Что происходит? // Интервью

Радио и ТВ вместо дистанта, смешанное обучение и другие ноу-хау эпохи пандемии

Как выживают школы разных стран в период локдауна?

Радио и ТВ вместо дистанта, смешанное обучение и другие ноу-хау эпохи пандемии
Иллюстрация: pixabay.com

Весной около 85% учеников мира не посещали школы из-за пандемии. В настоящее время их число сократилось до 40%, или примерно 700 млн учащихся.

Недавно ЮНЕСКО, ЮНИСЕФ и Всемирный банк опубликовали отчет, в котором анализируются действия национальных систем образования по минимизации последствий закрытия школ из-за пандемии COVID-19.

В этом совместно подготовленном докладе представлены результаты первых двух раундов сбора данных силами Института статистики ЮНЕСКО (ИСЮ). Первый раунд включал опрос должностных лиц министерств образования 118 стран и проводился в мае-июне 2020 года, во втором раунде – с июля по октябрь 2020 года – приняли участие респонденты из 149 стран.

Как отразилось введение дистанционного обучения на качестве образования в школах стран с разным уровнем дохода? Какие меры безопасности принимаются в учебных заведениях сейчас? Получают ли дополнительное финансирование школы и учителя?

Об этом рассказывает в интервью «Вестям образования» старший специалист Всемирного банка в области образования Тигран Шмис.

– Тигран Гамлетович, мы уже обсуждали с Вами влияние дистанционного обучения на качество образования в весенний период. Какие выводы можно сделать сейчас? Каковы результаты мониторинга влияния дистанционного обучения на качество образования?

– Ответ на этот вопрос довольно сложный.

В таких случаях Всемирный банк использует метод экстраполяции результатов других исследований, предметом которых являются разные ситуации закрытия школ: летние каникулы (summer learning loss), временные карантины или стихийные бедствия.

В эти периоды часть полученных знаний забывается. Это называется как раз «потеря обучения».

По такой методике расчетов потери от пандемии в среднем составят 30–50% знаний, накопленных за прошедший учебный год, или 6% стандартного отклонения при условии, что онлайн-обучение происходит с 60% эффективностью от традиционного. По недавним сведениям, полученным на данных из Голландии, где школы были закрыты на 2 месяца, потери составили приблизительно 8% стандартного отклонения. В основном потери обучения сконцентрированы в семьях с низким образовательным статусом родителей – в таких семьях эффект потери обучения на 35–40% сильнее.

– То есть дистанционное обучение неэффективно?

– Это слишком категоричный вывод. Оно менее эффективно, чем традиционное, причем последствия онлайн-формата отрицательнее всего оказываются для детей из наименее обеспеченных семей или семей, находящихся в трудной жизненной ситуации, из уязвимых групп населения. Ущерб из-за недополучения знаний для них может быть эквивалентен потере до шести месяцев обучения.

Если говорить о совместном отчете Всемирного банка, ЮНИСЕФ, ЮНЕСКО, то таких данных в нем нет, их невозможно собрать через опросник министерств. Дело в том, что в связи с возобновлением работы школ большинство стран сообщают, что они проводят или планируют провести оценку знаний учащихся только с помощью внутришкольных оценочных мероприятий, а об оценке в масштабах всей системы образования сообщается реже. Это отрицательно скажется на возможности проведения всестороннего количественного анализа образовательных потерь и их сравнения с ожидаемой образовательной траекторией учащихся.

Но участникам исследования мы задавали вопрос о том, насколько качественным они считают заочный, удаленный формат обучения? И страны довольно интересно отвечали.

В основном самым эффективным признаётся цифровое онлайн-образование. На втором месте по популярности – телевидение и на третьем – радио.

При этом радио оценивается как приоритетное средство обучения в странах с низким уровнем доходов. И чем выше уровень дохода стран, тем меньше радио там используется и признаётся эффективным. А вот с онлайн-обучением картинка противоположная: чем ниже уровень дохода страны, тем меньше признаётся эффективным дистанционное обучение.

– Потому что нет компьютеров в семьях, нет интернета.

– Да. В принципе логичная история. Из этого понятно, что делать: наращивать потенциал онлайн-образования; там, где это невозможно сделать – усиливать телевидение, радио и в целом обратную связь. Обеспечить школьников оборудованием и доступом в сеть интернет.

– Какие меры по усилению безопасности школ предпринимают страны в период второй волны пандемии?

