Что происходит? // Тема дня

Строгих доказательств безопасности открытия школ и университетов на сегодняшний день в мире нет


Строгих доказательств безопасности открытия школ и университетов на сегодняшний день в мире нет
Фото: zen.yandex.ru

Как готовятся к новому учебному году школы разных стран? Что показал первый опыт открытия школ в мире? Наблюдался ли рост заболеваний после выпускных экзаменов?

На эти и другие вопросы отвечает старший специалист в области образования Всемирного банка Тигран Шмис.

– Как в разных странах готовятся к учебному году? Какие разрабатываются рекомендации по безопасности?

– На сегодняшний день 56 стран объявили, что они открыли свои системы образования, причем большинство этих стран сконцентрировано в Азии и Европе. В то же время в значительной части стран Северной и Южной Америки школьные системы остаются закрытыми, поскольку там ситуация с эпидемией тяжелее. Большие были ожидания у Индии, но сейчас там ухудшилась эпидемиологическая обстановка, и вряд ли эта страна вернётся к очным занятиям в ближайшее время, хотя летние каникулы у них завершаются в конце июня (в зависимости от штата).

Относительно недавно Всемирный банк, ЮНЕСКО, ЮНИСЕФ и Всемирная продовольственная программа ООН разработали рамочные правила по возвращению школ к учёбе, которые доступны на многих языках. В них обозначено, что нужно обеспечить в первую очередь до открытия систем, как производить переход к новому открытию и какие требования должны соблюдаться во время функционирования школы для безопасности учащихся, сотрудников, обеспечения учебного процесса.

Все три фазы детализированы по тематикам безопасности, обеспечения обучения, гарантии инклюзии и защиты участников образования.

Каждая страна принимает свои итоговые решения относительно открытия школ, но, по сути дела, мы говорим об общепринятых мерах предосторожности. Решение вопроса социального дистанцирования – это ключевой вопрос, на который каждая страна отвечает по-своему. По сути, решается задача уменьшения класса до 10–11 детей в одном помещении. Во многих открывшихся странах занятия распределяются по сменам, чаще всего запускаются дошкольные учреждения и начальные школы, а также классы, которые должны были сдавать экзамены. Средняя школа в отдельных землях Германии занималась по расписанию, где каждый уровень (5–9-е классы) учился один день в неделю очно, а все остальные дни онлайн. В большинстве открывшихся стран обучение реализуется через комбинацию онлайна и офлайна.

Кроме того, где это возможно, организуются занятия на открытом воздухе – это Дания, Нидерланды, Германия, Китай, Вьетнам, Южная Корея и другие. Как правило, осуществляется контроль за тем, чтобы дети соблюдали меры гигиены, не собирались в большие группы, также измеряется температура на входе. В большинстве случаев введен запрет на коллективные активности и мероприятия, чтобы большие группы людей не пересекались внутри школы. Знакомая нам по дошкольному образованию групповая изоляция реализуется сегодня как мера противодействия распространению коронавируса во многих системах.

Особый сюжет связан с доставкой детей в школы, если им нужно добираться до школ транспортом. До настоящего момента немногие страны выработали правила доставки детей транспортом и поведения во время проезда. Однако ношение масок и гигиена рук плюс дистанцирование чаще всего рекомендованы. Вход в школу сопровождается проверками температуры. При любых симптомах простуды у детей или сотрудников школ показана изоляция. Помимо соблюдения мер дистанцирования, рекомендован этикет при кашле и чихании.

Изменились и правила школьного питания. Чаще всего обеспечение школьников питанием становится обязанностью семьи. Как правило, дети приносят еду с собой и питаются в помещении.

– Разработаны ли специальные меры для педагогов?

– Для сотрудников во многих странах введено тестирование на коронавирус. И ещё одна мера безопасности связана с учителями, находящимися в зоне повышенного риска: это возрастные категории и люди, страдающие хроническими заболеваниями. Их освобождают от очных занятий или дают возможность вести онлайн-уроки.

– Планируют ли школы за рубежом открыться в привычные для них сроки или начало учебного года будет сдвигаться в зависимости от пандемической обстановки?

– В ряде стран были выработаны национальные рекомендации по открытию школ и идет подготовка к очному открытию школ в сентябре или продолжению обучения раньше в зависимости от календаря учебного года. Так, в США были выпущены национальные рекомендации, при этом каждый штат разрабатывает детализированные руководства. Великобритания также выпустила рекомендации национального уровня с целью открытия школ в сентябре.

Недавно проведенный опрос 116 стран по вопросу реагирования на COVID-19, который был организован Всемирным банком, ЮНИСЕФ и ЮНЕСКО, показал, что по разным уровням образования примерно 30% стран готовят очное открытие, и примерно 30% стран будут комбинировать меры сдвигов расписания и частичные открытия, начиная с сентября. Примерно 65% стран так или иначе изменили школьный календарь и примерно столько же стран планируют реализовывать программы по компенсации непройденного материала. Еще 65% стран намереваются адаптировать объем изучаемого материала на следующий учебный год и примерно 35% ожидают, что календарь следующего учебного года также будет подвержен изменениям.

Таким образом, в международной практике выработались как рекомендации, так и практики их реализации. Однако перехода к новой нормальности пока не произошло. Все реализуемые меры позволяют сдерживать распространение вируса и подтвердили свою эффективность, но общее ожидание систем – это возврат к деятельности школ в традиционном формате, без санитарных ограничений. Так, например, в Нидерландах с 1 июля рекомендовано снять 1,5-метровую дистанцию между учащимися в школах.

