Качество образования // Интервью

ТОК: не опасно для жизни

Заведующий кафедрой ТОК Лицея НИУ ВШЭ Александр Гиринский: «Теория познания – единственный предмет, на котором никогда не говорится, как надо».
  • 6 апреля 2021

ТОК: не опасно для жизни
Фото из архива Лицея ВШЭ

Теория познания (или ТОК) — это курс, формирующий навыки критического и аналитического мышления. Александр Гиринский, рассказал “Вестям образования” самое важное об этом предмете, а лицеисты поделились впечатлениями от курса.

– Как появился ТОК в Лицее?

– Когда Лицей создавался в Вышке в 2013 году, за основу была взята программа IB (Международный бакалавриат – международная образовательная программа для школ, диплом которой позволяет поступить в ведущие вузы мира. – Прим. ред.), где мало учеников и центральной является идея индивидуального образования. Аббревиатура ТОК тоже оттуда: от английского Theory of Knowledge. Соответственно, первые преподаватели, которые вели этот предмет, ориентировались на методологию IB. Но когда Лицей превратился в старшую школу с большим количеством учеников, цели предмета стали сильно меняться. Сейчас мы полностью отказались от концепции IB, осталось только название.

– Почему в Лицее этот предмет необходим?

– Это была идея первого руководства: Натальи Любомирской, первого директора-организатора Лицея, и ее заместителя Андрея Белова. У первого набора Лицея именно они вели ТОК, потому что свой основной педагогический опыт получали в школах IB и развивали его в России. Я присоединился к ним на втором году существования Лицея, в 2014 году.

Затем в Лицее появилась возможность выбора направлений и смены учебного плана. Мы понимали, что необходим предмет, где проблематизируется и обсуждается выбор, с которым сталкивается лицеист в обучении. Важно было давать основу для понимания, как устроены различные предметные области, почему существуют разные науки, почему гуманитарная методология не такая, как естественнонаучная… Этого нет в курсе IB, так что мы адаптировали его в соответствии с целями Лицея.

С появлением изменений содержание предмета тоже стало меняться. В IB он больше нацелен на логику и теорию аргументации: если говорить кратко, это предмет про то, как последовательно мыслить и грамотно приводить аргументы.

ТОК стал гораздо шире: он – о формировании различных мнений в истории, об устройстве типов знания, о том, что такое идеология и религия. То есть предмет гораздо более историко-культурологический, гуманитарный.

– И все-таки ТОК – это предмет не про предметность, а про метапредметность?

– Да, это метапредметный курс. Задача его в том, чтобы посмотреть на дисциплины и предметные области с разных сторон. Поэтому мы изучаем методологические инструменты, которые позволяют это сделать.

Отсюда же отличие ТОКа от философии: в рамках предмета философия может выступать одним из возможных содержаний.

И философская проблематика может обсуждаться наравне с социологическими, политологическими, историческими и другими темами. Словом, роль философии в курсе ТОКа такая же, как во многих других гуманитарных и негуманитарных дисциплинах.

Софья Репина, 11-й класс: Действительно, в 10-м классе (в первый год ТОКа) было трудно. По ТОКу обязательно ставятся оценки за работу на уроке, за активность: это тяжело, потому что бывает очень сложно задавать вопросы и давать ответы. Иногда темы либо кажутся настолько элементарными, что непонятно, что спросить и как ответить, либо наоборот – слишком сложными. Например, в этом году у нас священные писания разных религий, буддистские тексты и художественные тексты на религиозную тему («Краткая повесть об антихристе» В.С. Соловьева).

Анастасия Черникова, 11-й класс: В конце одиннадцатого класса ТОК не кажется чем-то экстраординарным, но когда мы только знакомились с предметом, было... необычно. Сложно погрузиться сразу, но урок за уроком мы втянулись. Не все темы просты для понимания. Иногда, читая предложение длиной в абзац, ты можешь сделать лишь один вывод: «Я знаю, что я ничего не знаю».

