Экспертное мнение // Колонка

Мы не вправе осуждать действия людей в экстремальной ситуации, но мы все должны быть готовы к такой трагедии

20 сентября я был в Пермском национальном исследовательском политехническом университете, где вёл занятия с группой учащихся лицея № 1.

Мы не вправе осуждать действия людей в экстремальной ситуации, но мы все должны быть готовы к такой трагедии
Иллюстрация: verywellmind.com

20 сентября я находился в Пермском национальном исследовательском политехническом университете, где вёл занятия с группой учащихся лицея № 1 и узнал о происходящем от студентки, которой позвонила мама и предупредила о том, что в университете стреляют. Поскольку еще не было ясно, в каком именно, я попросил учеников посмотреть социальные сети, и очень скоро стало понятно, что речь идет о Пермском госуниверситете.

Я понимал, что в 8-м корпусе, где орудовал преступник, находится моя сотрудница, поэтому я ей сразу позвонил, и, кстати, она не знала о случившемся, хотя слышала какую-то суету и крики. Вход на кафедру образовательных технологий высшей школы, которой я руковожу, закрывается на две двери – фанерную и металлическую, и я попросил сотрудницу запереть последнюю. К счастью, она осталась жива и невредима. Преступник не дошел до 4-го этажа.

Это первое, что я предпринял. Второе действие заключалось в том, чтобы позвонить секретарю и попросить ее не выходить на работу.

После этого я посоветовался с руководством лицея, где на тот момент находился, и мне сказали, что главное в данной ситуации – избежать паники.

И я прочитал лекцию, но подчеркиваю, что это было достаточно далеко от трагедии.

Честно говоря, осознание случившегося пришло ко мне уже позже: когда я пришел домой, у меня начался тремор. Я отменил вебинар с преподавателями Пермского университета.

Что касается профессора Сыромятникова, то я не хотел бы оценивать его действия с точки зрения профессиональной этики, потому что на другом берегу Камы было страшно, а что переживали участники событий, даже трудно себе представить. А ведь студенты выпрыгивали из аудиторий со второго этажа, и как там вели себя преподаватели, мы не знаем. Известно, что некоторые бросились искать своих студентов

Правда, благодаря студентам есть видео этого занятия Сыромятникова, кроме того, студентка-инвалид, которая не может записывать лекции ручкой, включила диктофон и сделала аудиозапись. По настоянию мамы этой студентки, которая ее везде сопровождает, профессор заблокировал дверь. По его словам, он позвонил руководству факультета и получил инструкцию – продолжать занятия.

Обращаю внимание на то, что инструкцию по действиям в экстремальных ситуациях должна давать соответствующая структура – администрация или охрана.

Насколько мне известно, инструкция о блокировке дверей и прекращении лекции профессором не была получена. Это очень важный момент.

Я бы сместил акцент с оценки действий Сыромятникова к тому, что было реально предпринято ответственными лицами. Я таких указаний не увидел.

Наверное, рассуждая со стороны, надо было сделать так, чтобы в аудитории было тихо, чтобы там выключили свет и чтобы студенты находились в положении, обеспечивающем меньшую опасность. Но это легко говорить людям, которые не оказались в этой неоднозначной ситуации, и для меня имеет значение, как в ней сработал не только профессор, но и все остальные.

Для меня очень важен один простой вывод: студенты остались живы, никто не покалечился, и этого достаточно. А как повели бы себя другие в этой ситуации, неизвестно.

Убийцы, подобные Тимуру Бекмансурову, существуют во всей истории человечества, особенно в истории второй половины ХХ века, когда массмедиа стали освещать события такого рода. Предсказать их невозможно, как невозможно просканировать на склонность к таким преступлениям миллиарды людей.

Идеи на тему «Тварь я дрожащая или право имею?» время от времени возникают в головах самых разных молодых людей. Достоевский в романе «Преступление и наказание» попытался осмыслить подобного типа феномен. Я специально процитировал в своем посте в ФБ Пушкина: «Мы все глядим в Наполеоны». Человечество не в состоянии избавиться от людей, творящих зло. Но очень многое зависит от атмосферы в обществе, хотя и это не панацея. Мизантропы были и будут всегда.

Далеко не все подростки, подвергающиеся унижениям в школе, доходят до убийства.

Но как нам предотвратить подобные трагедии? Этот вопрос сегодня задают многие.

Скажу за себя: если я преподаю, я должен устанавливать со своими учениками определенный тип отношений, в которых нет места унижению, чванству, оскорблениям. Это должны быть честные, продуктивные, интересные отношения. Надо менять атмосферу в обществе, в массмедиа, то есть начинать с самих себя.

А противостоять злу с помощью кампанейщины по введению ограничений и запретов (высокие заборы вокруг школ, росгвардейцы и металлоискатели на входе) малоэффективно.

У фантаста Гарри Гаррисона есть замечательный роман «Неукротимая планета», в котором всё живое атакует людей. И они вынуждены отгородиться от этой планеты заборами, оружием, но ничего не помогает, потому что деревья начинают атаковать города. И герой романа нашел простой выход: он перестал ненавидеть все живое, и это его спасло. Надо иногда перечитывать классику и воспитывать в себе человеческое.



Новости





























































Поделиться