Иди в театр! // Рецензия

«Что ни век, то век железный»: выучим историю в театре

В Российском академическом молодежном театре (РАМТе) идет спектакль «Последние дни», премьера которого состоялась в марте нынешнего года. Режиссер-постановщик и художественный руководитель театра, народный артист России Алексей Бородин исследует очередную историческую тему. Какую – расскажет наш корреспондент Ольга Дашковская.

«Что ни век, то век железный»: выучим историю в театре
Фото: http://ramt.ru

Для театра, в репертуаре которого такие постановки, как «Rock’n’roll», трилогия «Берег утопии», «Нюрнберг», «Демократия», переосмысление прошлого уже стало традицией.

Путешествие в три эпохи

Спектакль «Последние дни» – резонансный, острый, смелый (временами даже отчаянно смелый) и в каком-то смысле совершенно неожиданный. Его с легкой подачи его создателей сразу же окрестили «театральным пасьянсом». И это не случайно.

Постановка включает:

поэму Пушкина «Медный всадник», действие которой происходит в период самого разрушительного наводнения за всю историю Санкт-Петербурга (1824 год);

пьесу Михаила Булгакова «Александр Пушкин» («Последние дни») о трагических событиях перед смертью поэта в феврале 1837 года

и пьесу Бориса Акунина «Убить змееныша» о смутном времени, когда царица Софья и ее фаворит Василий Голицын должны уступить власть юному Петру (80-е годы XVII века).

По ходу действия становится ясно:

Выбранные режиссером три этапа русской истории связаны между собой вариациями на одну общую тему.

Это:

– давление власти на «маленького человека» («Медный всадник»),

– противостояние поэта и царя, столь волновавшее Булгакова (вспомним его пьесу о Мольере «Кабала святош»),

– и раскрытая Борисом Акуниным проблема величия государства и угнетенного народа на фоне петровских побед и завоеваний.

Известно, что Пушкин работал над историей Петра Великого, заказчиком которой был сам император Николай I.

Поэт поначалу восхищался деяниями царя-реформатора, однако после изучения документов той поры его начали волновать совсем другие вопросы: какой ценой достигнуты успехи и свершения и стоят ли они жизни хотя бы одного человека?

Воплощением этих размышлений стала поэма «Медный всадник», строки которой начинают и завершают спектакль «Последние дни» и являются его основным рефреном.

Объединяют все три произведения декорации в виде больших металлических блоков, которые трансформируются и словно загоняют в жесткие рамки представителей разных эпох.

«Где цель, там и цепь»

Казалось бы, на сцене воскресают сюжеты и герои, далекие от зрителей цифрового XXI века, увешанных гаджетами и обремененных ипотекой.

Но история, как известно, движется по спирали: события, проблемы, судьбы перекликаются, повторяются и, как в зеркале (иногда кривом), отражаются в наших днях.

Вот яркий пример: Василий Голицын возглавил два похода (1687, 1689) против Крымского ханства. Несмотря на неудачи русских войск, эти кампании помешали татарам выступить против союзников России в войне с Османской Турцией.

В то время как скоморохи поют частушки о военных провалах «Васьки Голицына», сам он так рассуждает об этом:

«На что нам было входить в Крым? Все равно его не удержишь, да и что в нем пользы? Прибытка от него не будет, одни расходы».

«Да еще на нас всей своей мощью обрушилась бы Турция, – продолжает Голицын. – Зачем нам большая война? А так и союзникам помогли, и крымцев приструнили, и потерь избежали».

В пьесе Акунина Василий Голицын противопоставлен Петру I, который пока еще не взошел на трон. Но его «политическая программа» уже озвучена устами его воспитателя (и брата Василия) Бориса Голицына: дать народу великую цель и одновременно – цепь. («А где цель, там и цепь крепкая. Народ у нас горы своротит, если его с умом погонять»).

Если Борис – своеобразный политический имиджмейкер Петра – утверждает, что «государство нужно для величия», то его антипод Василий возражает:

«Государство нужно для того, чтобы людям лучше жилось. Величие страны – в счастье ее обитателей».

Это не просто популистские лозунги, а вполне реальный план действий.