Думаю, больше всего понять предмет нам помогла возможность выбора темы. Именно ученики решали, в какую тему хотят особенно углубиться. В итоге каждый мог изучить то, что интересно именно ему.

– Можно ли сказать, что ТОК подходит только для старшей школы, или он возможен и раньше, в средней школе?

– В этом и прелесть курса по критическому мышлению – он должен подстраиваться под задачи школы. Не может быть какого-то абстрактного формата критического мышления, который мы патентуем и отправляем ученикам. Есть некоторая канва, но внутри она должна быть достаточно вариативна, чтобы школа могла проектировать этот предмет в соответствии со своими целями. В Лицее одна из основных задач – самоопределение. В других школах задачи могут быть другими. Чего точно не должно быть, так это того, чтобы предмет не подстраивался вообще ни под какие задачи и существовал просто «для галочки».

– В чем ценность ТОКа для школьника?

– С моей точки зрения, главная ценность в том, что это единственный предмет, на котором никогда не говорится, как надо: как правильно отвечать на вопросы и относиться к событиям вокруг.

И там нет одной точки зрения, которую нужно заучить: это постоянное пребывание в состоянии неопределенности, можно еще назвать это принципом «воздержания от суждения», нужно научиться относиться к этому состоянию как к чему-то продуктивному и необходимому для развития. Наш мир вообще стремится к тому, что неопределенность становится базовым состоянием человека – об этом пишут многие современные социологи и культурологи. Мы помогаем школьникам адаптировать мышление к постоянному состоянию неопределенности – и это главная ценность.

Анастасия Черникова, 11-й класс: ТОК – это не автономный предмет, который изучается просто для того, чтобы изучать. Теория познания перекликается со многими предметами. Например, очень часто знания, полученные на ТОКе, мы применяем на уроках литературы и истории. Невозможно описать словами то чувство, которое возникает, когда ты видишь связь предметов. Это словно огромный пазл, который урок за уроком складывается в единую картину.

Владислав Куликов, 10-й класс: ТОК позволяет тебе разобраться в исследовательской деятельности и помогает критически относиться к информации. Да и вообще к тому, что происходит вокруг: те вещи, которые ты принимал как данные, на ТОКе можно переосмыслить. На ТОКе учат подвергать слова людей сомнению, пытаться определить мысли и портрет самого человека, его характер – отчасти здесь есть что-то из психологии.

Софья Репина, 11-й класс: Каждому школьнику будет полезен ТОК, потому что этот предмет не только развивает кругозор, но и позволяет нам посмотреть на вещи с другой стороны, разобраться в себе и в окружающих нас вещах.

Один раз, когда нам рассказывали про Шеллинга, мы обсуждали любовь и прошлое – то, как важно принять его и двигаться дальше, в будущее. Я почувствовала себя как на сеансе у психолога, вышла с урока воодушевленной.

– Можете ли вы привести примеры тематических блоков или даже инструментов и форматов, используемых на ТОКе?

– Из тем – что такое знание, его критерии, отличия знания от мнения, идеология и политика, почему иногда идеология маскируется под науку и как это заметить, какие бывают псевдонауки, отношения между религией и наукой, устройство современного гуманитарного знания, медиакультура и современная массовая культура…

Что касается форматов занятия, чаще мы используем классические форматы: семинарские занятия, где мы читаем текст какого-либо культуролога или социолога, обсуждаем и делаем доклады. Но есть, например, защита теоретико-познавательных кейсов, где нужно взять методологически неясную ситуацию, описать ее и интерпретировать в зависимости от темы, которую проходят ученики.

В 10-м классе мы практикуем устные защиты таких кейсов, в 11-м – учимся писать рецензии, например, на научно-популярные книги разных жанров. Еще есть дебаты и элементы, заимствованные из психологических тренингов, – все зависит от конкретной задачи и модуля.

