Очерк // Статья

Леонид Наумов: Хочу стать ненужным

На вопрос «кто такой Леонид Наумов»?» Яндекс в первую очередь выстреливает ссылкой из Википедии

Леонид Наумов: Хочу стать ненужным

Леонид Анатольевич Наумов, российский историк и педагог, заслуженный учитель РФ, кандидат исторических наук, директор ГОУ Гимназия № 1505 с 2001 года. Автор ряда работ, посвященных истории НКВД и репрессий 1937—1938 года («Большой террор»)

Но Википедия очень вскользь упоминает о том, что сегодня Наумов-директор руководит не просто одной из лучших гимназий в Москве, а огромным образовательным комплексом со своей начальной школой и детским садом. Что Наумов-историк не просто исследует события определенной эпохи в жизни страны, но и разгадывает историю своей собственной семьи. Что девиз, с которым Наумов-педагог встречает новичков в гимназии, – «в борьбе обретешь ты право свое». Лозунг партии эсеров, лозунг, призывающий отстаивать свои законные права.

Гимназия №1505 стала продолжением школы №388 и приняла первых учеников в 1956 году. Фасад красного кирпича до сих пор напоминает о том времени, когда воодушевленные ученики впервые заполнили школьные коридоры. И сегодня, несмотря на турникеты у входа, строгого охранника и пластиковые двери, там до сих пор «пахнет» хорошей школьной историей, хранить которую – одна из «миссий» директора.

С фотографии на сайте гимназии немного через плечо на меня смотрит человек в очках в темном костюме. Смотрит взглядом философа, поверх очков, от этого, кажется, что слегка надменно. Это ошибочное ощущение. Леонид Анатольевич встречает меня в свободном пиджаке, без очков и с бородой добродушного моряка-весельчака. Да еще щедро отсыпает сухариков к чаю.

В кабинете Леонида Наумова история везде – на полках, на стенах. Книги, книги, фотографии, статуэтки, рисунки, альбомы. Мы разговариваем за чашкой крепкого зеленого чая, а с полки напротив за нами наблюдает бунтарь Че Гевара. Флаг с портретом команданте – подарок друзей, напоминание о бурной юности, когда Леонид Наумов (со школьных лет и до конца 1980-х годов) участвовал в различных подпольных движениях, в том числе в «Отряде имени Че Гевары».

На одной стене кабинета – огромная фотокартина: веревочный мост, уходящий в серую дымку. Спрашиваю, куда уходит этот мост? «В будущее, – отвечает Наумов. – Оно всегда туманно». Ответ настоящего историка. Но почему бы не заглянуть в эту туманность? По инициативе Леонида Анатольевича была придумана и написана программа развития гимназии аж до 2030 года.

«Это, конечно, вызов. Во многом, для самих себя. Я понимаю, что многое может не осуществиться, но, с другой стороны, у учителей и школьников появилась картинка того, как будет развиваться школа. И я в тот момент уже стану ненужным: все всё будут знать и без меня. И это хорошо», – последняя фраза меня огорошивает. «Вы хотите стать ненужным?!»– недоумеваю. Но для Наумова негатива тут нет.

– По сути, в этом и заключается вся работа и в, конечном итоге, миссия учителя, – поясняет Леонид Анатольевич. – В момент, когда педагог объясняет ребенку материал, он становится ненужным. Передает свои знания ученику. Все. Миссия выполнена. Вот именно поэтому я не против того, чтобы стать ненужным.

Леонид Наумов человек-парадокс. В одном из своих интервью лет 10 назад заявил, что ему не нравится быть директором. При этом директорствует Наумов уже без малого 20 лет – с 2001 года. Почему? И что изменилось сегодня?

– Миссия директора – отвечать за решения и ситуации, причем чаще всего не за свои. Это я понял в первый год директорства, – рассказывает Наумов. – Ты несешь ответственность за то, что делают другие. Это не очень справедливо, не всегда приятно и сложно психологически. Я могу быть учителем, завхозом, юристом, бухгалтером, но все эти полномочия можно делегировать, а ждут от тебя только одного – ответственности. И в этом плане, конечно, мне по-прежнему не очень нравится быть директором. Но мне очень нравится наша школа и нравится то, что я сам с собой, по-мужски, договорился, что буду директором и сам за это свое решение в ответе.

Отвечать приходится за многое. На сегодняшний день гимназия №1505 это не только комплекс из четырёх школ и четырех детских садов, но и археологический музей, три театральные студии, газета «Пугачевка news». Что больше всего волнует директора?

– Много внимания занимает новая начальная школа. Ей всего-то 4 года от роду. Создавали с нуля. Тогда, в 2014 году мы оставались чуть ли не единственной гимназией, у которой не было своей прогимназии – началки. Но уже через год ребята перейдут в пятый класс, первый цикл закончится, а дальше будет легче. Но есть вещи мне пока неведомые. Это дошкольники и все, что с ними происходит. Это как суп варить. Я хорошо знаю как работать со средней и старшей школой. То есть могу взять продукты, подготовить их и положить в кастрюлю вариться. Но беру я продукты из холодильника. Кто-то их туда кладет: готовит начальную школу.

