Неравенство // Статья

Дистанция огромного размера, или В чем причина неравенства между городскими и сельскими школами

  • 16 марта 2021

Дистанция огромного размера, или В чем причина неравенства между городскими и сельскими школами
Иллюстрация: 29palms.ru

10 марта мы начали вести рубрику «Неравенство», которая открылась статьей «Божественная лотерея», или Почему важно родиться в правильном месте».

В продолжение темы специалисты НИУ ВШЭ размышляют о неравенстве городских и сельских школ.

Без водопровода и теплых туалетов, с медленным интернетом

По данным Минпросвещения за 2020 год, в России работает 27 474 сельские школы. Это в два раза больше, чем городских. В то же время общая численность городских школьников значительно превышает численность сельских: 12,38 миллиона против 3,86 миллиона.

Статистика говорит о том, что среднее число учащихся в городской школе – около 700 человек, а в сельской – около 166. Но есть и крупные сельские школы с несколькими классами в параллелях, с современной архитектурой.

Притом что сельские школы не являются одинаковыми, в среднем условия обучения в них хуже, чем в городских.

Почти в 15% сельских школ страны отсутствуют теплые туалеты, 13% не имеют центрального отопления, в такой же доле сельских школ нет водопровода. Около 15% сельских школ работают в деревянных зданиях. Надо ли говорить, что в городе деревянных школьных зданий практически не осталось, а доля школ без благоустройств не превышает 5%. Оборудованные кабинеты, например, физики имеют 44% сельских школ и 53,4% городских, химии – 42,7 и 53,1% соответственно. Скорость интернета в сельских школах заметно хуже, чем в городских.

Есть различия и в кадровом составе. В сельских школах чаще встречаются педагоги, не имеющие высшего педагогического образования, реже – педагоги с высшей квалификационной категорией. Нередко наблюдается дефицит специалистов-предметников, поэтому учителя вынуждены вести несколько учебных дисциплин из-за низкой нагрузки по одному предмету в условиях малого числа детей.

Заметны различия и в доступе к определённым образовательным программам. Так, например, в профильных классах на селе учатся только 34,4% школьников (в городских школах таких учеников более 62%), углубленно изучают предметы только 1,4% учеников старших классов (в городских школах – 11,4%). На одного ученика в сельской школе приходится практически в два раза меньше услуг дополнительного образования, чем на такого же ученика в городской школе (0,72/1,37).

Катастрофические различия – мировой тренд

Различия между сельскими и городскими школами характерны практически для всех систем образования в мире. Но приводит ли это к неравенству образовательных результатов? Данные международного исследования PISA, проводимого ОЭСР, показывают, что в абсолютном большинстве стран есть существенная разница в результатах обучения детей из разных населённых пунктов. Разрыв в функциональной грамотности детей одного возраста из села и большого города может составлять до 150 баллов, что будет эквивалентно почти 5 годам обучения, если использовать стандартные способы пересчёта баллов.

Например, в исследованиях естественно-научной грамотности особенно велик разрыв в таких странах, как Болгария, Китай (выборка провинций), Венгрия, Португалия, Словакия, Турция.

Россия входит в группу стран, где различия, хотя и не носят катастрофического характера, но весьма заметны: разница между городом-миллионником и селом в PISA по чтению – 72, по математике – 64, по естествознанию – 63 балла.

Только в небольшом числе стран (в Бельгии, Соединенном Королевстве, в Соединенных Штатах) учащиеся сельских школ опережают учащихся городских школ.

В более знакомых нам процедурах государственной итоговой аттестации городские школьники стабильно показывают более высокие результаты, чем их сверстники из села.

Результаты государственной итоговой аттестации выпускников 9-х и 11-х классов, государственных (муниципальных) городских и сельских школ, 2019 г., % (по данным ФИОКО).

Безусловно, неравенство не заканчивается в школе, но продолжается в образовательных выборах ее выпускников. Даже в самых благополучных странах переход выпускника из школы в высшее учебное заведение связан с существенными затратами на переезд, сломом привычного ритма жизни и другими трудностями. В среднем по странам ОЭСР примерно половина учащихся городских школ ожидают получить как минимум университетскую степень по сравнению только с 30% учащихся сельских школ.

