Качество образования // Интервью

По новым стандартам детям ежегодно придётся выучить наизусть 500–600 дат (только по истории)

Игорь Реморенко, ректор МГПУ, рассказал «ВО», чем отличается новый ФГОС от старого и что может изменить общественное обсуждение.

По новым стандартам детям ежегодно придётся выучить наизусть 500–600 дат (только по истории)
Фото: lovebabyok.org

– Как Вы оцениваете отсутствие упоминания о системно-деятельностном подходе в тексте документа?

– С некоторой тревогой. С одной стороны, в самом деле регламентации в стандарте стало на порядок больше, чем в предыдущей версии. Причём это самая разная регламентация – начиная от обязательного изучения законов царя Соломона и заканчивая требованиями по наличию специальной комнаты для ремонта музыкальных инструментов.

Деятельность, когда учитель самостоятельно ставит цели, определяет результаты и методы, уступила место воспроизводству предзаданного извне заказа.

С другой стороны, это в самом деле так – стандарт получился не про развитие деятельности. У него, по всей видимости, другие задачи.


– Обеспечат ли эти ФГОС вхождение в топ-10 ведущих стран мира в сфере общего образования?

– Сам документ вряд ли может это обеспечить. Это сложная работа, связанная с обучением учителей, изменением инструментов оценки качества, обновлением стилей и методов преподавания, учебных материалов.

Однако в какой-то степени в стандарте удалось по некоторым предметам сформулировать вполне современное видение содержание образования.

Это будет способствовать продвижению России в разных рейтингах, но только при условии, если государство вложится в обучение учителей и обновление учебных материалов.

Основной смысловой дефицит стандартов – сквозные, или, как у нас говорят, «метапредметные» результаты. Привязать и отобразить их в структуре всех учебных предметов пока не удалось.

– Как выполняется поручение президента по обновлению стандартов с учетом научно-технологического развития России?

– Не знаю, мне кажется, это должны оценить эксперты Минпросвещения. Навскидку – цифровые технологии упоминаются и в стандарте начальной, и основной школы. А вот искусственный интеллект – ни разу и нигде. Вероятно, следовало бы ещё поработать над осовремениванием содержания образования. Хотя, конечно, разумный учитель, у которого есть гибкость и свобода в деле подбора конкретного учебного материала, обязательно найдёт место для обсуждения с детьми современных технологий, вовлечения их в лабораторные исследования, дискуссии, разные разработки и т.п.


– Как Вы оцениваете итоговую аттестацию в начальной школе?

– Она и раньше была. Только была жёсткая фиксация, что школа её проводит самостоятельно. Я думаю, эти слова следовало бы вернуть. Вряд ли сейчас нам в самом деле нужно ЕГЭ по завершению начальной школы.

– Как Вы оцениваете привязку требований к результатам к годам обучения?

– Это требуется не по всем предметам. Там, где такие требования предложены – надзиратели более всего готовы проводить разные проверочные работы и мониторинги. Там, где нет распределения по годам – скорее всего, проверять не хотят. Это странный подход, я думаю, что логика представления результатов по годам должна определяться не намерением что-то проверить, а смыслом поэтапного развития учебных результатов. Это очень непросто прописать, но с годами апробации возможно. На сегодня я бы предложил укрупнить описанные результаты – не делать их слишком дробными – именно по каждому году обучения.


– Какова функция ФГОС в нынешнем варианте – контроля, надзора или развития?

– В нынешнем варианте, думаю, контроль и надзор. Развитие уходит на второй план.

– Как так получилось, что МГПУ, который всё время был на стороне критиков стандарта, вдруг оказался в числе организаций, которые внесли проект документа с предложением к обсуждению?

– Да, всё верно. Мы последовательно и аргументированно критиковали предыдущую версию.

Ключевые наши замечания были связаны со стандартизацией в качестве содержания образования так называемых «дидактических единиц» – тем для изучения. Это возвращало педагогику памяти, формальное прохождение материала, начётничество и неутомимую скуку на уроках.

Да и сделано это было вопиюще непрофессионально.

Сейчас разработчики услышали эти замечания и постарались переписать содержание образования на том языке, на каком его принято описывать в современном мире – на языке образовательных результатов. К сожалению, не по всем предметам это удалось сделать качественно. Вероятно, предметники-методисты мало взаимодействовали друг с другом в ходе переработки стандарта.

Некоторые из результатов выглядят странно и порой формально, подразумевая под содержанием образования главным образом лишь информацию для запоминания.

Наши эксперты посчитали, что только по истории ежегодно детям придётся выучивать наизусть 500–600 дат.

И по литературе в подростковой школе учитель должен будет научить детей читать и понимать прочитанное, опираясь только на фиксированный список литературных произведений. Ведь только по ним будут проверять на ЕГЭ. Если эти произведения нам так дороги, то надо требовать, чтобы они были во всех школьных библиотеках, а не заставлять детей выучивать их краткое содержание. Как мне кажется, это только отобьёт любовь к чтению.
Нам хотелось бы надеяться, что общественное обсуждение позволит обнажить эти проблемы и потом исправить, найдя более удачные формулировки.

– Хотели бы Вы пожелать что-то специально участникам общественного обсуждения?

– Да. Я бы советовал не бояться предлагать выбрасывать лишнее. Стандарты явно избыточны, предлагайте, что удалить. Ну и нужны более разумные формулировки по результатам. Нынешние – где-то слишком замороченные, где-то устаревшие и работающие главным образом на запоминание информации, ну а где-то просто ненужные. Это надо поправить.



Новости





























































Поделиться