«Перво-наперво нужно освободить крестьян от рабства, ибо из рабов хороших граждан не бывает. Пусть всяк пашет собственную землю, а казне платит посильный налог», – рассуждает Василий Голицын.

И добавляет: «От этого государственный доход, по моему расчету, увеличится вдвое. Войско мы сделаем не такое, как сейчас, а регулярное. Бездельников и беспокойных людей в стране много. Чем воровать да по дороге с кистенем бродить, пусть лучше служат отечеству.

Дворянским детям всем велим учиться в школах. Без образованного сословия современной державе нельзя – ведь восемнадцатый век на носу.

Во всех иностранных столицах учредим постоянные посольства.

Когда соседи лучше понимают друг друга, от этого меньше войн и выгодней торговля.

Притеснять иноверцев запретим. В нашем государстве племен много, пускай никто в России не чувствует себя чужим…»

Этим реформам не суждено было воплотиться в жизнь – очень скоро на трон взойдет правитель, который сделает страну великой державой, но какой ценой…

Правда, в пьесе Акунина дается некая развилка: Софья при поддержке боярина Василия Шакловитого, чтобы удержаться во главе государства, заказывает убийство Петра некому Трехглазову – авантюристу из Сибири, который приехал в Москву «правду искать».

Но тот, разглядев в юном царевиче силу и будущую власть, принимает его сторону и предупреждает о готовящемся покушении.

То есть история, как река, могла бы пойти по другому руслу, и не было бы Северной Пальмиры, «окна в Европу», русского флота, с одной стороны… и многотысячных жертв – с другой.

«И бездны мрачной на краю»

А вот судьба Пушкина была предопределена, и переломить ее трагический исход невозможно. Об этом свидетельствует напряженная, наэлектризованная, как воздух перед грозой, атмосфера булгаковской пьесы, густонаселенная врагами поэта.

Тут и Дантес с бароном Геккереном, и жандармы Бенкендорф и Дубельт, следящие за каждым шагом поэта, и бесконечно плетущий интриги князь Петр Долгоруков: его очень долго подозревали в том, что он вместе с князем Иваном Гагариным написал злополучный памфлет «Патент на звание рогоносца», послуживший причиной дуэли между Пушкиным и Дантесом.

Впоследствии Долгоруков пытался опровергнуть свою вину, но Булгаков показывает его как сугубо отрицательного героя. Так же как и Наталью Гончарову, несмотря на разные версии литературоведов по поводу ее роли в гибели мужа. В пьесе она с радостью принимает ухаживания Дантеса.

Сам Пушкин остается за сценой – так хотел Булгаков. Создатели спектакля в РАМТе поддерживают эту позицию, словно подчеркивая:

Пушкин здесь лишний, гонимый, не оцененный по достоинству.

Например, при дворе большой популярностью пользуются поэты Нестор Кукольник и Владимир Бенедиктов, о которых сегодня вряд ли кто-то вспомнит. Их с восторгом встречают в высшем свете, а про Пушкина говорят, что он «исписался».

Император Николай I относится к автору «Медного всадника» свысока. Во время посещения III отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии под руководством сурового Бенкендорфа, чтобы узнать, как идет слежка за Пушкиным, он восклицает:

«Ни благоговения к божеству, ни любви к Отечеству!»

Да и как можно любить поэта, который написал злую эпиграмму на царя – в спектакле она звучит так:

«В России нет закона. Есть столб, а на столбе – корона».

И в финале спектакля мы слышим топот бронзового исполина как вечную метафору, которую каждый понимает по-своему:

И во всю ночь безумец бедный,
Куда стопы ни обращал,
За ним повсюду Всадник Медный
С тяжелым топотом скакал…

На афише спектакля изображена потрескавшаяся посмертная маска Пушкина, который смотрит на нас, будто пытаясь понять, что с нами происходит…



Обсуждение

{{ comment.user }}
{{ comment.date }} / Ответить

Ответ на сообщение от {{ comment.reply_date }}

{{ comment.text }}

Комментарий удален

Ваше сообщение будет первым!

Новое сообщение

Вы отвечаете на сообщение от {{ reply_comment.date }} Удалить ссылку на ответ

Отправлять сообщения могут только авторизованные пользователи.
Ваше сообщение будет первым!

Читайте также в рубрике «Иди в театр!»

Новости





























































Поделиться