Экспертное мнение // Статья

Идея инклюзии нами недооценена и не понята

  • 23 марта 2020

Идея инклюзии нами недооценена и не понята
Фото: gazeta-pedagogov.ru

Комментарий проректора по инклюзивному образованию МГППУ Светланы Алехиной к тексту Веры Правдиной «Инклюзия в российских школах провалилась.»

Начну с последнего тезиса автора – «Инклюзия провалилась». Идея инклюзии действительно недооценена нами и не понята. Но за последние 10 лет инклюзия в образовании, как и в других сферах жизни, получила серьезное развитие. Вместе с тем интеграция (специальный класс) и сегрегация (коррекционная школа) сегодня тоже активно развиваются и решают проблему образования особых детей. Инклюзивное образование с 2012 года закреплено в нашей стране законом об образовании и является одним из вариантов при выборе родителями стратегии обучения своего ребенка. Многие родители выбирают коррекционную школу – это их решение.

И прав автор – все нужно решать индивидуально!

По поводу того, что ничего не делается для создания условий в этой сфере, возражу. Сделано немало. Уже 10 лет действует государственная программа «Доступная среда», которая финансирует все мероприятия, события, решения федерального и регионального масштаба, касающиеся обеспечения доступности образования для детей с ограниченными возможностями здоровья. Потрачены серьёзные финансовые средства на организацию безбарьерной среды в образовательных организациях, на повышение квалификации педагогических кадров. Приняты Федеральные государственные образовательные стандарты для детей с ограниченными возможностями здоровья и интеллектуальными нарушениями, с 2016 года запущено их поэтапное внедрение, в школах появились адаптированные программы и ресурсные классы. С 2017 года принят профессиональный стандарт тьютора, и стало понятно, кто это такой и что он должен делать в школе. В целом инклюзивная политика уже сложилась. Но, как правильно пишет автор, «обычная школа продолжает работать в обычном режиме», поэтому возникает много проблем с практической реализацией всех этих требований и норм. Хотя порой один необычный ребенок может изменить жизнь обычной школы, если эта школа умеет меняться.

В статье Вера Правдина рассказывает интересную историю про своего «особенного» ученика. Ему и правда повезло, и не только с дедушкой, но и с ребятами в классе, а особенно с учителями, которые ему девять лет «тройки» ставили и аттестат дали. Я много таких детей знаю, которые аттестаты в школе получили, да только воспользоваться ими не смогли. Я думаю, что это история про ответственность нашей школы, про профессиональную и социальную ответственность учителя. Учитель должен увидеть индивидуальные особенности ученика, привлечь специалистов к работе с ним, обсудить с родителями трудности, объяснить им, что ему нужна адаптированная программа и специальные условия, убедить их в том, чтобы вместе с ребенком они посетили психолого-медико-педагогическую комиссию и получили рекомендации специалистов. Вполне возможно, что этого «особенного» ученика нужно было обучать в коррекционной школе, но, к сожалению, не смогли учителя убедить в этом маму. Сегодня с этой задачей хорошо справляются школьные консилиумы. 9 сентября 2019 года вышло типовое положение о деятельности психолого-педагогического консилиума в образовательной организации. Школьный консилиум по роду своей деятельности должен рассматривать каждую конкретную ситуацию, связанную с детьми, испытывающими трудности в обучении и развитии: как учить, какие условия нужны, по какой программе, как ее адаптировать, какую коррекционную поддержку организовать. На такой консилиум всегда приглашаются учитель и родители ученика, такой взрослый профессиональный разговор о ребенке происходит.

Если в школе нет специалистов коррекционного профиля, то директор школы, воспользовавшись статьёй 15 Закона «Об образовании в РФ» о сетевой форме реализации образовательной программы, может пригласить для работы с таким ребёнком специалиста любого другого государственного и негосударственного учреждения.

Конечно, недостаточное финансирование – это общая проблема, у нас не хватает средств на решение кадровых вопросов, на создание спецусловий.

