Образовательная политика // Интервью

Амет Володарский: «Негосударственным образовательным организациям часто приходится сидеть на двух стульях»


Амет Володарский: «Негосударственным образовательным организациям часто приходится сидеть на двух стульях»
Фото: rost.ru

5 августа в Общественной палате РФ состоялись слушания, посвященные состоянию и перспективам развития негосударственного образовательного сектора. Мы попросили омбудсмена в сфере образования Амета Володарского прокомментировать итоги заседания и поделиться своим видением системных проблем в этой сфере.

– В своем выступлении вы отметили, что негосударственным образовательным организациям часто приходится «сидеть на двух стульях», выбирая между коммерческими и некоммерческими организационно-правовыми формами. С чем это связано, по вашему мнению?

– Сегодня большинство частных школ и детских садов в России работают как в форме НКО, так и в статусе ИП и ООО. У каждой из них есть свои преимущества и недостатки.

Например, НКО, в отличие от ООО, вправе получить лицензию и госаккредитацию, но для этого надо пройти семь кругов ада. Зато в качестве вознаграждения они получают субсидии из региональных бюджетов, а в приложение к ним – множество контрольно-проверочных процедур со стороны государства.

В этом смысле у ООО больше свободы, но их деятельность ограничена нелицензируемыми видами услуг (например, присмотр и уход в дошкольных учреждениях, консультации семейных школ), а вести самостоятельно деятельность в сфере общего или высшего образования не вправе, а также им недоступны другие виды лицензируемой образовательной деятельности, включая значительную часть программ дополнительного образования. Такая неразбериха связана с нечеткостью формулировок статьи 91 «Закона об образовании», позволяющей по-разному трактовать определение соискателя лицензии. Поэтому мы можем увидеть противоречивость взглядов чиновников в зависимости от региона.

В то же время, несмотря на преимущество в лицензировании и аккредитации, НКО чрезвычайно сложно получить кредиты: банки считают их неплатежеспособными заемщиками, поскольку по закону у них прибыли быть не может: все доходы реинвестируются в уставной вид деятельности – образование, а имущество является собственностью учредителя. Однако деньги, получаемые НКО за образование, можно использовать на погашение кредита, а учредитель может стать со-заемщиком, и это можно и нужно доказать банкам. Однако банки не любят сложных путей. Это одна из основных причин отсутствия бурного развития имущественного комплекса у частного образования.

Есть случаи, когда ООО выступает учредителем НКО, и тогда удается «усидеть на двух стульях», но это очень сложный путь, не каждый его преодолеет. Ведение двойной бухгалтерии, отчетности, управленческого персонала, появление дополнительных налогов (в том числе на добавленную стоимость и на прибыль) лишь способно увеличить себестоимость образования.

– По итогам дискуссии можно сделать вывод, что одной из ключевых нерешенных проблем частников является дорогая аренда помещений и невозможность выкупить государственное имущество. Как это решается на практике?

– К сожалению, те немногие преференции, закрепленные законодательством, которые имеют негосударственные организации разных форм собственности, часто нарушаются чиновниками на местах. Например, правительство Москвы устанавливает льготную арендную ставку 0,05% от кадастровой стоимости земли, на которой стоит здание негосударственной образовательной организации, а на практике чиновники Департамента госимущества стараются применять ставку в тридцать раз выше – 1,5%.

Чиновники знают, что ущемляют права образовательных организаций, но все равно нарушают правила игры, установленные государством.

Проигрывают суды, но идут до кассации. Сколько бюджетных средств уходит на судебные процессы, сколько это отнимает времени у образовательных организаций, судей и чиновников! Есть примеры, когда судятся годами.

Что касается выкупа арендуемых зданий. Есть 159-й ФЗ «Об особенностях отчуждения недвижимого имущества, находящегося в государственной или муниципальной собственности», который регулирует отчуждение арендуемого у государства имущества в пользу малого и среднего бизнеса. НКО не обладают правом выкупа арендуемого здания, так как юридически не относятся к сфере малого и среднего бизнеса, но власть в данном случае понять можно – она защищает права общества: государство остерегается появления лазейки для вывода госимущества из социальной сферы.

Мы предлагаем такое решение проблемы: нужно дать возможность НКО приобретать эти здания с мораторием на изменение социального назначения здания минимум на 20 лет.

Сейчас мы готовим юридическую экспертизу этой инициативы для внесения ее в Госдуму.

Есть и другой способ, в настоящее время успешно используемый в Казахстане – доверительное управление. Он состоит в том, что государство передает частной образовательной организации здание. Расходы на содержание здания, модернизацию, закупку и ремонт оборудования, канцелярии и учебников и многое другое ложатся на плечи частной образовательной организации. При этом здание все равно остается в собственности государства. При таком управлении частная образовательная организация обязуется не взимать оплату за основные общеобразовательные программы или существенно сократить ее.

– Уже несколько лет в дополнительном образовании действуют сертификаты персонифицированной формы дополнительного образования (ПФДО). Идея заключается в том, что родители могут принести эти сертификаты в те образовательные организации, которые больше подходят их ребенку. Однако на практике эта система не работает в негосударственных организациях. Почему так происходит?

Львиная доля допобразования сейчас находится в руках частного сектора. Дополнительное образование – это лицензируемый вид образовательной деятельности. То есть негосударственные организации, имеющие лицензию, соответствуют всем требованиям регулятора, однако сертификаты часто до них не доходят. Наш мониторинг показывает, что регионы готовы вернуть неизрасходованные средства в бюджет, ссылаясь на то, что у них нет спроса на дополнительное образование. Однако это не так.

Причиной пробуксовки работы ПФДО является молодость этой системы. Еще не разработаны эффективные механизмы ее функционирования.

Регионы еще не понимают, что система ПФДО может стать хорошим подспорьем при выполнении многих пунктов показателей эффективности работы губернаторов.

При этом толпы частных образовательных организаций в регионах стоят в очереди за правом использовать сертификат ПФДО. Мы предлагаем механизм, при котором у родителей будет право отдавать свой сертификат в более эффективную, на их взгляд, организацию, независимо от ее организационно-правовой формы.

– По каким правилам получают субсидии из региональных бюджетов негосударственные образовательные организации?

Муниципальные школы и детские сады финансируются из региональных бюджетов из расчета установленного норматива на каждого обучающегося. Для негосударственных образовательных организаций должны применяться те же нормативы, но на практике мы наблюдаем существенную разницу. С 2019 года Москва выровняла нормативы для государственных и частных образовательных организаций. Но это, скорее, исключение из правила.

Эта несправедливость носит уже системный характер: почему ученик, который обучается в государственной школе, получает финансирование в объеме Х, а когда он переходит через дорогу в частную школу, на него выделяется норматив на порядок меньше.

В этом случае мы видим не столько нарушение прав частной организации, сколько нарушение прав самого ученика. Это нарушение Конституции и Закона «Об образовании в РФ».

Ежегодно в своих докладах Президенту мы говорим о существующем неравенстве между государственными и негосударственными образовательными организациями.

Сейчас к решению этой проблемы подключилась Федеральная антимонопольная служба и Минэкономразвития.



Новости





























































Поделиться