Дистанционное обучение // Интервью

Учитель на дистанции


Учитель на дистанции
Фото: thesun.co

Молодые ребята, которые пару лет назад листали фотографии сверстников в Tinder и прогуливали пары в университете, теперь должны сходу окунуться в суматоху дистанционного образования. Zoom, Kahoot, Classroom – это инструменты, которыми всем нам нужно уметь пользоваться уже вчера. Поколение детей с компьютерами получило первый серьезный вызов именно в сфере IT. Как они справились, чем пользуются и что думают про этот неожиданный переход в онлайн-формат? Об этом мне рассказали молодые учителя из Санкт-Петербурга и Москвы Лера, Дина и Аня.

– Где вы работаете? Как проходил ваш обычный учебный день до пандемии коронавируса?

Лера. – Работаю в 58-й школе в Москве. Преподаю историю искусств. В неделю у меня всего один день, это четыре пары. Дети – с 8-го по 11-й класс. Обычно у нас совмещенные лекционные и семинарские занятия. Работа сложная, есть ощущение, что мой предмет не особо нужен детям, ведь нет ЕГЭ по истории искусств.

Дина. – Я работаю в московской гимназии. Рабочий день начинался в девять утра и заканчивался в три или четыре, по пятницам освобождалась в час. Раз в неделю я встречалась со своими учениками, которых готовила к ЕГЭ по истории и обществознанию.

Аня. – Работаю в частной школе в Санкт-Петербурге. Мой день начинается в 9.30 и заканчивается всегда в 17.30, у нас фиксированный график вне зависимости от количества уроков. Я работаю на кафедре литературы. У меня 5–8-е классы. Часто заменяю уроки в начальной школе. В первом и втором классах, меня просят об этом коллеги, с которыми мы хорошо общаемся.

Вообще у нас очень молодая школа, много молодых специалистов. Детей в классе в среднем 10–17 человек.

– Что изменилось сейчас? Какие материалы отправляете детям? Где берете информацию для дистанционной работы? Используете ли учебники? Как относитесь к пиратскому контенту в интернете?

Л. – Мы с ребятами работаем в Zoom, а формат остался прежним. Функционал платформы позволяет во время занятия отправлять материалы для практической работы. Как я учебники не использовала на своих занятиях, так и не использую. В учебнике нет человеческих эмоций, дети лучше запоминают эмоциональные рассказы учителя.

Конечно, пиратство – это плохо, но в наших у меня часто не получается использовать только легальный контент, часто нет условий для этого.

Д. – С 5-ми классами работаю на платформе РЭШ (Российская электронная школа), где они самостоятельно проходят уроки – смотрят видео, у них есть испытания для самопроверки. У нас есть своя система ЛМС в школе, где много материалов для самоподготовки: отрывки из учебников и источников, тесты и тренажёры по картам. Мы с кафедрой даже создали сайт на базе Google, где есть удобная навигация со ссылками на интересные материалы и фильмы по темам. Для нас главная задача – обеспечить самостоятельность детей. Результат они нам предъявляют в виде творческих работ, например, рецензия к фильму, за эти работы они могут получать оценки.

Я работаю и в десятых классах, некоторые ребята собираются сдавать ЕГЭ по моим предметам. Я с ними провожу онлайн-занятия по WhatsApp, потому что Skype и Zoom после наплыва аудитории в начале карантина плохо работали. Группы не более трех человек, чтобы подготовка была более эффективной, чтобы каждый мог задать вопрос, чтобы я, в свою очередь, могла всех контролировать. Тем, кто не сдает экзамен. я предложила несколько курсов на «Открытом образовании» и Coursera. Ребята с удовольствием проходят «Гендерную социологию» или курсы по экономике от НИУ ВШЭ. Сейчас мы отказались от прохождения новых тем, поэтому они углубляются в интересные им сферы гуманитарных и социальных наук. По итогу ученики присылают мне скриншоты с пройденными заданиями.

К пиратскому контенту я не прибегала, разве что видео на YouTube показывала.

А. – Сейчас в связи с ситуацией многие родители написали отказ от обучения вообще. Про себя скажу, что мне очень нравится работать с детьми, они дают сумасшедшую обратную связь. К сожалению, только это привлекает меня в работе учителя, несмотря на то что у меня «облегченный вариант». Все требования современной школы к детям, к учителям, к содержанию и выполнению программы я считаю устаревшими и заиндевевшими. Одни только педсоветы, на которых обсуждают личную жизнь детей, выжимают из меня всю жизненную энергию.

В школе нас попросили создавать чаты с учениками, куда можно будет скидывать те материалы, которыми мы пользуемся обычно: карточки, таблицы, тексты. Учебники нужны, но не часто. Пиратский контент часто бывает полезен, так как нужной информации иногда не найти на официальных источниках.

– Как вы проверяете работы детей, как они вам их сдают? Верите ли вы, если ребенок вам говорит, что у него не получается что-то пройти из-за технических проблем? Как решить эту проблему?

Л. – Домашних заданий я не задаю, поэтому с такой проблемой не сталкивалась.