Экономические расчёты по всем этим вопросам – это компетенция и ответственность региональных властей. Но школа сегодня во многом самостоятельна. Директор школы должен уметь правильно распределить деньги, вовремя закупить необходимые средства, изменить штатное расписание, обучить педагогов, создать среду. Автор задает вопрос – кто и как будет создавать эту среду? Образовательная среда – это прежде всего отношения людей, детей в классе, учителей, родителей – всех, кто есть в школе. Инклюзивная среда справедлива по отношению как к особенному ребёнку, так и к обычному, и нормы социальной справедливости в школьной жизни – это задача построения инклюзивной культуры в этой школе. Здесь многое зависит от учителя, который пишет нам письмо, от педагогического коллектива, от руководства, от родителей, которые выбрали эту школу для своих детей.

Какой главный вывод из всего этого можно сделать?

К каждому ученику нужно найти подход, такую модель обучения, которая обеспечит ему развитие. Упомянутая выше психолого-медико-педагогическая комиссия – это команда специалистов, которая квалифицированно оценивает состояние развития ребёнка, его потенциал, его прогноз в разных условиях образования и рекомендует родителям определённые варианты, а родители принимают решение, в какой школе, в каких условиях обучать ребёнка. Напомню, такое право предоставлено им Законом «Об образовании в РФ».

Сегодня по всей стране коррекционные школы сохраняют свой статус, Министерство просвещения рекомендовало прекратить закрытие коррекционных школ во всех регионах страны.

Этот процесс приостановлен. Мало того, Национальный проект «Образование» финансово поддерживает развитие коррекционных школ, создание материально-технических условий в коррекционных школах, подготовку кадров. Это позволит обеспечить осознанный выбор родителей – куда привести своего ребенка, в коррекционную или массовую школу. ФГОС для обучающихся с ограниченными возможностями здоровья поддерживает три основные модели обучения: в обычном классе совместно с другими детьми; в специальном классе в массовой школе и обучение такого ребёнка в коррекционной школе. Кстати, они сейчас не называются коррекционными, но всё равно существуют по всей стране. Другое дело, что есть регионы, в которых нет всех видов коррекционных школ, катастрофически не хватает дефектологов. Это факт. Но говорить о том, что мы уничтожим сейчас вариативность, запретим выбор для родителей и всех этих детей вернем в коррекционные школы, уже очень поздно. Поэтому мы идём по пути сосуществования равных вариантов обучения детей с ограниченными возможностями здоровья и инвалидностью. Мы должны уметь обучать их везде, в любом месте: хоть в массовой школе, хоть в коррекционной школе, хоть в детском доме – интернате или на дому. Если ребенок не овладевает программой так, как мы его учим, нужно учить его так, как он будет овладевать программой. Обучать так, чтобы он смог быть самостоятельным, смог получить профессию или продолжить свое образование. Сегодня любой ребёнок, даже тот, который не может посещать школу, должен учиться – в форме надомного или семейного обучения, с применением дистанционных технологий или частичным посещением школы, в ресурсном или специальном классе.

В стране принят профессиональный стандарт педагога, который закрепил требования к профессиональным компетенциям учителя по владению инклюзивными технологиями, умению учителя анализировать индивидуальное развитие ученика, способность учителя работать в команде со специалистами сопровождения – школьным психологом, логопедом, тьютором.

Конечно, всему этому нужно учить учителя!

Мы говорим про инклюзивный урок, про специальные методические конструкторы, которые создаются под эту задачу, мы говорим про то, как адаптируется программа, как строится индивидуальный учебный план, как создается специальная индивидуальная программа развития. Все это ново для учителя, и ему многому нужно учиться!

Сегодня к услугам учителей целый спектр курсов, программ и цифровых пособий. Только у нашего Института проблем инклюзивного образования МГППУ 10 программ повышения квалификации (inclusive-edu.ru). У нас на сайте 27 методических пособий, которые сделаны именно для учителя по ряду практических вопросов. Я не знаю региона, где бы не обучали учителей инклюзивному и специальному образованию. Созданы федеральные ресурсные центры, кафедры, базовые школы. Сегодня накоплена уже достаточно большая система знаний для того, чтобы современный учитель не оставался один на один с проблемой обучения и включения «особенного» ученика.

Конечно, успех инклюзии зависит и от власти, и от директора, и от родителей, но прежде всего он зависит от профессионализма учителя!



Новости





























































Поделиться