Качество образования // Тема дня

От революции к антиреформам: польское образование как зеркало российского

15 мая в Московском городском педагогическом университете (МГПУ) состоялся воркшоп «Образовательная политика, компетенции, оценка: польский кейс и международный опыт». С докладами выступили директор Института доказательных исследований (Польша) Мацей Якубовски и эксперт кафедры макроэкономики и теории международной торговли факультета экономических наук Варшавского университета Томаш Гайдерович.

От революции к антиреформам: польское образование как зеркало российского

Мацей Якубовски – один из ведущих исследователей и консультантов в области образования в Польше и за ее пределами. С 2008 по 2012 годы он работал в команде PISA ОЭСР в Париже, а с 2012 по 2014 годы – заместителем министра образования Польши.

Поэтому о реформах польского образования он знает не понаслышке. По его словам, в 1999 году в Польше произошла даже не реформа, а революция в образовании, которая стала следствием кардинальных изменений в стране, произошедших после прихода к власти Леха Валенсы.

Причем революция в образовании случилась позже, чем в других сферах общественной жизни страны.

Видимо, потребовался некоторый накопительный эффект для того, чтобы осознать: дальше так жить нельзя!

От качества и доступности – к компетенциям XXI века

Определенным импульсом к переменам стали результаты Международного исследования грамотности взрослого населения (IALS) в 1995 году, которые показали, что большинство жителей Польши не способны справиться даже с простыми заданиями по работе с информацией.

Кроме того, отмечалась большая дифференциация в качестве образования в Варшаве по сравнению с другими городами и сельскими районами страны.

Поэтому главным лозунгом реформы стали «Качество и доступность». Цель преобразований заключалась в расширении автономии школ, предоставлении большей свободы учителям и отказе от жесткой регламентации (обязательного учебного плана, инспектирования школ). Педагоги получили право использовать любые учебники, составлять авторские программы. Вводилась новая схема финансирования по принципу «деньги следуют за учеником».

Не правда ли, все эти нововведения и нам хорошо знакомы? Россия тоже прошла этот путь.

Как отмечает Мацей Якубовски, поставленные задачи были достигнуты: Польша значительно улучшила свои результаты в PISA, была устранена дифференциация в системе образования, произошло позитивное влияние на рынок труда, поскольку повысилось качество подготовки учащихся.

В то же время сохранялось скептическое отношение к реформе со стороны общества и учителей, которым потребовалось 10–15 лет для того, чтобы принять перемены.

В середине 2000-х стало понятно, что учебный план устарел, его надо было привести в соответствие с международными трендами.

По свидетельству Мацея Якубовски, на первом этапе реформы, в конце 90-х – начале 2000-х, вопрос о ключевых компетенциях вообще не стоял в повестке дня. Акцент делался на знаниях, а не на их практическом применении и ориентации старшей ступени на запросы работодателей.

На втором этапе, в 2007–2008 годах, когда разрабатывался и вводился новый учебный план, эти вопросы стали первостепенными.

Задавая общие для школ цели и результаты в соответствии с Польской рамкой квалификаций, новый учебный план уделял больше внимания изучению математики и естественных наук с применением проблемно-поискового и проектного методов.

Одним из важных изменений в учебном плане для средней школы стало введение «блоков» (интегрированных курсов) в преподавании общественных наук и естествознания.

Старшеклассники, которые в качестве основной дисциплины выбирали математику, изучали блок «социальные науки», который включал историю.

Это нововведение вызвало противоречия и недовольство в обществе: оппоненты увидели в нем неуважение к национальной истории и традициям страны.

Многие учителя разделяли эту позицию.

Патриотические настроения перевесили научные аргументы в пользу компетенций и развития аналитического мышления в процессе углубленного изучения математики. В том числе ситуация усугублялась тем, что реформы проводились без общественного обсуждения, дискуссии шли только в узком экспертном кругу.

Вперед, в прошлое!

В результате возникших противоречий Министерство образования Польши было вынуждено пойти на попятный и в 2016 году ввести жесткий учебный план, ориентированный на знания, навязывающий поурочное планирование и ограничивающий автономию школ и педагогов.

Опросы общественного мнения показали, что половина граждан поддерживает эти контрреформы.

В то же время представители молодого поколения, получившие образование в рамках предыдущей реформы, были против этих изменений.

По свидетельству Мацея Якубовски, недавно состоялась самая большая забастовка учителей за последние 25 лет, в ходе которой поднимались проблемы заработной платы, а также автономии и профессионального статуса учителя.

Кстати, участников воркшопа интересовала тема материального стимулирования педагогов в процессе реформирования образования в 1999–2015 годах.

Польские специалисты отметили, что повышение зарплаты учителей оказывало положительное влияние на качество образования лишь на первом этапе, но после этого материальные стимулы переставали быть мотиваторами развития. Поэтому впоследствии основное внимание уделялось повышению квалификации учителей.

