Качество образования // Статья

Авторские школы – центры развития образования

Что бывает, когда все по-честному: авторская школа задает в городе образовательную политику, но двум медведям…

Авторские школы – центры развития образования
Фото: webstage.bg

Как защитить школу?

История нашего Открытого бизнес-колледжа как инновационного образовательного учреждения начинается в 1994 году, когда он официально был зарегистрирован. Его рождению предшествовала организационно-деятельностная игра 1993 года, которую проводила в Междуреченске Школа культурной политики под руководством Петра Щедровицкого. Игра называлась «Разработка контуров развития монокультурного города в условиях быстро меняющейся политической и экономической ситуации». Основная проблема, выделенная в коллективной работе на оргдеятельностной игре, – кадры. Тогда нужны были новые люди, по-иному думающие и по-иному делающие. Возникла идея создать «Открытый бизнес-колледж», который будет готовить «других людей». И в 1994–1997 годах реализовывалась программа «Открытое высшее образование для российских регионов». Руководителями программы стали П.Г. Щедровицкий и В.Л. Авксентьев.

Надо сказать, что город Междуреченск – это колыбель забастовки шахтеров 1989 года, которая спровоцировала перемены в политической и экономической жизни страны. Вслед за шахтерами забастовали и педагоги. Это привело к тому, что в 1990 году произошла смена руководства системы образования города. Пришел новый думающий руководитель – Владимир Петрович Саенко. Началось движение педагогов за изменение содержания образования.

С 1990 по 1994 годы учителя, руководители школ и управленцы начали ездить по всей стране и за рубеж знакомиться с новым содержанием образования. В городе появились новые концепты развивающего обучения: школа Монтессори, Вальдорфская педагогика, мыследеятельностная педагогика Щедровицкого.

Благодаря Вячеславу Лозингу, открывшему в Кемерово филиал сибирской Школы культурной политики, и его участию в Ассоциации развивающего обучения Эльконина–Давыдова в регионе активно стали появляться школы, с технологией развивающего обучения в начальных классах. Всего за пять лет классы развивающего обучения успели завоевать доверие у родителей. Но не все педагоги смогли выйти на уровень содержательного обобщения и перестроить обучение, а в первую очередь – свое мышление. К тому же необходимо было перестроить все образовательное пространство школы.

Поэтому рядом с открытым бизнес-колледжем для старшеклассников Междуреченска появилась школа, сначала семь классов, переведенных из разных школ города в одно место, а затем, через год, – полная школа с 1-го по 11-й класс, где по методике развивающего обучения Д.Б. Эльконина–В.В. Давыдова учились дети начальной школы, а в средней школе – только часть предметов преподавались по этой методике, но было при этом много дополнительных программ, связанных с развитием мышления. Эта школа стала Центром образования.

К 2000 году Ассоциация развивающего обучения Д.Б. Эльконина–В.В. Давыдова, начинает создавать сеть школ, реализующих концепцию подростковой школы РО на предметах естественнонаучного цикла. Центр образования включается в этот эксперимент по апробации системы учебных материалов для подростковой школы РО и вовлекает в него еще две школы города Междуреченска – № 1 и № 25.

В городе была создана сеть школ развивающего обучения, где на предметах естественнонаучного цикла (физика, химия, биология, география, математика) вместо уроков использовалась система погружений, обучение продолжается в мастерских и лабораториях. В нашей школе все дети участвовали в эксперименте, поскольку у нас было по одному классу в параллели. В двух других массовых школах в эксперименте было несколько классов подростковой школы.

Все три школы активно пользовались ресурсами друг друга: кабинетами (в лучших – проводились мастерские и эксперименты), методической базой, преподаватели замещали друг друга на погружениях, могли сравнивать результаты знаний учащихся. Появилось городское методическое объединение учителей предметов естественнонаучного цикла. Совместно велось предметное тьюторство самостоятельных исследовательских работ школьников, сопровождение школьных проектов, подготовка к олимпиадам.

Таким образом, мы реализовывали модель школы развивающего обучения, в которой обучение в основной школе с 1-го по 9-й класс в большинстве предметов было по технологии развивающего обучения Д.Б. Эльконина–В.В. Давыдова. Ученики показали прирост знаний на предметах естественнонаучного цикла на 25% выше, чем до эксперимента.

В 2005 году школа прошла очередную аккредитацию с учетом участия в эксперименте и у нее появился диплом и статус Федеральной экспериментальной площадки .

Фонд «Перспектива», некоммерческое партнерство «Перспектива», некоммерческая организация «Сибирский институт технологий управления», поддерживали школу 12 лет. И потом школа закрылась. Почему?

