Учителя // Статья

Я – лесбиянка, и я учу ваших детей

Анонимная история молодого учителя с нетрадиционной сексуальной ориентацией о разрыве с мамой, первой любви и взаимоотношениях с коллегами и учениками.
  • 5 ноября 2020
  • 2000

Я – лесбиянка, и я учу ваших  детей
Иллюстрация: pbs.twimg.com

Мне 31 год, я родилась, выросла и живу в городе N, работаю в школе учителем, и Вы никогда не узнаете моего имени. Я бы рада не скрываться, но в нашем обществе учитель не имеет права на нетрадиционную частную жизнь. Уверена, что за признанием последуют безобразная истерика и позорное увольнение.

Не все мы родом из детства

Я родилась в обыкновенной постсоветской семье. Мама, папа, брат и я – хорошая девочка, которая играла на пианино и вязала крючком. Папа не пил и не бил маму, получку отдавал жене, переодевался Дедом Морозом на новый год и приносил любимым дочке и сыночку подарки от зайчика. А мама спешила после работы домой лепить котлеты, гладить мужнины рубашки и делать уроки с детьми.

Скрепы, семейные ценности и вот это вот все было настолько нерушимым и капитальным (в глазах общества, конечно же), что, когда мама в мои 18 лет застала меня в постели с девушкой, случилась безобразная истерика с битьем посуды и криками «Лучше бы ты умерла, чем ЭТО».

Я ушла жить к бабушке, с мамой мы почти не общались два года, ровно до того момента, как папа не отбыл в новую светлую жизнь с молодой любовницей. 40-летний на тот момент отец посчитал, что он еще ого-го и «старую» 38-летнюю жену пора бы обменять на что-то посвежее. Сейчас у нас с мамой достаточно теплые отношения. Она даже научилась «держать лицо» рядом с моей девушкой и робко спрашивает о внуках. А папа? С папой тоже все хорошо. Мой выбор, как и я его, он принял спокойно.

Она+она=любовь

В первый раз я влюбилась в 5 лет. Нет, это была не подружка по песочнице с голубыми глазами в аккуратных гольфиках, а обыкновенный чумазый пацан, который самозабвенно гонял голубей по двору и дергал девочек за косички. Разочарование наступило быстро, когда он отказался прийти на чай с песочными куличиками, а вместо этого пошел что-то поджигать за гаражами. Таких любовий было еще много и первый интимный опыт у меня был с мальчиком, он даже замуж позвал. И все это случилось несмотря на то, что нетрадиционные симптомы я начала находить в себе лет с 13. Смотрела на девочек и ловила себя на мысли, что это не просто любопытство и дружеский интерес, а что-то большее.

Да, я пыталась ломать себя, убеждала, что это неправильно, что надо быть как все, встречаться с мальчиком, потом выйти за него замуж и жить как мама с папой – вот так правильно. Сейчас я, честно говоря, не понимаю, как выдержала это подростковое самоедство.

Потому что мысли в голову приходили разные, даже самые страшные. Уверена, что все было бы гораздо проще, будь рядом со мной прогрессивная мама или просто хороший взрослый друг. Мне просто нужны были поддержка и понимание. К моменту той самой постельной сцены, свидетелем которой стала моя мама, я приняла себя и обросла броней. За почти 15 лет были разные отношения с девушками, легкие и не очень. С моей нынешней партнершей мы вместе уже 4 года, живем вдвоем, и я считаю наши отношения если не идеальными, то очень близкими к этому.

А что люди то скажут?

За пределами школы, думаю, что ничего. Но по одной лишь причине – никто толком ничего не знает. В моих социальных сетях нет полуинтимных фотографий с моей девушкой, мы не целуемся прилюдно и не выставляем свои чувства напоказ. Но всего этого я бы не делала и с парнем. Просто не считаю нужным выносить свою личную жизнь за пределы круга двух людей, которые любят друг друга.

Есть только один напряг – тотальное отсутствие чувства такта и полнейшее неуважение личных границ со стороны окружающих. А почему до сих пор не замужем? А почему парня даже нет? А когда родишь, часики то тикают? А кто стакан воды подаст?

И чем старше я становлюсь, тем настойчивее клуши разных возрастов и статусов смотрят на мой безымянный палец и заглядывают под юбку в надежде, что оттуда вот-вот вывалится ребенок

Лучше муж алкоголик, чем образованная милая девушка

Я не собираюсь приколачивать себя к кресту в стремлении «узаконить» положение учителей с нетрадиционной сексуальной ориентацией. Уверена, что коллеги, родители учеников и сами ученики ничего не знают о моей личной жизни. Меня это вполне устраивает. Но все-таки очень сложно молчать, когда я становлюсь невольным свидетелем семейных дрязг своих коллег учителей. Просто диву даюсь, насколько извращенные в нашей стране представления о нормальной семье.

Общество охотно оправдает пьющего и бьющего свою жену мужика-тунеядца, еще и несчастной женщине даст совет «терпи, это твой крест, не лишай детей отца».

А однополая пара может быть хоть сколько угодно прекрасной, тактичной и милой, им не простят самого факта их нетрадиционности.

Каминг-аута не будет

Одно время я нет-нет, но думала о том, чтобы перестать скрывать свою принадлежность к сексуальным меньшинствам. Но целая череда скандалов с участием моих коллег из разных городов напрочь отбила эту охоту. То за пирсинг уволят, то за фотку в купальнике. Что сделали бы со мной после каминг-аута даже страшно представить. Как минимум пришлось бы уволиться. Как максимум – уехать из страны. Я могу быть сколько угодно прекрасным учителем, но моя личная жизнь, которая никого не должна касаться, поставит крест на работе.

Я люблю детей

В России в принципе очень странные представления об идеальном учителе. В почете – застегнутые на все пуговицы матерые педагоги, которые не учат, а натаскивают на ЕГЭ, не гнушаются унижениями и питаются страхом школьников. Когда такие в конечном итоге становятся героями видео потасовок с учениками, мне их не жалко. В большинстве случаев виноваты именно эти учителя, а вовсе не дети.

Я люблю детей и очень надеюсь, что эта любовь взаимна. Мы можем подурачиться на уроках, договориться прийти в какой-то одинаковой одежде, перенести проверочную работу, если сегодня нет настроения писать ее.

Комфорт или выученная тема? Комфорт, конечно же. В наших школах так мало думают о чувствах детей и их переживаниях. Впрочем, зная систему изнутри, от самых ее министерских высот до низшего звена в пищевой цепочке, которым является школа, меня такой расклад не сильно удивляет.

А самое главное в моей работе – это доверие… Мне страшно и дико, когда дети делятся со мной своими переживаниями и признаются, что им совершенно некому об этом рассказать из страха быть непонятым и наказанным. Это дети из точно таких же благополучных семей, в которой выросла я. Нет, мне не жалко времени и сил. В конце концов я понимаю, что все не зря, когда нахожу в учебнике записку «Спасибо вам, вы – лучшая».

Евгения Поплавская



Новости





























































Поделиться