Очерк // Тема дня

Михаил Черемных: Чтобы понять детей, нужно присесть на корточки

27 лет назад в Ижевске открылся Гуманитарный лицей. «Пустое здание, директор, три сторожа и психолог», – вспоминает директор лицея Михаил Черемных. В 1990, когда он согласился «встать у руля» этой новой школы, ему тоже было 27.

Михаил Черемных: Чтобы понять детей, нужно присесть на корточки
Фото из личного архива Михаила Черемных

За спиной к этому времени остались три школы. 24-ая, где был первый в жизни урок у студента филфака Миши Черемных, потом родная 68-ая, где учился сам и куда пришел на практику на пятом курсе и остался работать. И совсем недолго, всего год перед Лицеем, – школа № 81 на улице Союзной.

– Вот это да, полжизни, считай, уже в лицее! – присвистывает Михаил Петрович, когда мы встречаемся в подмосковном отеле на Фестивале Практики Развития. Здесь люди разных профессий обсуждают «настоящее будущее», учатся познавать себя и других, презентуют проекты. Михаил Петрович тоже с проектом приехал. С новым и смелым. Но о нем – чуть позже.

А сейчас о проекте, о котором, как о первом ребенке, можно говорить бесконечно. Когда Михаил Петрович рассказывает о своей школе, он говорит «мой лицей». И это не потому, что «все мое!», а потому что настолько продуманное, прожитое и порой выстраданное, что «мое от пяток до макушки». Как выношенное и рожденное любимое дитя.

«Ребеночек» стоит практически в центре Ижевска. С одной стороны – набережная речки Карлутки, чуть пройти в другую – березовая роща. Та самая, где в 30-е годы XX века стоял клуб, отчего и район этот назвали «культбазой».

– Тогда, в годы культурной революции, так называли очаги культуры по всей стране, – просвещает меня Михаил Петрович. – Это могла быть библиотека, клуб, агитпоезд или лодка с книгами и периодикой, которая причаливает к прибрежным северным рыбацким поселкам.

Атмосферу очага культуры и науки поддерживают своими названиями и улицы вокруг лицея: Софьи Ковалевской, Льва Толстого, Серова, Репина. Сам лицей стоит на улице Шишкина. Вполне себе культурный квартал.

Надо сказать, что до 2005 года в лицей брали только старшеклассников. Причем шли они не в классы, а в профильные группы, как в вузе. Была группа историков, филологов, финно-угроведов, экономистов и «иностранцев». Девятый класс был первым курсом, десятый – вторым, одиннадцатый – третьим.

Но в 2006 году к директору пришли две бывшие выпускницы и настойчиво попросили открыть набор в «началку». Подрастали дети, а учить их в другой школе молодые мамы категорически не хотели.

– Был, конечно, и другой момент, о котором нам часто напоминал Борис Эльконин, – говорит Черемных. – Мол, старшую школу развивающего обучения сделали, но система-то работает эффективно только с «началки». Вот мы и решились реализовать проект начальной школы Гуманитарного лицея по системе Д.Б. Эльконина – В.В. Давыдова.

И вот летом нынешнего года произошло очень важное событие – выпускной вечер «собственных» одиннадцатиклассников – тех детей, которые 11 лет назад пришли в первый класс Гуманитарного лицея. Михаил Черемных говорит об этом с горящими глазами, несмотря на то, что за 27 лет работы лицея выпустил уже больше тысячи ребят.

Тогда, на старте, не было ничего! Ни соответствующих СанПиНам помещений и мебели, ни учителей начальной школы, ни учебников, ни программ, ни даже потенциальных первоклассников, за исключением детей тех двух беспокойных мамочек. Но были мечта и желание создать очень человечную и содержательную начальную школу. Была воля и азарт. Было знание, что в городе многие родители ищут хорошую школу для своих детей. И ещё была вера, что всё получится.

– И получилось! У нас получилась отличная начальная школа, – гордится Михаил Петрович – и есть чем: семь прекрасных классов с одноместными партами и шкафчиками для каждого ребенка, «школа полного дня» с трехразовым питанием, часовой прогулкой, тьюторское и психологическое сопровождение каждого ребенка и каждой семьи.