Официально. Школу закрыли потому, что одному из зданий был нужен капитальный ремонт. В 2006 году денег в бюджете не было, поэтому школу «слили с большой», а не путем реорганизации двух школ. Поэтому коллектив и детский (250 школьников), и педагогический (50 учителей) оказались под другим руководителем и в другой системе организации образовательного процесса, что совершенно изменило структуру образовательного процесса, а через некоторое время Совет школы (родители) подали в суд на администрацию города.

Неофициально (версия). Руководитель системы образования, сменившийся в 1997 году, специально заказал экспертизу здания, чтобы закрыть учреждение.

Причины. Например, при прохождении аттестации и аккредитации школе пришлось напрямую, минуя все городские и областные структуры управления, обратиться в Министерство образования, чтобы в комиссии по аттестации был представитель РО, поскольку школа работала пять лет по экспериментальным материалам, при этом придерживалась всех рекомендаций.

В отличие от других школ, которые в формальных документах не указывали конкретных условий (вели двойную бухгалтерию), у нас было все по-честному. В частности, у нас была безотметочная система оценивания (в журналах не стояли оценки), городские администраторы перед аттестацией заставили оценки поставить, что и привело нас к мысли о звонке в Министерство образования. Впоследствии в аттестационную комиссию включили специалиста по РО Зинаиду Лозинг.

Центр образования фактически задавал в городе образовательную политику, а, как известно, «двум медведям в берлоге не место».

Одной из возможных причин закрытия могло стать то, что школа занимала помещения двух бывших детских садов, помещения вполне можно было передать коммерческим структурам, а в то время это делалось часто.

Какие последствия

В результате судебного процесса, а судебное разбирательство длилось три года, сменилось три судьи. Такой долгий срок способствовал тому, что некоторые наши классы не расформировали, они обучались в том же самом составе, как учились в Центре образования, и старшие дети смогли закончить школу. Часть учащихся, примерно ¼, перешли в другие школы. Все школьники довольно спокойно перенесли процесс адаптации к другим условиям, поскольку умели самостоятельно учиться, но ощущали необходимость в другом типе преподавания и в содержательном общении.

Через три года некоторые из истцов (родители учащихся) потеряли свой статус, так как дети, интересы которых они представляли, окончили школу.

Вследствие долгого процесса помещения школы остались муниципальными и были перепрофилированы, одно – под детский сад (конечно, нашлись деньги на его капитальный ремонт), а другое передали структуре дополнительного образования.

Дело мы выиграли, но энергии для следующего действия уже не было, да и никто нам ничего не собирался возвращать - ни новое здание, ни бюджет, да и ситуация была нетривиальная.

Большая часть педагогов ушли из «большой» школы, где уже не было места для совместного действия, сменив систему образования на другие сферы.

Тогда, в 2006 году, наш центр был первой ласточкой, после нас «посыпались», стали закрываться школы, которые не выдерживали политики укрупнения и единообразия содержания образования.

Что делать, чтобы не...

  1. Для экспериментов, апробации содержания образования, деятельностного подхода к организации обучения необходимо уходить от формальностей, никакие статусы (в том числе и статус федеральной площадки) не могут повлиять на муниципалитеты, а именно в них существует школа.
  2. Спустя 25 лет снова поднимается волна недовольства родителей традиционным образованием и растет число тех, кто уходит из школы (семейное обучение и др.). Надо дать право учреждать образовательные организации союзам, сообществам родителей, сообществам профессионалов, корпорациям, с обязательной долей госбюджета на одного ребенка. Они смогут более современными методами формировать бюджеты и задавать современные требования к организации образовательного процесса.
  3. В числе учредителей образовательной организации (школы) могут быть и представители муниципалитета или субъекта (как сейчас в корпорациях представлено государство), тогда возможно на паритетных основаниях формировать требования к содержанию образования и к укладу школ и менять ситуацию.
  4. Школы должны входить в «цепочки добавочной стоимости» – в комплексы (детский сад – школа – колледж – вуз – корпорация (фирма)) в соответствии с формируемыми компетенциями, чтобы можно было формировать объективные требования к каждой ступени и переходу. Должна быть возможность свободного входа и выхода (перехода) на разных этапах и в разные цепочки.
  5. Открытость не должна мешать безопасности, для этого есть искусственный интеллект и современные системы сопровождения детей.
  6. Институты повышения квалификации должны стать независимыми Центрами компетенций в системе и формировать свои услуги, исходя из потребностей конкретных учителей и школ.

Записала Нина Добрынченко-Матусевич




Новости





























































Поделиться