О политизации школьников». Думаю, что и вопрос, заданный Ольге Юрьевне, был конкретно об этом – о политизации школьников. О чем бы мы стали думать, собираясь ответить по существу? Видимо, прежде всего о содержании самого понятия «политизация школьников», о тех смыслах, которые за ним стоят.

С формальной точки зрения, этих смыслов два: с одной стороны, «политизация школьников» может трактоваться как длящийся процесс их целенаправленной политизации извне (по известному принципу «Школа вне политики – ложь и лицемерие»), с другой – как уже некий промежуточный результат этого процесса.

И с неформальной, образовательно-воспитательной точки зрения вопрос представляется не менее содержательным: ведь наши ученики (как и их сверстники во всех странах) живут в обществе, буквально бурлящем всевозможными идеологемами – от религиозных и этнокультурных до откровенно партийно-политических. И было бы ханжеством или смешной наивностью заявлять, будто воспитание государственного патриотизма и школьные курсы гуманитарных предметов могут быть политически стерильными.

Как видим, вопрос о политизации школьников действительно серьезен и непрост. И когда на него отвечает министр (давайте не будем забывать, что министр – по должности – самый главный образовательный политик!), мы вправе ожидать пусть сжатого, но ёмкого суждения на этот счет.

Но мы услышали, что вопрос просто не имеет смысла, поскольку «чтобы быть политизированным, нужно много знать. На сегодняшний день уровень знания истории, литературы, географии достаточно низкий… Что, они читают философов в массовом порядке? О какой политизации можно говорить?».

Фактически министр прямо и честно говорит нам: «К счастью, наши ученики образовательно и культурно настолько невежественны, их знания истории, литературы, географии настолько скудны и примитивны, что никакой опасности их политизации не существует – они ее просто не в состоянии воспринять».

Что же касается подросткового протеста – я согласен с министром, он «есть всегда», поскольку его природа – чисто возрастная. Но получается, что если плохие взрослые «иногда им пользуются», то у них ничего не выйдет – подростки-то необразованные, а, как было сказано, «чтобы быть политизированным, нужно много знать». Таким образом, круг рассуждений министра о политизации школьников диалектически замкнулся.

…Как бывший чиновник, я понимаю, что министр посылает своим коллегам по исполнительной власти сигнал: никакой масштабной политизации школьников нет, никаких сверхмер принимать не нужно. И эта позиция заслуживает как минимум уважения – взять на себя ответственность осмелится не каждый!

Но «доказательная база» могла бы быть более убедительной, на мой взгляд, это я уже как историк заявляю. Дело все-таки не в уровне знаний, чаще бывает как раз наоборот, дело в том, чтобы в школе, а не на улице, дать подростку возможность выразить свой социальный и политический темперамент.

Вместе со школьниками выработать способность отстаивать свою точку зрения без силовых действий и нарушений закона. Как справедливо заявляет О.Ю. Васильева, подростковый протест не искоренить, значит нужно сделать его содержанием образования, для общественной пользы, в рамках занятия в школе, а не уличного побоища. И научить подростков сопротивляться манипулированию со стороны тех, кто «иногда им пользуется».



Новости





























































Поделиться