Блоги // Статья

Учебник литературы как школьный предмет?

Что изменилось в школьном предмете «литература» за последние 80 лет с небольшим, можно продемонстрировать на примере обычных школьных учебников разных поколений. Точнее, не на самих даже учебниках, а на их… толщине.

Учебник  литературы как школьный предмет?

Для сравнения возьмем учебники 8-го (позднее – 9-го) класса – того самого, в котором на протяжении всех этих лет русская литература изучалась ab ovo: с древнерусской книжности – и до первой трети XIX века (лишь некоторое время выходя за рубеж пушкинской эпохи).

Итак, учебники первого поколения по литературе 1934 года (авторы – Г. Абрамович, Ф. Головенченко) были 11 печатных листов, 175 страниц.

Но уже через пять лет объем учебника более чем удвоился – второе поколение учебников Н. Поспелова и П. Шаблиовского (1939) – 25,56 п. л. (343 стр.).

Судьба этого учебника-долгожителя очень интересна: сперва он стал увеличиваться в размерах и в 1946 году достиг 27,89 п. л., 360 стр., но затем постепенно начал уменьшаться – и к 1953 году похудел до 20,09 п. л. (увеличение же при этом количества страниц до 392 обусловлено тем, что учебник стал существенно меньшего формата) .

В то же время появляется в качестве «экспериментального пособия» третье поколение учебников в 8-м классе это авторский учебник С. Флоринского, в 1954 году его объем – 17,75 п. л., 281 стр., через семь лет он не сильно увеличится в размерах (18,5 п. л., 296 стр.).

В 1968 году ему на смену в 8-м классе приходит учебник четвертого поколения – под ред. Н. Громова. В 1968 году он еще помещался в один том и составлял 22 п. л. (351 стр.) – почти на 5 листов больше своего предшественника.

По этому учебнику учились еще в годы перестройки: только в середине 90-х не в РСФСР, но в РФ появляется не один, а целая россыпь обновленных учебников.

Чтобы не утомлять вас обилием цифр, пропустим этот период и назовем только три учебника из более чем полутора десятков, самых популярных, возникших как раз во второй половине девяностых–нулевые годы и благополучно доживших до нашего времени – по ним сейчас учатся наши дети. Все они – в двух томах, все – не «практикумы» и не «учебники-хрестоматии», то есть состоят главным образом из литературоведческого, биографического и литературно-критического материала.

Литература. 9-й класс. Под ред. В. Маранцмана (2014). 36,04 п. л., 639 стр.

Литература. 9-й класс. Под ред. В. Коровиной. 4-е изд. (2017). 40,03 п. л., 814 стр.

Литература: учебник для 9-го класса. С. Зинин, В. Сахаров, В. Чалмаев. 4-е изд. (2016). 50 п. л., 800 стр.

Итак, за 80 с небольшим лет учебник по литературе для 8-го (9-го) класса «поправился» примерно в 3–4,5 раза. Это означает, что, по идее его авторов, а также чиновников Министерства образования, любой школьник за 9-й класс, помимо обязательного списка, должен как минимум один раз прочитать литературоведческий текст объемом в 650–800 страниц (не останавливаясь на вопросе, действительно ли хоть кто-нибудь читает в этом возрасте учебники,смеем напомнить, что в том же классе еще есть довольно объемные учебники по истории, обществоведению, по предметам естественно-научного цикла, тоже предназначенные для вдумчивого, внимательного чтения).

Когда семь из 19 пришедших к тебе на первый урок десятиклассников, учившихся до этого в других школах, признаются, что не успели пройти в школе «Мертвые души», которыми обычно заканчивается литературный курс основной школы, ты с особым теплом думаешь об этих сотнях страниц, безусловно, куда более важных для прочтения в 9-м классе, чем поэма какого-то Гоголя, до которого дело может и вовсе не дойти. Да ты и сам знаешь, что большинство твоих ответственных коллег – рассчитывающих, что их ученики после 9-го класса придут к ним в старшую школу – предпочитают похождения Чичикова разбирать в 10-м классе; правда, тогда не хватает времени на Чехова, но его можно перебросить уже в 11-й класс, остатки времени посвятив беглым набегам в ХХ век и обстоятельному повтору классики.

Впрочем, положа руку на сердце, можно признаться еще и в том, что школьный предмет «литература» давно уже и не предполагает обязательного чтения всех этих объемных и не всегда понятных текстов позапрошлого века: уже учебники позднесоветского времени представляют собой обстоятельный и услужливый пересказ основных произведений с обильными цитатами (занимающими, к примеру, в некоторых из них чуть не половину главы о «Евгении Онегине») и комментариями по поводу тех аспектов художественной формы и содержания, которые имеет смысл заучить, так как именно их скорее всего и спросят на итоговой государственной аттестации…

В идеале, правда, было бы, чтобы и учебник такой был один, единый – чтобы не получилось, что ты выучил то, что указано обязательным для запоминания в одном учебнике, а составители экзаменационных заданий равнялись совсем на другой учебник. Но, как мы знаем, некоторые из наших чиновников давно уже озаботились этой проблемой: идея единого учебника – пусть пока и единого в двух-трех лицах – давно уже витает в воздухе.

Непонятно только одно – почему предмет до сих пор называется «литература», а не «Учебник литературы»: все-таки «литература» – это прежде всего про чтение художественных произведений, про «над вымыслом слезами обольюсь» и про «образ мира, в слове явленный». Правда, такое чтение – увы! – не способно само по себе сказать, что конкретно спросят тебя на экзамене, для этого нужен учебник да еще, наверное, краткий пересказ текста, отжимающий из него все второстепенное – не с точки зрения читателя, конечно, а с точки зрения экзаменатора, спрашивающего только «самое главное» и на «мелочи» не разменивающегося.



Обсуждение

{{ comment.user }}
{{ comment.date }} / Ответить

Ответ на сообщение от {{ comment.reply_date }}

{{ comment.text }}

Комментарий удален

Ваше сообщение будет первым!

Новое сообщение

Вы отвечаете на сообщение от {{ reply_comment.date }} Удалить ссылку на ответ

Отправлять сообщения могут только авторизованные пользователи.
Ваше сообщение будет первым!

Новости































Поделиться