Вообще такая иносказательность, – отличительная черта ответов Наумова. От этого беседа с ним становится немного игрой – какой еще образ всплывет в следующем ответе? Директор продолжает:

– Я сам, условно, тоже могу сходить в магазин и положить продукты в холодильник. Но кто выращивает эти продукты, ухаживает за ними в парниках и на грядках – мне неведомо. Вот эти грядки и есть дошкольное образование, которое пока за скобками моего профессионального опыта и в котором я только-только начинаю разбираться. Мне интересно, но очень волнительно.

Сам Леонид Наумов вырос на «грядке», которую щедро поливали родители и бабушка. Интерес к истории появился у мальчика уже лет в семь. Он взахлеб читал исторические повести Любови Воронковой, Александра Немировского. Слушал рассказы бабушки, которая была революционеркой, дважды сидела в тюрьме. Ее муж, дед Леонида Наумова Наум Глатман, большевик, попал в Симферополе под арест белогвардейцев. От расстрела его спасло только то, что красные вошли в Крым. «С моей бабушкой дед познакомился перед арестом, а после спасения из расстрельной камеры они поженились, – рассказывает Леонид Анатольевич. – На этой семейной истории, часть которой, кстати, зафиксирована в мемуарах барона Врангеля, я и вырос». А потом была школа, увлечение археологией и разными общественно-политическими вопросами, той же историей и философией… К выпускному классу стало понятно, что все это не очень вяжется с выпускными экзаменами. Леонид решил поступать туда, куда легко, чтобы это не мешало любимым увлечениям. Выбрал техническое направление, даже нашел репетитора по математике и делал успехи, все получалось и нравилось. Но уже в середине 10 класса вдруг представил, что будет заниматься этими вычислениями всю жизнь, и ужаснулся. Это было немыслимо. Решил поступать в педагогический. До сих пор не пожалел.

Однажды Леонид Наумов сказал, что в школе чувствует себя очень свободно. Сегодня учителя практически хором говорят о рамках, в которые их зажимают ФГОСы, документооборот и маленькая зарплата. А ему свободно. Опять парадокс?

– Тогда, в 90-е, будучи педагогом, я мог быть и ученым, и журналистом и даже бизнесменом, – рассказывает Наумов. – Не секрет, что в то время каждый крутился как мог. Но в первую очередь я был учителем. Это было главным, но позволяло уже чуть менее «полно», отчасти в качестве хобби, заниматься и рядом других дел. В этом смысле я был свободен выбирать. Сегодня же наша профессия переживает сложное время.

И Леонид Анатольевич начинает рисовать потрясающе наглядную картинку. Представьте, говорит, что учителя – стрельцы в допетровской России, служилое сословие. У них были обязательства, но при этом была относительная свобода: свой огород, хозяйство, посменная работа, амбиции. Что будет, если полк шведских пехотинцев пойдет на полк стрельцов? Наших разгромят. И не потому, что они плохие или слабые. Просто неправильно организованы. Это не их вина, а их беда. Нужна другая подготовка. И это психологически воспринимается как лишение его свободы и тех привилегий, которые были раньше. Да, мучительно. Но трансформация должна произойти, иначе нас уничтожат, как профессию. А мы, как стрельцы 16-17 века, забиваемся в крепость и отстреливаемся. Осада может длиться годами и ни к чему не приведет. Школа сегодня превращается в такую крепость: не войти и не выйти. Путь этот бесперспективный.

Учителю-«стрельцу» надо, во-первых, признать и принять необходимость регламентов в своей деятельности. «Мы же как пользователи требуем соблюдения правил в торговле, в транспорте, медицине, спорте, – говорит Леонид Наумов. – Учителя тоже должны выполнять регламенты. Пора перестать рассказывать всем, что мы творческая профессия. Это, безусловно, так, но это наша внутренняя самооценка, а не взаимоотношения с окружающим миром. Во-вторых, надо научиться управлять самостоятельной деятельностью ученика. Пока это terra incognita. Мы привыкли работать глаза в глаза. Но детям нужна самостоятельность. И третье. Научиться измерять и оценивать себя.

Вот такое вот неудобное решение: чтобы обрести новую свободу, нужно отказаться от прежней. Но Наумов в принципе не ищет легких путей. Ни для других, ни для себя. Его жизненный принцип – совершать те поступки, которых боишься. Идти навстречу страху.

Во время нашей беседы в кабинет заглянула девушка. Леонид Анатольевич вышел на пару минут. Я была уверена, что одна из старшекласниц зашла к директору за советом. Оказалось – это учительница! Не так давно окончив гимназию, теперь пришла сюда работать. В гимназии 1505 сегодня практически все учителя – бывшие выпускники. Школа для своих. Такой и должна быть.

Места силы и отдыха: Сергиев-Посад, Кипр.

Тотемы: сова – мудрость, верблюд – выносливость.



Обсуждение

{{ comment.user }}
{{ comment.date }} / Ответить

Ответ на сообщение от {{ comment.reply_date }}

{{ comment.text }}

Комментарий удален

Ваше сообщение будет первым!

Новое сообщение

Вы отвечаете на сообщение от {{ reply_comment.date }} Удалить ссылку на ответ

Отправлять сообщения могут только авторизованные пользователи.
Ваше сообщение будет первым!

Новости































Поделиться