Старшая школа тоже работает, как отлаженный механизм. Правда, за 20 с лишним лет в лицее поняли, что просто вводить профильное образование – не совсем правильно. Мало знать, «что», важно знать, «как». Поэтому и придумали «Школу работы с Будущим», – ну, не сидится им в этом Лицее спокойно.

– О нас так и пишут открыто некоторые «доброжелатели»: «этот ненормальный лицей, в котором отсутствует дисциплина, и который не даёт прочных знаний», – смеется Михаил Петрович. И я понимаю, что такие нелестные высказывания его совсем не задевают. Ведь с 5-го по 9-й класс у детей, помимо основных уроков по предметам, есть увлекательные занятия, где их знакомят с пятью основными видами деятельности: конструированием, исследованием, проектированием, коммуникацией, организацией и управлением. Познав их, дети потом смогут использовать знания в любой области: конструирование (читай «творчество»), например, пригодится и в работе повара, и в создании роботов. Но будущее – у каждого персональное, оно в классе не делается. А определиться с ним, выбрать, какие предметы изучать, с какими специалистами встречаться, помогают тьюторы. Поступление в вузы из лицея – стопроцентное, хотя это совсем не самоцель.

Так что проект Гуманитарного лицея можно считать состоявшимся и законченным. Как это? Стоп! Почему? Да просто он вырос, Лицей. Вырос и готов превратиться в что-то совсем новое. А вот во что?

Михаил Петрович заговорщицки прищуривается: «Хотите, покажу?». Еще бы! Из большого рюкзака, с какими любят ходить энергичные бизнесмены в деловых костюмах (Михаил Петрович, кстати, и сам в стильном серо-голубом костюме), директор Гумлицея достает планшет. Пока загружается презентация, он откровенничает: «Лето 2017 года для меня – рубеж. Вдруг стало открываться огромное количество возможностей. Как будто небеса прорвало, и сверху сказали – давай! вперед!».

– Это СКОБКа – Социально-культурно-образовательный бизнес-комплекс, – знакомит меня с проектом Михаил Черемных. – Образовательный квартал, где все учреждения сделаны для детей и про детей. У нас ведь мало что построено и продумано с детской точки зрения. Мало кто присаживается на корточки, когда рисует проекты детских магазинов или детских садов. Автоматические «калитки» в супермаркетах – аккурат на уровне детской головы, окна в детском саду начинаются там, где кончается голова трехлетки. Это мир взрослых, где ребенку, чтобы что-то увидеть, нужно встать на цыпочки, а то и подпрыгнуть. Никто не хочет понять, что мир в равной степени принадлежит и детям.

Михаил Черемных замахнулся на то, чтобы исправить эту ситуацию в отдельно взятом городе. В отдельно взятом квартале. Возможности есть. Он вообще пионер по натуре. Его лицей одним из первых еще в 1994 году ввел профильное обучение, а сам Черемных – один из первых тьюторов в стране, соучредитель и почетный член Межрегиональной тьюторской организации.

Про СКОБКу он тоже может говорит часами, но нас поджимает время, поэтому речь идет только о самом главном. Хотя, вижу, что для него важно абсолютно все. Мы смотрим на карту, где красной линией обведен квартал вокруг лицея. Все те литературные и художественные улицы, речка, роща…

– Я узнал, что вокруг нас планируется масштабная точечная застройка, – рассказывает историю проекта Черемных. – В течение ближайших трех лет – 10 высотных домов-свечек. А это около 6 тысяч жителей, из которых 1100 школьников и около 500 дошколят. Но в плане застройки нет ни новой школы, ни детских садов. А то, что есть – мой лицей и еще одна школа в нашем районе, как и детские сады, – заполнены под завязку. Да это же настоящий социальный коллапс! Куда они денут детей?! И я пошел по адресам: к застройщикам, к депутатам, в правительство. Везде мне кивали головами и разводили руками. Я уже отчаялся, но тут, видимо, мои мольбы и переживания достигли цели там, на Небесах.