Анастасия Черникова, 11-й класс: Я очень люблю теорию познания. Это предмет, на котором раздвигаются привычные рамки. Мы разбираем кейсы, обсуждаем противоречивые утверждения. Именно благодаря ТОКу я посмотрела на мультфильм «Смешарики» с другой стороны. Оказывается, в детском мультике заложены философские концепции. Пожалуй, самая запоминающаяся тема, которую мы затрагивали на ТОКе – это античная философия. Всем классом мы обсуждали работы Платона, разбирали мифы Древней Греции. Это было так увлекательно, что было даже грустно прощаться с разделом и идти дальше по программе.

Софья Репина, 11-й класс: Занятия проходят в разговорном формате. Каждый ученик может задать любой вопрос и предлагать интересные ему темы. Очень часто мы просто не можем закончить урок, потому что вопросов очень много. Также мы разбираем многих философов, например, Рене Декарта и Мартина Хайдеггера.

Владислав Куликов, 10-й класс: Одно из заданий заключалось в том, чтобы посмотреть фильм «Начало» с Леонардо Ди Каприо и уделить внимание последней сцене. Во всем фильме герой определяет, находится ли он во сне, по игрушечному волчку: если волчок падает, значит, он в реальности, а если продолжает вращаться – во сне. Последняя сцена не дает ответа на вопрос, вернулся ли он из своего сна. На ТОКе мы приводили аргументы за и против того, что герой находится во сне.

– Как школа может подготовиться к появлению предмета «Теория познания»?

– Ввести любой предмет организационно не сложно. Другое дело – что нужно сделать, чтобы он прижился и стал реально работать. Для начала нужна пара-тройка отчаянных преподавателей. В идеале это должна быть ситуация, когда преподаватели захотели вести что-то новое и решили сами развиться в этом направлении.

Но придется запастись терпением: это предмет, который не дает сразу очевидных результатов.

Нужна определенная административная мудрость, чтобы не принимать скоропалительных решений, если вдруг покажется, что предмет «не зашел». Возможно, придется подождать.

– А каким должен быть преподаватель Теории познания?

– Для преподавателя важно быть осведомленным в современной культуре и гуманитарных исследованиях, но при этом не быть совсем уж гуманитарием: в Теории познания есть большая доля и логики, и методологии естественных наук. Есть гуманитарии, которые начинают креститься при виде формул – таким, скорее всего, будет трудно вести предмет. В общем, человек должен быть достаточно универсальным. Кроме того, он должен знать историю культуры, историю знания, науки.

Что касается личностных компетенций, преподавателю Теории познания необходимо быть открытым, не догматичным, понимающим, что в этом предмете он не последняя истина, а некий модератор. Важно уметь воздерживаться от собственной позиции там, где это не нужно. К тому же преподаватель должен быть внимательным к аудитории, а модерация с его стороны – гибкой. Это все определенные навыки, которые можно тренировать.

Даже базовое образование принципиально здесь не важно: конечно, легче, если оно историко-философское, но это не обязательно. В остальном – возраст, пол и прочее не имеет значения.

Софья Репина, 11-й класс: Каждый раз, приходя домой после ТОКа, я могу в подробностях пересказать каждый урок, потому что он был настолько интересен и необычен, что не может выйти из моей головы. Иногда бывает трудно понять некоторые вещи или запомнить большой объем информации, который дается на уроках, но благодаря интересной подаче теория запоминается сама собой, как говорит наша учительница: «Философию не нужно учить, её нужно понимать».

– Как думаете, скоро ли Теория познания появится в российских школах?

– В идеале – относительно скоро, в ближайшие лет 10–15, учитывая существующую инерцию образовательных институций. Нужно просто делать, и тогда обязательно что-то получится.

О том, что именно можно и нужно делать, Александр Гиринский расскажет на своем курсе повышения квалификации «Преподавание Теории познания в старшей школе: методы и подходы». Курс пройдет в июне, но зарегистрироваться на него можно уже сейчас на официальном сайте.



Новости





























































Поделиться