По данным анкет PISA, вероятность положительного ответа на вопрос о поступлении в высшее учебное заведение для сельских школьников в России в 2 раза ниже, чем для городских.

Корни неравенства – в семьях и социуме

На уровне политики уже привычно говорить об образовательном неравенстве между возможностями детей, связанном со статусом школы: городская или сельская. Однако за этим разделением стоят более фундаментальные причины образовательного неравенства.

  • Социально-экономический и культурный капитал семей сельских и городских учащихся в среднем очень сильно отличается. В сельских школах учится меньше детей, чьи родители имеют высшее образование, высокую заработную плату, высокие образовательные притязания. Ещё более важно то, что этот эффект усиливается за счёт концентрации таких детей, требующих наибольшей поддержки, в одних и тех же школах (более подробно мы рассмотрим этот механизм в следующей публикации).
  • Географический и демографический контекст работы сельских школ: удаленность от других населенных пунктов, которая ограничивает возможность привлекать квалифицированные педагогические кадры; сокращает возможности и удорожает доступ к социальным и культурным сервисам, участие в конкурсах и соревнованиях; небольшая численность населения, сужающая возможность для коммуникации как в школе (малые размеры школ и классов), так и за ее пределами (дефицит публичных пространств).
  • Особенности уклада работы и жизни: жители сельской местности сравнительно меньше информированы о трендах в сфере образования и трудовой занятости; рынок труда в сельской местности менее разнообразен и, как правило, требует менее сложных навыков, в связи с чем сельским подросткам чаще не хватает ролевых моделей, информации и поддержки в части профессиональной ориентации и карьеры.

Таким образом, не только статус школы, но и определенное сочетание перечисленных факторов делает сельские школы существенно менее благополучными, чем городские, в части образовательных возможностей.

При этом исследования показывают, что, если аналитически «выровнять» городские и сельские школы по этим факторам, то окажется, что в некоторых странах, где разрыв в достижениях между селом и городом не очень большой (например Эстония, Финляндия, Литва, Испания), сельские школьники показывали бы более высокие академические результаты, чем городские.

Обратная сторона успеха

Внимательный читатель заметит: «Не всё же так плохо! Ведь есть же сельские школы с достойными условиями и с высокими результатами».

Всё верно. Есть примеры замечательных сельских школ. Например, «Школа будущего» в поселке Большое Исаково Калининградской области. Есть школы, которые и в плохих условиях находят возможности для того, чтобы их дети показали высокие результаты (резильентные школы), например, ЕГЭ и смогли поступить в селективный городской вуз.

Парадокс заключается в том, что школы, работающие на высокое качество, в ещё большей степени противоречат интересам сельского сообщества. Ведь чем выше результаты выпускников сельских школ, тем чаще они делают выбор в пользу продолжения образования в вузах и колледжах, а, получив диплом, не спешат вернуться на малую родину.

Большинству сельских сообществ в таких условиях приходится рассчитывать на менее амбициозных учащихся, готовых выбрать малоквалифицированную работу поближе к дому. Постоянная селекция наиболее образованных и их переезд в город только усугубляет описанную ситуацию.

Резильентные практики некоторых школ помогают определенному числу детей адаптироваться в жизни. Но в масштабе страны отмеченные факторы сохраняют свою силу. Социально-образовательный состав сельских жителей воспроизводится, депопуляция продолжается до тех пор, пока государственным программам устойчивого \комплексного развития сельских территорий не удается изменить базовые параметры социальной и экономической жизни на селе.

Сергей Косарецкий,
директор Центра общего и дополнительного образования имени А.А. Пинского НИУ ВШЭ

Сергей Заир-Бек,
ведущий эксперт Центра общего и дополнительного образования имени А.А. Пинского НИУ ВШЭ

Роман Звягинцев,
младший научный сотрудник Центра общего и дополнительного образования имени А.А. Пинского НИУ ВШЭ



Новости





























































Поделиться