Подростки // Статья

Мама, я твоя сын

Оскорбить гендерные чувства молодежи очень просто. Сегодня отличить мальчика от девочки не всегда получается с первого раза – практически все худые и одинаково одеты. При этом девочки все чаще стригутся «под мальчиков», а мальчики обзаводятся увесистыми косметичками.

Мама, я твоя сын
Иллюстрация: thevoxpopulis.com

Я – Вика, но меня называют Витей

Еще несколько лет назад 18-летнюю Вику называли милой, красивой девочкой. Густые черные волосы, нарядные платья, миловидное личико – просто куколка! Мамина гордость, папина радость. Но прекрасный лебедь превратился в гадкого утенка. По крайней мере так считают окружающие. Даже родители стали стесняться собственной дочери.

«Все началось в тот момент, когда я стала превращаться из девочки в девушку. Я по природе смуглая, ближе к восточному типу, так что богатый волосяной покров распространился чуть ли не на все тело. Мне было стыдно надевать платья, юбки и футболки. Мама купила мне бритву, показала, как правильно избавляться от повышенной лохматости. Но, сбрив волосы вечером, утром я просыпалась с щетиной, перед сном вновь приходилось хвататься за бритву. Спустя полгода я поняла, что проигрываю гонку за женственность. С тех пор я ни разу не брилась. Если вы увидите мои ноги, то подумаете, что это ноги брутального восточного мужчины, но никак не молодой девушки», – рассказывает Вика.

Нарядную женскую одежду быстро вытеснили штаны, толстовки и футболки с длинными рукавами. Девушка старалась укутать заросшие участки тела.

Все-таки маленький городок, все у всех на виду. То самое пресловутое «А что люди скажут» пересилило личный комфорт. Мама Вики сдержанно молчала, а папа попросил не ездить вместе с семьей на речку летом.

«Папа тогда сказал, мол, ну как ты в купальнике перед нашими друзьями покажешься. Что они подумают о тебе? Было обидно. Сначала я безумно стеснялась себя, но все-таки решила не идти на поводу у высочайших стандартов женской красоты провинциального городка. Еще и подстриглась под мальчика. Одноклассники и учителя, конечно, были в шоке. Меня даже стали называть Витей, а не Викой. Впрочем, на улицах меня действительно очень часто принимают за парня. Жалею ли я о чем-то? Нет. Мне так комфортно. А неверное восприятие меня другими людьми – их личные проблемы», – считает девушка.

Никитина косметичка

К внешнему виду 17-летнего жителя Краснодара Никиты привыкаешь не сразу. Стройная фигура, красивое лицо, аккуратный маникюр, броский макияж, длинные волосы и любимая шубка из искусственного меха. Со спины – стильная красотка, анфас гендерную принадлежность выдает плохо припудренная щетина.

«Я не понимаю культа женской красоты и вот этого “Мужчина должен быть чуть красивей обезьяны”. Если парню хочется подчеркнуть глаза, накрасить ногти или сделать косы, какие могут быть аргументы против? Немужественно? А что мужественно? Натягивать шорты до подмых и презирать дезодорант?» – говорит Никита.

Парень признается, что яркие макияж и одежда скорее для эпатажа. В обычной жизни он предпочитает немного подкрасить ресницы, покрыть ногти бесцветным лаком, выровнять тон лица пудрой и сделать красивую укладку. Выглядит это неброско и очень сдержанно. Педагоги и родители с облегченным вариантом красоты, кажется, смирились.

«Мама и папа были в шоке. Кричали, ругались, стыдили, а потом все как-то улеглось. Мама даже шутить пыталась. Говорила, что ее в школе заставляли стирать лак с ногтей, и она никогда не думала, что то же самое случится с ее сыном. Учителя отнеслись на удивление спокойно. Никто не истерил, меня просто попросили придерживаться официального стиля одежды и воздержаться от яркого макияжа. Я даже удивился, думал, орать будут. Так что правила школы я принял без особых возражений», – рассказывает Никита.