Д. – Каждый ребёнок пишет мне на почту или звонит, чтобы я помогла разобраться с проблемой. Как правило, проблемы возникают из-за невнимательности. Трудности возникают и при работе с интерфейсами различных сайтов. Я стараюсь заранее высылать фотоинструкцию: как зарегистрироваться, где искать задания и т.д. Если речь о 5-х классах, мне обычно пишут родители. С РЭШ были реальные технические проблемы, потому что сайт упал из-за большого потока пользователей, поэтому я предлагала просто повременить с работой на этом портале. Сейчас он снова встал на ноги.

А. – Пока непонятно. У нас просто специфика школы в том, что ты знаешь, какой ребенок может соврать, а какой этого никогда не делает. Скорее всего, я начну задавать вопросы, попрошу скинуть скриншот. Обычно, когда начинаешь подробно узнавать, дети решают, что лучше не врать.

– Видеоконференции удобны? Дети уже пытались их саботировать?

Л. – Мне, конечно, неудобно. Я часто пользуюсь режимом докладчика в презентации, из-за отсутствия такого режима в этой программе у меня есть некоторые сложности.

Можно не отвечать на вопросы, игнорировать учителя, работать без видео и звука, включать функцию демонстрации экрана вместо учителя, это очень сильно сбивает. Но чаще дети делают проще, они не подключаются.

Д. – Мы используем видео- или аудиоконференции, в зависимости от того, как комфортно ребятам. Я не против, если кто-то не хочет появляться на видео, я ведь слышу каждого, мне этого достаточно.

А. – В школе установлен Zoom. В таком формате мы занимались с учениками, но индивидуально. Пока неясно, как будет осуществляться обучение всего класса и как держать внимание всех, кто находится в конференции.

– Как уместить большой объем информации, который требуется по ФГОС (Федеральный государственный образовательный стандарт), в формат самостоятельной работы? Это вообще эффективно? Какая мотивация должна быть у ребенка для онлайн-работы?

Л. – Они у меня и раньше самостоятельно не так много работали, у меня нет домашних заданий, все активности проходят во время пары. Если мы будем честны перед собой, некоторые дети, которые офлайн не работали, точно так же и сейчас не работают. Заинтересованным детям, мне кажется, теперь легче, потому что они в комфортной среде, дома. Но все-таки без живого общения с учителем ребенку очень сложно сосредоточиться, поэтому, мне кажется, дистанционный формат работы подходит только школьникам старшей школы. Гораздо проще в личном контакте помочь ребенку с мотивацией. Через веб-камеру все иначе.

Д. – Я считаю, что все зависит от самодисциплины ребёнка. Будем честны: есть ученики, которые даже в школьном классе не мотивированы принимать участие в образовательном процессе. Поэтому ситуация с мотивацией и успеваемостью вряд ли поменяется после изменения формата обучения. Заинтересованные ученики сдают больше творческих работ, спрашивают, что им ещё можно посмотреть, почитать. Мне кажется, дома можно успеть больше, чем в школе, если для тебя это действительно важно. Не нужно отвлекаться на организационные моменты, процесс не останавливается из-за того, что кто-то не понял или прослушал. Это хороший формат работы в индивидуальном комфортном темпе, нет зависимости от коллектива, который в большинстве школ формируется достаточно случайным образом. Хорошо, что у нас прекрасно работает психолог и классы сформированы гармонично, но дети все разные, они живые люди.

А. – Однозначно, нельзя сохранить структуру урока. Многие требования уйдут на второй план. Здесь многое зависит от возраста, взаимоотношений с учителем и мотивации учеников. Пятые и шестые классы вообще ничего не будут делать, пока родители не увидят электронный журнал, седьмые и восьмые более мотивированы. Уроки нужно построить так, чтобы было интересно. Мотивация может быть обусловлена в основном новым для детей форматом обучения, новыми формами уроков. На вопрос, эффективно ли это, мы сможем ответить по прошествии какого-то времени.

– Как вам работается дома?

Л. – Хорошо, появилось больше времени, которое теперь не надо тратить на дорогу. Раньше каждый вторник у меня четыре часа уходило на дорогу. Можно заварить чай, пообедать, отдохнуть – сейчас мы работаем в более комфортной среде, чем школьный класс.

Д. – Мне нравится. Обычно я трачу очень много времени на дорогу. Теперь с этим проще. Ещё я наконец-то исполнила свою мечту о маленьких классах, готовлю ребят к экзамену в маленьких группах, а не вещаю на 20 человек сразу. Это хорошая возможность узнать каждого получше, мне радостно, что в таких условиях дети наконец перестали стесняться задавать вопросы, они более расслаблены, работают в своем ритме. Я постаралась разбить класс так, чтобы в одной группе оказались дети примерно одного уровня подготовки, чтобы они были в хороших отношениях. Думаю, мы все скоро поймем, что классы и уроки устарели. Мы, наконец, должны понять, что нужно давать детям больше самостоятельности.

А. – Нас отпустили домой пока только на текущую неделю, она была нерабочей. Поэтому мы с коллегами ждем распоряжения, как будет дальше. Но работать лучше в школе. Я к этому привыкла и знаю все подводные камни. С другой стороны, здорово, что во все школы неожиданно пришел технических прогресс – на самом деле это огромный плюс для учителей старшего поколения, это прокачает их профессиональные скиллы, и для ребят, потому что практическая работа с компьютером, самоконтроль и тайм-менеджмент – нужные навыки во взрослом мире. Чем раньше ребенок этому научится, тем легче ему будет в будущем.


Учебная работа MediaLab




Новости





























































Поделиться