Какие уроки извлекли польские специалисты из опыта реформирования школьного образования?

Во-первых, основной учебный план – это важный стратегический документ, но намного важнее его применение в повседневной практике.

Во-вторых, успех любой реформы зависит от вовлеченности учителей, а для этого стратегия деятельности должна быть научно обоснованной.

В-третьих, и это самый печальный вывод, новые подходы не приветствуются более «традиционными» обществами.

На образование в основном влияют убеждения, эмоции, мифы и мнения людей, далеких от школы.

От мифов – к науке

По мнению польских специалистов, совсем иная ситуация в медицине, где качество лекарств определяется не субъективным подходом «нравится – не нравится», а результатами длительных экспериментальных тестирований и научных исследований.

Аналогичные методы должны применяться и в сфере образования. После 2013 года в Великобритании и других странах стали проводиться комплексные экспериментальные исследования (сейчас их более 100), которые основаны на мета-анализе и обобщении доказательств для педагогов.

Teaching and Learning Tooklit

«Сегодня образование может быть основано на фактических данных!» – убеждены польские ученые.

По их мнению, наполненный знаниями предметно-ориентированный учебный план должен уступить место стандартам, основанным на выборе самих учащихся. Чем больше свобода выбора учащихся, тем выше их мотивация к обучению и как следствие – выше его эффективность.

С целью выявления предпочтений школьников в Институте доказательных исследований Польши была разработана специальная платформа «TEST and LEARN».

По результатам первых апробаций были сделаны выводы о том, что большинство подростков отдает предпочтение групповым формам обучения, что положительно сказывается на формировании коммуникативных навыков, но при этом сильные, хорошо успевающие ученики выбирают индивидуальные занятия.

Участникам воркшопа была предоставлена возможность протестировать свои знания по математике и получить конкретные рекомендации на основе выявленных в ходе анкетирования пробелов.

«Новая версия стандартов образования – это результат давления части общества на систему образования»

Когда я спрашивала специалистов о том, каковы их впечатления от семинара, все сходились в одном: реформы образования в России и Польше шли аналогичными путями.

«Польский кейс очень интересен тем, что мы проходим одни и те же этапы развития, несмотря на экономические различия, – считает Александра Серова, советник ректора НИУ ВШЭ. – Новая версия стандартов образования, предложенная Минпросом, знаменует собой консервативную волну. Это результат давления определенной части общества на систему образования, которому мы пока не можем противостоять. Через какое-то время мы поймем, что надо переходить на новый уровень».

Александра Серова обратила внимание на то, что у нас сложилась странная традиция обсуждать ключевые документы в образовании в разгар летних отпусков. Таким образом, мнение профессионального сообщества учитывается формально или не учитывается совсем.

«Сейчас в стране действует много ассоциаций учителей-предметников, и Министерство просвещения могло бы учитывать их мнения, но, похоже, оно к этому не стремится», – констатировала Александра Серова.

Отвечая на вопрос «ВО» о том, почему в Польше произошел откат от компетентностной модели к знаниевой, руководитель управления стратегического развития Московского городского педагогического университета МГПУ Кирилл Баранников отметил: главная причина в том, что учителя не приняли эту реформу. Поэтому они легко вернулись к прошлому.

«Похожие тенденции есть и у нас, – считает он. – В 2012 году были приняты продвинутые деятельностные и компетентностные стандарты. Разрабатываемые и горячо обсуждаемые сейчас в стране новые стандарты возвращают фокус внимания на учебный материал. Интересно, что общественные обсуждения показывают, что определенная часть учителей поддерживает такой возврат. Реакционные процессы идут не только в России и Польше. Например, Великобритания тоже в последние годы переживает возврат к санкционной, а не поддерживающей системе, ослабление роли компетентностного подхода».

В то же время Кирилл Баранников подчеркнул, что, несмотря на консервативные тенденции последних лет, PISA остается активным инструментом не только для оценки, но и для развития национальных систем образования и важной частью образовательной политики. Доказательством этого служит поручение президента о вхождении России в топ-10 ведущих стран мира в сфере общего образования.

Что же касается польского опыта, то на платформе дефициты в образовании определяются на основе результатов заданий PISA, а потом ученику предлагаются наиболее эффективные сценарии обучения с учетом его предпочтений.

Директор столичной школы № 444 Павел Северинец оценил платформу как «определённый инструмент формирования позиции ребёнка, его успешности и запросов в будущем».

Однако, по его мнению, не все так однозначно, поскольку «система не спрашивает мнение, а предлагает готовые варианты».

В любом случае польский опыт – это урок для нас, свернувших с магистрали инноваций на обочину, ведущую в прошлое и отбрасывающую нас от прогресса на многие годы.


Новости





























































Поделиться