BIG DATA // Колонка

«В мире, где есть интернет, нет смысла выходить к доске с мелом и тряпкой»


«В мире, где есть интернет, нет смысла выходить к доске с мелом и тряпкой»
Иллюстрация: tr.pinterest.com

В соответствии со статьей 20 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» правительство Российской Федерации постановило провести с 10 декабря 2020 года по 31 декабря 2022 года на территории отдельных субъектов Российской Федерации эксперимент по внедрению цифровой образовательной среды. Мы попросили прокомментировать эту инициативу куратора платформы «ММСО.Онлайн» Юрия Ээльмаа.

Информацию об инициативе проведения эксперимента по внедрению в ряде регионов цифровой образовательной среды (ЦОС), я, признаться, воспринял скептически.

Документ, в котором анонсируется исключительно организационная рамка решения, но не говорится ничего конкретного и содержательного, по-иному воспринять нельзя.

Наверное, это постановление пойдет по «этажам», будет спущено в региональные структуры, там появятся локальные инициативы, которые при этом со временем постепенно обяжут обеспечивать местными бюджетами. Или наоборот, будет разработана единая федеральная среда (или платформа?), которая должна, по словам министра, «гарантировать всем учащимся вне зависимости от того, где они живут, равные условия для получения качественного образования».

Но этого не случится. Потому что опыт 2020 года показал, что централизованные институциональные ИТ-решения, созданные вне рыночного контекста, «ложатся» в первую очередь.

А технических учебных решений – пусть и не отечественных и не хранящих данные на территории РФ – за последние два десятилетия создано столько, что ими могут быть реализованы любые учебные потребности: вопрос лишь в их конфигурировании учителем в соответствии с содержанием образования, учебной ситуацией и пониманием детей. А это уже методика, вложения в развитие педагогов и пр., в общем, процесс значительно более долгий, чем выпуск нормативного требования о ЦОС.

Возможно, школы удастся «оснастить высокоскоростным доступом в интернет, компьютерным и мультимедийным оборудованием, организовать в помещениях видеоконференц-связь», это, конечно, важно, но принципиально не изменит ситуацию.

Дело в том, что развитие и цифровая трансформация образования – комплексная, имеющая длительную «дорожную карту» проблема, она существует как актуальная задача, которую решают многие образовательные системы в мире.

Это не точечное, ни с чем иным системно не связанное реактивное решение на вызов пандемии. И решение этой проблемы лежит преимущественно не в области технических решений, а в изменении содержания образования и методов преподавания. Между тем мы с весны слышим в различных контекстах высказывание министра просвещения Сергея Кравцова, который и здесь повторяет: «Внедрение ЦОС, о котором идёт речь в постановлении, никоим образом не подменяет собой традиционный, очный формат обучения как ключевой для российской системы образования».

Сергей Сергеевич, вопрос не том, кто что подменяет, проблема заключается в том, что никакого «традиционного», понимаемого как «очный» и «ключевой», формата образования не существует! В мире, где есть интернет, нет смысла выходить к доске с мелом и тряпкой. Потому что в классе сидят ученики со смартфонами в кармане.

И будущее – за смешанным обучением, за умением учителя по-новому организовать учебный процесс, в котором есть не только его слово и единый учебник, а мультивход в национальное и мировое образовательное пространство. Доблесть учителя – не отстоять 40 минут перед классом в «очном» формате и дать домашнее задание. Эта модель системно устарела, поэтому появляются образы учителя как навигатора, фасилитатора, конфигуратора учебного процесса под конкретную ситуацию и конкретных учеников, а не «глаголящего правду».

2020 год был педагогически (не социально, не медицински, не экономически, а именно педагогически!) невероятно продуктивен, он показал готовность образовательных ресурсов (организационных, технических, человеческих) справляться с вызовом реальности.

И нельзя сказать, что система с этим вызовом справилась. Теперь вопросы не столько в точечных решениях – они не приведут к решению проблемы перехода – сколько в осознании, что образовательная реальность, ландшафт и роли игроков на этом поле принципиально поменялись, что на это поле с сильной позицией входит рынок, и точка зрения родителя, что дело не в пандемии (которая постепенно будет побеждена или будет периодически возвращаться), а в том, что необходимы принципиальные изменения в образовательных системах и управлении ими. Иначе будем продолжать тратить средства на «всеобщие» платформы, которые не станут действенными.



Новости





























































Поделиться