Культура // Статья

Петр Мамонов: «Любовь – это вымыть посуду вне очереди»

Актер, музыкант и поэт Петр Мамонов умер 15 июля на 71-м году жизни. Он был основателем и солистом группы «Звуки Му», играл в театре и снимался в кино. Публикуем его самые яркие цитаты.

Петр Мамонов: «Любовь – это вымыть посуду вне очереди»
Фото: svetlanabobrova.ru

Про воспитание

Когда мне было лет 16, бывало, мама мне говорила: «Ты не мог бы сегодня переночевать у приятелей? Мы хотим с папой остаться одни». Ей уже было под 65. Свет этой удивительной любви озарял все мое детство.

Когда мне было пять лет, я украл деньги и мы пошли с товарищем покупать пистонные пистолетики. Мама, конечно, об этом узнала. Она взяла меня за руку, повела в «Петровский пассаж» и сказала, чтобы я отдал продавщице пистолетик и сказал, что я украл деньги. Я, конечно, ничего этого не произнес, но у меня были ручьи слез, и я этот случай запомнил на всю жизнь.

Детей надо воспитывать. Меня воспитывали. Я в 16 лет никак не хотел идти работать, и было сделано очень просто. Раньше был такой холодильник ЗИЛ, который закрывался на ключик – и от меня был закрыт холодильничек на ключик. Три дня я пальцы гнул, а потом я пошел работать. Жрать охота! Вот и всё.

Про любовь


Подлинный смысл жизни – любить. Это значит жертвовать, а жертвовать – это отдавать.

Любовь – это не чувство, а действие.

Не надо пылать африканскими чувствами к старухе, уступая ей место в метро. Твой поступок – тоже любовь. Любовь – это вымыть посуду вне очереди.

Надо встречать человека, всегда говорить выше его заслуг и достоинства, и это не будет человекоугодием. Тогда человек будет стремиться подняться до того уровня, который ты ему устанавливаешь.

Про богатство и счастье

Поверьте мне, всё можно делать – и ездить на «мерседесах», и иметь огромные дома – но что потом? Я не знаю ни одного богатого человека, который был бы счастлив. Я знаю тех, которые говорят: «Я два года сидел, в угол смотрел и понял, что, кроме как рубить капусту, я ничего в этой жизни не умею. Надо это же продолжать делать, но стал просто всё отдавать – втихую, без имени». И, говорит, жизнь изменилась вообще – и друзья, и жена, и всё-всё-всё стало складываться. <…>

То, что возьмем с собой в вечность, потрогать нельзя, и как раз этого мы не умеем.

Вроде, кажется, всё в порядке – а попробуй только тронь, как святые говорят. С какого боку ни тронь, всюду вонь. Сразу вонь пойдет. Обиды: «А как он мог? А сын грубит. Жена все деньги истратила», – и пошло-поехало. Ум – страж сердца, поэтому умом я все время себе говорю: неправ, неправ, неправ.

Про смерть

Конечно, смерть – дело небывалое. И боязно, и не хочется. Но только не так: «А, не надо об этом думать». Как это об этом не думать?

Только об этом и надо думать, потому что это единственное, что будет точно с каждым из нас.

Конечно, к этому надо готовиться. Я только начинаю бояться, когда я вижу, насколько я не готов к тому, о чем я с вами говорю, – к общению с Богом. А как я свои пластиночки оставлю? А как я свои эти проигрыватели? А дом?..



Новости





























































Поделиться