Образовательная политика // Статья

Путин не успел поговорить с губернатором Краснодарского края

Что запомнилось корреспондентам «ВО» на пресс-конференции президента.

Путин не успел поговорить с губернатором Краснодарского края
Фото: kbrria.ru

19 декабря мы провели более четырех часов на пресс-конференции с президентом страны среди прочих 1850 представителей СМИ. Величина плакатов и яркая одежда в этот раз значения не имели. Вопросов «про котиков» практически не было, но и про школьное и дошкольное образование, к сожалению, тоже, несмотря на то что плакатов с триггерами «школа», «детский сад», «образовательные стандарты», «образование в беде» и пр. – сколько угодно.

Мы планировали задать два вопроса. Первый – про новый вариант образовательных стандартов, предложенных Минпросом, необходимости наложить мораторий на изменение действующего и создать вневедомственную комиссию, которая подготовит проект переработанных стандартов с учетом образовательных потребностей, интересов и особенностей сегодняшних детей и научно-технических достижений.

Второй – про закрытие Лицея Щетинина и атаку на него Министерства просвещения весь последний год. Нам свои вопросы задать не удалось. (Впрочем, как и другим представителям СМИ про образование. За 4,5 часа не было выбрано ни одного вопроса про школу и детский сад, что наводит на печальные мысли о том, как малозначительны проблемы системы образования в сравнении с изменением климата, оборонкой, международными отношениями, пенсиями, выходными днями и другими, на самом деле важными социальными проблемами.)

Публикуем фрагменты, близкие по тематике «ВО».

Против насилия или за закон против насилия?

Владимира Путина спросили о его отношении к законопроекту «О домашнем насилии», который сейчас широко обсуждается. Он сказал, что еще не успел с ним ознакомиться, но отметил, что ему подробно рассказала содержание спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко.

В конце ноября Совет Федерации России опубликовал проект закона о домашнем насилии, который скоро поступит на рассмотрение в Госдуму. Документ вызвал общественный резонанс. Одни считают, что эти поправки защитят жертв домашнего насилия, другие – что они угрожают семейным ценностям.

По словам президента, у него остались смешанные чувства: документ нужно спокойно обсудить и только после этого принять окончательное решение.

Путин подчеркнул, что он против насилия. По его словам, это признак низкого уровня культуры, если кто-то качает права при помощи кулаков.

«Я против любого насилия, в том числе в семье. Особенно в отношении детей и женщин. Нужен ли закон? Давайте спокойно обсуждать. Надо понять, что в каждой из статей».

Президент напомнил, что за часть правонарушений можно наказать и в рамках действующего уголовного законодательства.

Разгром школы Щетинина

О закрытии школы Михаила Щетинина мы не смогли задать свой вопрос, а главному редактору газеты «Президент» Сергею Комкову это удалось. Плакат в его руках сообщал о том, что «обижают ветеранов», об этом, собственно, он рассказал Путину в первой части своего вопроса. А вторая была посвящена одной из лучших в стране по патриотическому воспитанию школе:

«В Краснодарском крае закрыта и практически готовится к ликвидации уникальная школа. Чиновники краснодарского министерства образования при поддержке Минпросвещения России уничтожают эту школу. Они довели до могилы самого Михаила Петровича Щетинина, который 10 ноября этого года скончался, а теперь уничтожают сам лицей. Вопрос простой: не пора ли положить конец всем бесчинствам краснодарских чиновников?» – сказал Комков. Он также отметил, что результаты журналистского расследования издания, в котором говорится о травле школы, переданы в следственные органы.

В недавнем материале "ВО" был опубликован диалог Ольги Васильевой с Артёмом Соловейчиком. Министр заявила буквально следующее: «Пока это хоть сколько-то в моей власти, лицей будет закрыт. И если даже суд решит сохранить лицензию, я сделаю все, чтобы доказать, что и лицей, и все вы, кто за него ратует – тоталитарная секта, и тогда вам мало не покажется. Так и передайте своим. Если еще кто-либо встанет на защиту лицея, я дам ход очерняющим лицей и его создателя документам, инициирую уголовные дела… Так и передайте своим».

