Репортаж // Колонка

Почему главным в обучении становится умение критически мыслить и выбирать


Почему главным  в обучении становится умение критически мыслить и выбирать
Иллюстрация: vertical-leap.uk

На старте EdCrunch было выступление Андреаса Шляйхера, где руководитель управления стратегического развития МГПУ Кирилл Баранников был модератором, а потом поделился своими мыслями у себя в ФБ. Публикуем его пост:

«Цифровая грамотность – это про критическое мышление.

Гаджеты, сервисы, дистанционность только на первый взгляд упростили жизнь и образование. Но копни чуть глубже, и от упрощения не остается и следа. Раньше были книги, учитель, школа – данные как исходный источник содержания и образования. Не только потому, что там было все выверено и грифовано. Но и потому, что не было так много альтернатив. Теперь когда есть Яндекс, Google, и еще бесчисленное множество источников, не так легко понять, что правильно, а что нет.

Главным становится умение критически осмыслять и выбирать. По данным Шляйхера только 9% детей могут отличить мнение от фактов.

Растет значение осознанности, которую надо сформировать в школах. Это задает другую модель обучения. У Шляйхера на английском это звучало так: not instruction but construction. Т.е. не инструктирование, а конструирование, где ключевое – это позиция агента (актора), а не потребителя. Современное образование в первую очередь про субъектность.

Одна из популярных тем – это индивидуализация и персонализация, которые в абсолюте стали возможны в эпоху больших данных, цифровых следов, адаптивных электронных систем.

Но у этой ситуации есть и другая сторона. Мы получаем идеально выверенные, именно под себя, рекомендации, мы френдим наиболее близких нам по взглядам и интересам друзей, мы учимся на контенте и контексте из нашего круга внимания и потребностей. Так происходит формирование «цифровых индивидуализированных анклавов» (надо запатентовать это понятие). Не связанные между собой сообщества по интересам, которые поляризуются и не имеют контакта.

Многое важное вне наших интересов проходит мимо, и это критически страшно для развития. Потому что зона развития лежит и за пределами нашего интереса и наших особенностей.

Возможно в ближайшее время этот эффект анклавов запустит движение де-индивидуализации, де-адаптации контента и команд. Сохраняя индивидуализацию только в плоскости куррикулума и особенностей психического и физического взаимодействия с программами и учителями.

Главным драйвером роста стран (а значит, и школ, и классов, и детей) оказываются не деньги, и даже не время, которое введутся реформы или прилагаются усилия для обучения, и даже не уровень цифровых технологий.

Точнее, до какого-то уровня это важно, но потом не важен ни объем инвестиций, ни объем человеко-часов, ни число внедренных цифровых сред. Главным фактором оказывается мышление, особое «мышление роста» (growth mindset). Такое мышление не просто установки на успех или достигательство, это осознанность в своем развитии.

Функциональная грамотность, да и вообще грамотность – про осознанность, а не про предметность. Не про то, какие предметные домены я освоил или какие предметные умения сформировал, а про способность осознать, куда развиваться и какие средства нужны.

И еще. Разговор про искусственный и человеческий интеллект, где между ними граница и какова роль каждого. Андреас Шляйхер, отвечая на этот вопрос, сказал, что искусственный интеллект – это «великий усилитель». Я бы услышал эти слова шире: цифровые технологии – это великий усилитель.



Новости





























































Поделиться