Городское образование // Комментарий эксперта

«Рейтинг сейчас – мощный драйвер развития образования в интересах каждого ребенка, каждой семьи и города»

Методика рейтинга в Москве ежегодно корректируется и дополняется по запросам московских семей, учителей и профессионального сообщества.

«Рейтинг сейчас – мощный драйвер развития образования в интересах каждого ребенка, каждой семьи и города»
Иллюстрация: livesurf.ru

Почему школы а московском рейтинге не распределены по местам? По какой причине снизилось число правонарушений среди московских школьников? Что помогло школам из спальных столичных районов догнать и перегнать ранее престижные учебные заведения? Об этих и многих других эффектах рейтинга рассказывает в своем интервью «ВО» научный руководитель московского Центра педагогического мастерства Иван Ященко.

– Центр педагогического мастерства занимается расчетом рейтингов. А кто участвует в разработке критериев?

– Методика рейтинга в Москве ежегодно корректируется и дополняется по запросам московских семей, учителей и профессионального сообщества. Внести предложение по изменению методики может любой неравнодушный гражданин. Все предложения ежегодно рассматриваются на Экспертном совете Департамента образования и науки г. Москвы.

– В 2021 году будут введены новые критерии ЕГЭ и ОГЭ по математике, информатике, физике, химии, биологии. С чем связано это новшество?

– В этом году есть два достаточно важных акцента. Во-первых, это внимание к приоритетным предметам. Действительно, в городе-мегаполисе, цифровом, умном городе, огромный спрос на профессии, связанные с математикой, информатикой, физикой, химией, биологией. Эти профессии перспективны в городе и высокооплачиваемы. Москвичи конкурируют с ребятами из регионов за места на эти специальности. И школы Москвы необходимо стимулировать, чтобы они лучше готовили ребят по этому направлению. Поэтому, если ребёнок на ЕГЭ и ОГЭ показывает хорошие результаты по математике, физике, химии, биологии, информатике, то школа получает за это дополнительный балл. Это акцент на работу школы в интересах не просто города, но ещё и каждой семьи, каждого ребёнка.

Второй акцент делается на функциональную грамотность. В городе уже зарекомендовала себя олимпиада «Готов к жизни в умном городе» по функциональной грамотности, и планируется диагностика в школах по данному направлению, которая будет проводиться начиная с этого года, разумеется бесплатно и на добровольной основе. За каждый позитивный результат школа получит балл, потому что мы должны учить ребёнка не просто фундаментальным знаниям, но и умению их применять.

– Оппоненты рейтингов приводят весомые аргументы против этой системы. Например, они говорят о том, что Сингапур отказался от рейтингования и даже от медалей за разные образовательные достижения, потому что это нервирует педагогов и учеников, создавая ненужное напряжение. А ведь это страна, которая занимает лидирующие позиции в международных исследованиях. Некоторые эксперты говорят о том, что рейтинги заставляют школы отбирать детей, хотя это запрещено, но за счёт этого они набирают больше баллов.

– Это очень важный вопрос. Рейтинг московских школ был бы невозможен, если бы школы были в неравных условиях. Ещё в 2009 году школы получали абсолютно разное финансирование в зависимости от статуса школы, от того, насколько директор смог пробить дополнительное финансирование. Разница в финансировании московских школ в 2009 году превышала 6 раз. Одни школы получали 60 тысяч рублей на ребёнка, а другие – 360 тысяч, потому что у них там якобы одарённые дети. Ясно, что в этих условиях изначальные стартовые условия настолько разные, что сравнение результатов невозможно. И родители правдами и неправдами пытались устроить детей в так называемые элитные школы.

Сейчас все московские школы получают одинаковое финансирование. И когда начался рейтинг, в 2012 году уже финансирование обычных школ подняли до уровня лицеев и гимназий, многие из которых не отличались никакими достижениями.

Теперь все школы имеют равные стартовые возможности, они обеспечены оборудованием и техникой, и они могут на общих основаниях конкурировать за результат и за ребёнка. Независимое исследование Bain & Company, которое проводилось в московском образовании два года назад, подтвердило, что практически 90% родителей отдают детей в ближайшую школу. Потому что если раньше, 10 лет назад, только топовые школы давали высокие результаты ЕГЭ и в олимпиадах, то сейчас это массовая история. Каждый год учащиеся более трети московских школ получают дипломы заключительного этапа Всероссийской олимпиады. То есть мы благодаря рейтингу обеспечили доступность высоких результатов для всех школ, а не только для избранных. Рейтинг нужен, потому что он работает, а включение того или иного показателя в рейтинг приводит к повышению внимания школ к этому направлению, а где есть внимание – не заставляют себя ждать и результаты. Рейтинг сейчас – мощный драйвер развития образования в интересах каждого ребенка каждой семьи и города.