– Да, сейчас больше данных стало собираться относительно статистики распространения вируса и мер по противодействию инфекции. В основном это Германия, Голландия, Норвегия, Дания, Финляндия и т.д., страны Европейского союза. Они главным образом придерживаются практики по закрытию экономики, по сокращению социальных контактов, но школы продолжают работать. Это объясняется разными причинами.

Школы в меньшей степени влияют на распространение COVID-19, потому что дети в меньшей степени подвержены заражению. Хотя здесь имеется противоречивая информация.

Например, некоторые специалисты говорят о том, что передача от детей к детям происходит очень редко. В основном инфекция передается от взрослых к детям.

И дети, соответственно, в этом смысле защищены специально введенными санитарными ограничениями: всё-таки есть групповая изоляция, массовые мероприятия под запретом.

В то же время у нас на сегодняшний день примерно 40% детей в мире не посещают школы – это в тех странах, где до сих пор не открыли школьные системы. Это, конечно, не 85%, как в первую волну, но тем не менее большая доля учащихся не посещает школы.

Наиболее показательные примеры успешного открытия и поддержки работы школ в Европе показали Норвегия, Дания, Германия, Франция, Голландия, где в школах были предприняты очень серьёзные меры безопасности, и, главное, они соблюдались. Это и послужило залогом успеха. Правда, для этого необходимы средства, и в этом заключается большая проблема. По результатам опроса респондентов, более четверти из участвовавших стран не имеют достаточно ресурсов для обеспечения безопасности всех учащихся и работников школ, при этом острота дефицита ресурсов в значительной степени зависит от положения страны в классификации по уровню доходов. В странах с низким уровнем доходов дефицит составляет 50%, а в странах с высоким уровнем доходов – лишь 5%.

– Насколько распространено применение смешанного формата обучения в школах разных стран?

– По итогам нашего опроса, более чем 90 стран из 149 используют смешанный формат обучения даже в случае открытия школ, то есть дистанционные занятия все равно проводятся в определенные дни.

Гибридное обучение – это одно из главных ноу-хау и достижений периода пандемии.

Примечательно, что большинство стран с высоким уровнем доходов признают формат онлайн-обучения как официальный (то есть засчитывают дни удаленного обучения как обычные учебные). Чем ниже положение страны в классификации по доходам, тем ниже уровень признания дистанционного образования официальной учебой, и это понятно. Страны с хорошо развитыми экономиками обеспечены качественными онлайн-платформами и интернетом, хотя наши данные свидетельствуют о том, что даже в этих благополучных странах онлайн-обучение дает более низкие результаты по сравнению с традиционным очным. И особенно это касается, как я уже подчеркивал, детей, находящихся в группе риска. Именно поэтому страны максимально используют очное посещение школ, стараясь обезопасить педагогов и детей. Например, в Германии учителей постоянно тестируют на наличие/отсутствие вируса и антител к нему, строго следят за соблюдением мер безопасности и профилактики заболеваний.

– А как пандемия отразилась на кадровом составе школ? Отмечается ли рост числа педагогов, увольняющихся по собственному желанию из-за повышенных рисков заражения?

– Такими данными мы не располагаем, но самостоятельного оттока кадров в такой экономической ситуации вряд ли можно ожидать. Если школа функционирует в очном режиме, то классы делятся на группы, что требует большего количества работников, и даже примерно в 20% стран с низким доходом нанимают дополнительное число учителей. А среди стран с высоким уровнем доходов таких 54%. Так что речь в данном случае идет не о сокращении, а даже о расширении. Причем нанимают не только учителей, но и других педагогических работников для полноценной организации деятельности школ. Я думаю, что это и обслуживающий персонал, который обеспечивает соблюдение мер безопасности.

– А какие конкретно меры принимаются по дополнительному финансированию, стимулированию учителей в связи с работой на дистанте или в офлайн-формате с учетом повышенной опасности, в которой они оказываются?

– По итогам нашего опроса, в 66% стран для педагогов была организована специальная подготовка по дистанционному обучению, профессиональная, психологическая и эмоциональная поддержка оказывалась в 43% стран. Издание специальных методических материалов для дистанционного обучения – в 57% стран. И в 37% стран учителям выдавалась техника – видеокамеры, компьютеры, оборудование и бесплатное соединение с интернетом.

11% стран вообще никак не помогали учителям.

Этот показатель относится в основном к странам с низким уровнем дохода. Чем выше доходная группа страны, тем больше помощи оказывалось учителям.



Новости





























































Поделиться