Путин ответил, что впервые слышит об этом. Но пообещал поговорить о школе с губернатором Краснодарского края Вениамином Кондратьевым.

«Когда вы признаете своих детей?»

Один из самых провокационных и живых вопросов задала корреспондент «Русской службы Би-би-си» Фарида Рустамова. Он был посвящен бизнесу Катерины Тихоновой и Марии Воронцовой. Публикуем вопрос-ответ без изменений:

«Четыре года назад, когда вас спрашивали мои коллеги о родстве с вашей младшей дочерью Катериной Тихоновой, вы сказали, цитата, что ваши дети “не занимаются политикой, бизнесом и вообще никуда не лезут”. Но с тех пор ситуация как минимум изменилась. Компания “Иннопрактика”, директором которой является Катерина Тихонова и учредителем которой является государственное бюджетное учреждение МГУ, за прошлый год заработала полмиллиарда рублей. Компания “Номеко”, доля в которой есть у вашей старшей дочери Марии Воронцовой, на деньги компании “Согаз” строит одну из крупнейших клиник сейчас в Ленинградской области. Этим двум женщинам в бизнесе помогают ваши старые друзья, чиновники, госкомпании. Мы видим, что этих двух женщин часто стали показывать по телевизору. Их имена все уже знают, все знают их внешность. Это такой секрет Полишинеля. У меня вопрос: когда вы признаете, что они ваши дети, и когда они станут публичными, открытыми для общества, как дети других мировых лидеров?»

Владимир Путин на вопрос о родстве не отреагировал, а часть, касающуюся бизнеса упомянутых женщин, прокомментировал развёрнуто:

«Вы сейчас сказали про вопросы, связанные с бизнесом. Упомянули одну женщину, упомянули вторую. Вы же не все рассказали, наверное. Упомянули какие-то их личные доли там, упомянули объем этого бизнеса. Вы же ничего этого не сказали, вы просто обозначили факт, а этого недостаточно. Вы тогда поковыряйтесь подробнее, и вы поймете, какой у них на самом деле бизнес и есть ли он как таковой. Значит, и кому там что принадлежит, и кто что помогает.

Вопрос с “Иннопрактикой” уже фигурирует давно. Это инициатива ректора Московского государственного университета. Насколько я себе представляю, поскольку я председатель попечительского совета МГУ, связано это с желанием, мне кажется, абсолютно законным и правильным желанием наших высших учебных заведений сочетать возможности нашей науки и образования с реальными потребностями наших производителей и выгодополучателей внутри российской экономики. Мы очень часто закупаем за границей, в том числе в Великобритании, то, что можем производить сами. Вопрос в соединении того, что мы можем генерировать сами, и того, что требуется нашим предприятиям при определенных закупках. Вот “Иннопрактика” по сути, ее деятельность вся посвящена именно этому. Вот в этом весь смысл создания “Иннопрактики” применительно, главным образом с этого началось, к Московскому государственному университету. Там очень много талантливых людей, которые готовы предложить свои инновации, но нужно, чтобы они были известны нашим выгодополучателям, нашему бизнесу. И чтобы они могли этим воспользоваться. Вот это такое звено между наукой, образованием и нашим реальным сектором экономики. Вот они чем занимаются. И дай им бог успеха, чтобы они добились там зримых, желаемых всеми нами результатов.

Что касается второго направления “медицина” – там, по-моему, у них на сегодняшний день все, что составляет так называемый акционерный капитал, приближается к нулю. Но это очень интересное направление, связанное с применением высоких технологий в сфере медицины. Имею в виду, что у нас убыль населения в 260 тысяч за этот год – неприемлемые для нас цифры. Все, что связано со снижением смертности от внешних и внутренних факторов, все, что связано с развитием медицины, является одним из приоритетов Российской Федерации. Я думаю, что эту работу надо только поприветствовать».



Новости





























































Поделиться