– Какое самое первое и главное условие, необходимое для принятия решения об открытии школ?

– Основной критерий – это снижающаяся динамика эпидемии. Так, во многих странах это – коэффициент R0, который связан с распространением инфекции в стране. Этот коэффициент показывает, сколько человек заражает один инфицированный. Этот показатель должен быть меньше единицы. Если он равен единице, это означает, что роста заболеваемости в стране нет, человек заражает только одного следующего, каждый следующий заражает ещё одного следующего. То есть у вас получается плоская кривая распространения, или плато, как теперь принято говорить. Величина меньше единицы свидетельствует о том, что распространение заболевания идёт на убыль, каждый человек заражает меньше, чем одного статистически. При таком значении коэффициента R0 уже можно рассматривать планомерное открытие экономик и учебных заведений.

Вместе с тем строгих доказательств безопасности открытия школ и университетов на сегодняшний день в мире нет. Например, после открытия школ и детских садов коэффициент R0 превысил единицу в Германии, Австрии, Франции, а в Израиле резко вырос до 1,3 и повлек повторное закрытие школ. Основная проблема состоит в том, что установить вклад открытия школ в рост числа заражений сложно из-за многочисленности одновременных мер, реализуемых странами во время открытия экономик.

– А в каких странах проходят или прошли выпускные экзамены в режиме офлайн?

– В большинстве стран – от Европы до Азии, в которых открыли школы. Кстати, экзамены – это одна из самых приоритетных причин открытия школ. Дети, которые принимают участие в экзаменационных процедурах перехода из школы в университеты и дальнейшие уровни образования – во всех странах основная когорта, получившая доступ к офлайну как на этапе подготовки, так и во время сдачи экзаменов. В США, например, многие штаты отменили стандартизированные экзамены.

– Наблюдался ли всплеск заболеваемости после экзаменов?

– Пока мы этого не наблюдаем. Но нужно понимать, что выпускники – это очень узкая группа подростков, в которой контролировать ситуацию проще, чем среди детей младшего возраста: они уже достаточно взрослые и самостоятельные, они не забывают мыть руки и соблюдать другие гигиенические нормы.

– В нашей стране сформировалось стойкое неприятие дистанционного обучения у большинства родителей, повторения многие боятся. Не случайно все высокопоставленные лица – от министра просвещения до президента – все чаще заявляют о начале учебного года в традиционном формате. А за рубежом есть подобные настроения: страх, отторжение от онлайн-обучения?

– Я могу сказать, что в разных странах замеряются настроения и отношение родителей к онлайну, и в большинстве стран, где онлайн запустили как экстренную меру компенсации образования, настроения среди общественности похожи на российские. На родителей легла довольно тяжелая нагрузка, многие сетуют на падение качества образования, необеспеченность базовыми средствами. В странах с низким уровнем доходов взамен очного обучения предлагаются радиопередачи, организуется доставка учебников, печатных материалов в семьи, чтобы дети могли с родителями что-то изучать. Особенно трудно приходится тем семьям, где у родителей низкий уровень образования. Поэтому, конечно, ситуация в разных странах разная, но настроения похожие.

Что касается цифрового неравенства, то эта проблема характерна и для государств с высоким уровнем доходов. Например, Германия сейчас запустила проект по обеспечению нуждающихся семей девайсами, выделив на эти цели полмиллиарда евро. Большая государственная программа по закупке компьютеров для детей и педагогов реализуется в Казахстане при поддержке Всемирного банка.

Эти затраты оправданны, поскольку, по большому счёту, если участники образовательного процесса не имеют технических средств, то в период дистанта они исключаются из учебного процесса.

Недавно был одобрен проект Всемирного банка в Турции, который предусматривает не только обеспечение семей гаджетами, но в долгосрочной перспективе создание качественных онлайн-платформ, электронных материалов.

В России нет дефицита цифровых ресурсов, проблема в том, что они не систематизированы и поэтому не могут найти применение в рамках унифицированной системы.

– С 1 сентября Министерство просвещения запускает эксперимент в рамках Нацпроекта «Образование» по апробации цифровой образовательной среды в 14 территориях. Одна из его задач – создание единой платформы «Моя школа», на которой будут сконцентрированы основные образовательные онлайн-ресурсы. Как вы оцениваете это начинание?

– Такие инициативы у нас предпринимались неоднократно, в том числе и в проектах с финансированием Всемирного банка в 2004–2008 годах. В результате за годы работы различных проектов были собраны большие коллекции цифровых ресурсов. Все они требуют систематизации, анализа и включения в интегрированную платформу онлайн -образования. По данным анализа Всемирного банка, представленного в специальном разделе Доклада об экономике России № 43, недостаток качественной платформы онлайн-обучения является основным ограничением, по мнению директоров школ.

Хочется надеяться, что в России появится новый проект в этой сфере, который не начнет эту работу «с нуля», а проведет ревизию того, что уже сделано, соберет лучшее из существующих наработок и компенсирует недостающие образовательные ресурсы, разместив все это на одной платформе. Уверен, что в России уже накоплен огромный потенциал, и при таком подходе онлайн-платформа станет очень достойным решением на уровне лучших мировых образцов.



Новости





























































Поделиться