Образовательная политика // Колонка

ГУЛАГ: новый социальный лифт или дорога в никуда?


ГУЛАГ: новый социальный лифт или дорога в никуда?
Фото: Twitter

Глава ФСИН Александр Калашников предложил активнее использовать заключенных вместо трудовых мигрантов в России. Он подчеркнул, что «это будет не ГУЛАГ» – к такой рабочей силе проявляют интерес крупные компании и даже главы регионов. Таким образом, российская экономика может получить дополнительно 188 тысяч работников. По словам Калашникова, заключенные будут получать достойную зарплату и жить не в бараках, а в общежитиях.

Между тем журналистка РИА Новости Виктория Никифорова разразилась хвалебной одой в честь новой инициативы, сославшись как раз на опыт ГУЛАГа, где, по ее мнению, осужденные получали «путевку в жизнь» и «социальный лифт» благодаря работе на пользу государства.

«Правильно организованный, достойно оплачиваемый труд мог бы улучшить, а не ухудшить жизнь заключенных», – убеждена автор статьи.

Инициативу поддержали уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова и глава СПЧ Валерий Фадеев. Представители бизнеса подтверждают потребность в рабочих руках, но сомневаются, что у осужденных будет высокая мотивация к труду.

Мы попросили Олега Смолина отнестись к идее ГУЛАГа как социального лифта.


Статья Виктории Никифоровой произвела на меня, мягко говоря, странное впечатление. Некоторая доля правды смешана в ней с огромной долей агитации.

Во-первых, начну с того, что, как человек левых взглядов, я тем не менее не могу ни оправдывать, ни приветствовать ГУЛАГ. Условия там были чрезвычайно жесткими, что же касается соотношения уголовников и политических, то в 20-е годы в лагерях их было точно больше, а в конце 30-х – наоборот.

Во-вторых, в настоящее время многие заключенные работают.

Михаил Ходорковский в свое время шил рукавицы, а лучшая версия трудотерапии на зоне, по версии моих интеллигентных знакомых из Омска, имевших опыт отсидки – это работа в библиотеке.

Что же касается юридических аспектов, то современное законодательство позволяет привлекать осужденных к труду, и Конституционный суд соответствующий закон не отверг.

В то же время я уверен, что заключенные никогда не заменят трудовых мигрантов. Согласно проектам документов, подготовленных ФСИН, планируется привлечь к трудовой деятельности около 200 тысяч заключенных, в то время как количество рабочих рук, необходимых российской экономике, оценивается разными экспертами от одного до нескольких миллионов.

А если создать нормальные условия для российских граждан, то, думаю, многие из них охотно пошли бы на такую работу.

В-третьих, если верить документам ФСИН, привлечение заключенных к труду будет производиться на добровольной основе, и, по мнению специалистов, желающих будет достаточно много, потому что режим по сравнению с колонией ожидается более мягкий и зарплату они, как обещают, должны получать более или менее достойную.

Я, пожалуй, соглашусь с Викторией Никифоровой в том, что ситуацию стоит апробировать в пилотных проектах.

Например, предлагают привлечь заключенных на строительные работы на БАМе, и надо посмотреть, как это будет осуществляться на практике: дьявол, как всегда, кроется в деталях.

Если будут соблюдены все условия, которые прописаны в проектах документов ФСИН, то желающих сократить срок и получить более приличную зарплату и более мягкие условия содержания наберется немало.



Новости





























































Поделиться