Как директор школы проколол ухо и что ему за это было

Директор столичной школы № 444 Павел Северинец признается, что в подростковом возрасте и сам был не прочь поэкспериментировать с внешностью. В конце 90-х годов он проколол себе ухо. В своем районе на севере Москвы он произвел настоящий фурор. У кого-то сережка в мальчиковом ухе вызвала неописуемый восторг и удивление, но не обошлось и без агрессии. С тех пор прошло больше 20 лет, и подобным самовыражением уже никого не удивить. Зато удивляют другие модные явления.

«На внешний вид школьников влияет прежде всего мода. Им хочется выделиться, немного поэпатировать – это нормально для подростков. Сегодня ребята предпочитают гендерно нейтральную мешковатую одежду, грубые ботинки, нейтральные цвета. Вне зависимости от пола ребята экспериментируют с прическами и цветом волос. Иногда со спины очень трудно определить, мальчик перед тобой или девочка. На внешний вид ребят также влияет социальное давление. В больших городах к экспериментам относятся спокойно, а в небольших населенных пунктах, где жив патриархальный уклад, гендерные различия проявляются гораздо четче», – считает Павел Северинец.

В моде мужская хрупкость и беззащитность

Стилисты считают, что классическая мужская красота и крепкое, физически развитое тело уходят в прошлое. Сейчас в моде мужская хрупкость и беззащитность.

Как это ни странно, но со стилистами солидарны психологи. Такая тенденция действительно есть, но здоровой ее назвать сложно. Специалисты подметили, что юноши стали страдать анорексией ничуть не реже девочек. Нередки случаи, когда мальчики становятся пациентами психиатров.

«Школьники могут скинуть порядка 20–30 килограмм и довести себя до тяжелого истощения. Причины анорексии могут быть разными, однако наиболее распространенными среди подростков считаются две – сложные отношения с родителями и недовольство собственной внешностью. Во втором случае подросток, как правило, считает, что привлекательным и красивым может быть только худой человек, и если ему удастся скинуть вес, на него сразу же обратят внимание. Это стереотип привлекательности болезненной худобы, который популяризируют интернет и соцсети», – говорит детский кризисный психолог Дмитрий Юрков.

Есть проблема? Иди к маме!

Психолог красноярской школы № 45 Николай Тихонов уверен, что истинных трансгендеров среди подростков крайне мало. Только один школьник из нескольких тысяч начинает самоидентифицировать себя с противоположным полом. Однако облегченно вздыхать рано. Проблема, по мнению специалиста, есть.

«Хоть и не в массовом объеме, но размытие гендерных границ все-таки происходит. Примерно 5–7% школьников перенимают поведение и стиль противоположного пола. Причем к этому больше склонны девочки», – отмечает Тихонов.

Специалист отмечает, что дело не только в моде, социальных сетях и кумирах. Проблему нужно искать в том числе и в семье. Во-первых, произошли ролевые изменения, дети все чаще видят сильную, волевую маму, которая «рулит». А папа… У многих ребятишек папы нет вовсе. Даже если он никуда не уходил из семьи и живет вместе с детьми и их мамой.

«Когда папа говорит, что он не знает, с какой стороны ему подойти к ребенку, он не так уж и не прав. Подходы к воспитанию детей сильно изменились. Если того же папу в детстве воспитывали кнутом и пряником, то сейчас применять кнут непедагогично. Все, у папы нет инструмента, пряник он даст, а вот чем заменить кнут, он не знает. Как донести до ребенка, что хорошо, а что плохо? Какой инструмент использовать? Кнут у папы забрали и не сказали, что дальше делать с ребенком. Самое простое в этой ситуации – отправить ребенка к маме, чтобы она сама разбиралась с ребенком. Таким образом роль отца в воспитании еще больше уходит на второй план», – считает психолог.

Тихонов считает, что размытие гендерных границ – уже не просто тенденция и субкультура, а новая культура, в которой нам предстоит жить еще очень долго.



Новости





























































Поделиться