Действительно, как будто открылся кран с удачей. Сначала оказалось, что пустующий детский сад неподалеку от лицея до сих пор ничей, и его можно «забрать». После этого администрация города предложила два первых этажа в многоквартирном доме – 800 квадратных метров!

– Да я от счастья чуть с ума не сошел! 800 квадратов! Это ж как раз отличное место для нашего Центра развития современных компетентностей! – вспоминает Черемных. Потом каким-то чудом удалось «застолбить» место, где должна была появиться одна из «свечек», – тут в проекте у Михаила Петровича современное здание для образовательных нужд, построенное лучшими архитекторами и дизайнерами, – так, как нужно детям, по уму, а не по застывшим советским «лекалам». И дальше по нарастающей: еще один детский сад освобождается, а рядом заброшенное кафе. Так и хочется сказать – здесь будет город-сад! Но не сад, а настоящий детский ресторан, где при входе будет написано: «вход взрослым только в сопровождении детей». Он станет отличной площадкой для практики старшеклассников, которые под руководством настоящих шеф-поваров и под контролем учителей будут готовить настоящие блюда для своих сверстников. Но и это еще не все. Обойдите лицей со стороны проезда Госстраха и улицы Льва Толстого – именно здесь через несколько лет, по задумке Михаила Черемных, должен появиться детский оздоровительный центр, который займется формированием здорового образа жизни у современных школьников. И все это в шаговой доступности, весь квартал можно обойти минут за шесть!

Михаил Петрович замолкает, а я все жду продолжения: кажется, идей и замыслов у этого человека и его команды нескончаемый океан. Повисает театральная пауза – такая, какую делают для осмысления сказанного. Осмысляю. Понимаю, что Черемных – человек, который своего добьется. Да что там, у него уже после встречи со мной запланирована встреча в Минобрнауки, где он тоже покажет свою СКОБКу. А еще понимаю, что он из тех, с кем одинаково здорово посидеть и в уютном кафе за чашкой кофе под тихий джаз, и в классе за партой (а может и на парте), обсуждая урок, и у костра с кружкой дымного чая и песнями под гитару.

Да, чуть не забыла – он же еще и поет. Михаил Черемных – бард с актерским прошлым.

Человек с гитарой и планшетом, в мушкетерской накидке (в студенческие годы снимался в фильме по роману «Три мушкетера», который ставили на филфаке).

Директор, который способен первого сентября вместе с одним из учителей выйти на сцену и в качестве напутствия спеть детям «Let my people go» Луи Армстронга.

Директор, которому не все равно.

Прямая речь

«Главное, что должно быть в школе, – атмосфера развития, молодая энергетика, амбиция. Не гонка за медалями, а что-то настоящее, для детей, а не для отчетности. Хороший человеческий замысел – это и есть образование. А у ЕГЭ и олимпиад с образованием очень мало общего».

«Я знаю точно: люди относятся к тебе так же, как ты к ним. Ситуацию вокруг себя ты делаешь сам. Надо смотреть по сторонам. Мир хороший. Наш мир – наше собственное произведение».

«Тьютор помогает студенту или школьнику найти вектор развития, направляет его интересы, советует, подсказывает, помогает формировать индивидуальный учебный план. Тьютор держит контекст и работает на его расширение, давая ученику право собственного выбора. После такого подхода из университетов и выходят ребята, которые переворачивают мир. Мир, по сути, сделан выпускниками Гарварда, Кембриджа Оксфорда и Йеля, где тьютор – обязательный участник педагогического процесса. Мы в школе работаем по такой же методике».



Обсуждение

{{ comment.user }}
{{ comment.date }} / Ответить

Ответ на сообщение от {{ comment.reply_date }}

{{ comment.text }}

Комментарий удален

Ваше сообщение будет первым!

Новое сообщение

Вы отвечаете на сообщение от {{ reply_comment.date }} Удалить ссылку на ответ

Отправлять сообщения могут только авторизованные пользователи.
Ваше сообщение будет первым!

Новости































Поделиться