Образовательная политика // Тема дня

Благословение на раскол: крестовый поход против либерализма


Благословение на раскол: крестовый поход против либерализма
Джордано Бруно: памятник в Риме

На днях Патриарх Московский и всея Руси Кирилл на вечере памяти митрополита Ленинградского и Новгородского Никодима назвал греховной идею либерализма. По его словам, либеральная идея предполагает (цитирую точно) «поставление в центр жизни самого человека, а не Бога».

Когда я вижу подобную позицию патриарха, то могу сказать, что это точная диагностика ценностной доминанты либерализма. Патриарх в этом диагнозе и прозорлив, и прав в своей системе отсчёта. Либерализм в центр духовной жизни, в центр системы мировоззрения ставит личность человека, а не Бога как творца мироздания.

Вопросы заключаются в другом: что стоит за этим диагнозом? Какое послание обществу несет диагноз патриарха?

За этим диагнозом стоит противоборство в атмосфере различных ценностей и различных мировоззрений в современной России.

Один их моих коллег, замечательный философ Евгений Ивахненко, выделяет в развитии духовной жизни России пороговые переломные и допороговые стабильные периоды. Он пишет, что в пороговые периоды обостряется борьба за ценностную доминанту в российской жизни. На мой взгляд, это борьба за идеологию как конструирование мотивации поведения больших и малых социальных групп, мотивации каждого человека. Пороговая ситуация в России, связанная с духовенством, с конкуренцией государственной, церковно-религиозной и общественно-политической систем ценностей, в жизни проявляется в различных идеологических кризисах. Прежде всего в вакууме ценностей.

И когда Патриарх всея Руси говорит, что в центре духовной жизни России с позиции либерализма стоит именно личность, он рельефно высвечивает самую суть либерального мировоззрения. Вместе с тем в христианской системе постановка личности в центр мира интерпретируется как грех, как инакомыслие, как вероотступничество. И тогда на первый план фокусировки массового сознания выходят вопросы поиска источников греха: кто виноват во всех трагедиях и драмах нашей жизни? Кого назначить на роль главного злодея, кого превратить в «неверного»? На кого направить громы и молнии народного гнева?

Сама постановка подобного вопроса из уст духовного лидера по большому счету является благословением на раскол, благословением на духовные, идеологические, в том числе на политические погромы. Особо отмечу, что, в отличие от христианской идеологии, для которой «нет ни Эллина, ни Иудея», нет ни консерватора, ни демократа; в которой сакральна формула «Богу – богово, а Кесарю – кесарево», дискурс патриарха, по сути объявляющего крестовый поход против либерализма, совпадает с дискурсом Кесаря.

За все беды России, за её тревоги, за разруху в умах и головах патриархом назначен главный злодей, главный носитель смуты и возмущения – либерализм.

Когда мы ищем виновника всех бед жизни, мы выносим на духовную и политическую повестку дня вопрос: кого ненавидеть? И тем самым мобилизуем массовое сознание россиян не на гуманизацию, не на консолидацию сил, а на раскол.

И в данном случае за словами патриарха рельефно обозначена для верующих мишень, куда должны быть направлены стрелы ненависти.

За этим в пороговой ситуации, в ситуации борьбы мировоззрений или, как говорит Илья Пригожин (нобелевский лауреат, физик, философ, Прим. Ред), ситуации бифуркации мудрое понимание патриархом того, сколь высока вероятность, что религиозная система может утратить своё доминирующее влияние на поведение многих граждан нашей страны. Именно поэтому продемонстрированы две разных системы мировоззрения. Я бы сравнил их с системами мировоззрения Птолемея и Коперника. В религиозной системе мировоззрений центр Вселенной, центр космоса – Бог как творец мирозданий.

В либеральной системе мировоззрения – личность, ответственная за свои дела, свои деяния и свои поступки.

В психологии подобного рода различия называются различиями между внутренним и внешним локусом контроля в поведении личности.

Любая религиозная система всегда имеет внешний локус контроля. В ней есть тот, кому я могу задать вопрос, тот, кто может отпустить мне грехи, тот, кто может взять на себя принятие решения и ответственность за мои поступки; кто может простить и дать ту или иную духовную индульгенцию за мои действия.

В либеральной системе ценностей мотивы и поступки выносятся на иной суд – суд пред самим собой. «Зависеть от царя, зависеть от народа – Не все ли нам равно?», – я бы мог продолжить эту цитату А.С. Пушкина словами «Самостоянье человека – залог величия его».

Пушкин ставит в центр мировоззрения именно личность. Личность сама ответственна за выбор жизненного пути.

Наш жизненный путь – это история сотканных и отклонённых альтернатив, история того, кем мы могли бы стать и не стали.

Говоря о различных мировоззренческих системах, я отчётливо понимаю и хочу акцентировать внимание, что любая религиозная система, в том числе столь знаковая для России система духовных ценностей, которая передается такой аксиоматикой нравственности, как Библия имеет свою психотерапевтическую функцию: когда ты знаешь, что есть тот, к кому можно обратиться за помощью, то тем самым ты снимаешь с себя бремя выбора в очень многих ситуациях.

Поэтому религия в разные времена была уникальнейшей психотерапией, ценностной психотерапией снятия неопределённости.

Вместе с тем в моём сознании присутствует диалог, который в своё время шел между двумя значимыми для меня людьми. Один из них – Фазиль Искандер, другой – протоиерей Александр Мень. В диалоге Искандер, обращаясь к Меню как к одному из лидеров российской духовной мысли, спрашивает: «А кому жить сложнее – верующему или неверующему человеку?»

Александр Мень отвечает: «Куда сложнее неверующему. У вас нет духовного посоха, как у верующих. Нет точки опоры. Вам всё приходится совершать и делать самим. В отличие от этого у нас, слава Богу, есть Бог, который так или иначе выступает для нас как великая ценностная опора в жизни».

Вот ответ Меня. Он проливает во многом свет на то, что мы обсуждаем.

Еще раз обращаю внимание, что рефлексия, сделанная патриархом – точный диагноз сути либерализма, за которым стоит борьба мотивов разных этических и духовных групп за мировоззрение, за картину мира.

В религиозной картине мира личность человека, его свобода, его достоинство, его право на принятие решения интерпретируется как ересь, как грех. Греховно, когда человек забывает, что он – раб, «Раб божий», а не свободная личность. Поэтому в истории цивилизации именно либералы воспринимались нередко как еретики – носители беспорядка, хаоса и смуты. Достаточно вспомнить судьбы Джордано Бруно, Чаадаева, Сахарова. Судьба Чаадаева связана именно с тем, что он был источником либерального мировоззрения, центром которого выступает Человек.

Поэтому для нас важны слова патриарха. Они ещё раз помогают нам понять, в какой пороговой ситуации мы с вами находимся, когда в России ищутся различные пути дальнейшего движения в её многострадальной и замечательной истории. И сколько бы в этой истории ни было драм, сколько бы в ней ни было побед, я занимаю позицию гражданского стоицизма. Позицию, в которой человек в своих делах и поступках ищет опору в себе самом, в том гражданском обществе, которое Антуан де Сент-Экзюпери назвал «Планетой людей».

Александр Асмолов,
заведующий кафедрой психологии личности факультета психологии МГУ,
профессор, член СПЧ



Новости





























































Поделиться