– Но согласитесь, что, например, школа на Арбате и школа где-нибудь в Бирюлёво – это две большие разницы.

– Не соглашусь, потому что сейчас мы видим массу примеров, когда ребята из обычных школ в Бирюлёво, в Бутово, в Жулебино, в Некрасовке выигрывают заключительный этап всероссийской олимпиады школьников. И они не менее успешны, чем ребята из престижных школ в центральном административном округе. Более того, где-то они будут даже более успешны в дальнейшей жизненной карьере. Давайте посчитаем, сколько здоровья школьника мы убьём за час дороги туда, час дороги обратно в так называемую элитную школу за 10 лет обучения. Ведь это забирает самый дорогой ресурс – время и здоровье ребёнка, которые мы вычитаем из его детства.

– А если, например, в школе обучается много детей мигрантов и детей в трудной жизненной ситуации, и с ними требуется особая работа, рейтинг это не учитывает?

– Рейтинг учитывает все позитивные результаты детей. Именно поэтому динамика результатов, которая уже несколько лет входит в рейтинг, означает, что обычная школа имеет все шансы подняться с низких мест на более высокие. Более того, у нас есть в городе предуниверсарии – школы при ведущих вузах для старшеклассников. Если ребёнок решил перейти в предуниверсарий, то, согласно методике рейтинга, половина баллов вернётся школе обратно. То есть школа заинтересована думать о ребёнке и его интересах, а не о собственном рейтинге. Рейтинг – это не просто конкуренция между школами, это стимул всем школам города работать в интересах московских детей.

За каждым баллом рейтинга стоит результат конкретного ребёнка. Рейтинг не учитывает условия, квалификацию педагогов, потому что это всё условия, это средства.

И бывает так, что формально квалификация педагога не такая крутая, а результаты лучше. Есть в качественном массовом образовании такой показатель, который учитывает результаты школьников из нижних 10% в макрорайоне. И это стимулирует школы совместно работать с отстающими, чтобы с нижней ступеньки они поднялись на более высокие, так как это работает на все школы макрорайона, а не только на те, которые сталкиваются с проблемами.

– Сейчас школы распределены по группам (первый топ–20, потом топ 21–70 и так далее), но место школы в группе не указано. Это специально делается, чтобы особо никого не выделять?

– Это сделано потому, что качество образования повысилось не только в топе, но и в группах ниже, сближая школы между собой. Если раньше между школами, занимающими 100-е и 300-е места, была огромная разница, то теперь школы внутри одной группы предоставляют очень схожее по качеству образование. Разница между ними может составлять тысячные балла рейтинга, поэтому нет смысла выделять места, группы гораздо содержательнее: переход школы из группы 221–300 в топ 20–70 – это качественный рост результатов, а переход школы с 25-го места на 30-е – это несущественное продвижение.

– В последние годы в топ-20 отсутствуют такие школы, как СУНЦ МГУ, школа № 179, № 2007 ФМШ, а школа «Интеллектуал» не попала даже в 220 лучших. Чем вы это объясняете?

– И СУНЦ, и школы № 179 и № 2007 находятся в топе, однако рейтинг перестал быть одномерным. Если раньше топ занимали школы, специализирующиеся на олимпиадах, то теперь одних олимпиад недостаточно, важно также работать с инвалидами, с развитием профессионального мастерства, с профилактикой правонарушений, с основной школой и дошкольными отделениями. Школы очень сильно изменились за последние 10 лет, и в том числе благодаря рейтингу. Сигналы, которые получают директора при публикации рейтинга, максимально прозрачны, и каждый может планировать свою работу, зная, что сейчас важно для города и семей. Это очень здорово, что у нас появляются новые точки роста и лидеры, и важно понимать, что топ-20 десять лет назад – это примерно как топ-220 в этом году. То, что каких-то школ нет в топ-20, не значит, что они стали учить хуже, это значит, что другие стали учить лучше. Если раньше топовые школы были единичны, сейчас их много, действительно много.

Беседовала Ольга Дашковская



Новости





























































Поделиться