Подростки // Тема дня

Александр Архангельский: «У нынешней молодежи страха меньше, чем у предшествующих поколений»


Александр Архангельский: «У нынешней молодежи страха меньше, чем у предшествующих поколений»
Иллюстрация: thebristolcable.org

23 и 31 января в Москве и других городах прошли митинги в поддержку оппозиционного политика Алексея Навального. Поначалу власти распространяли информацию об участии большого числа несовершеннолетних в этих акциях, однако группа исследователей при участии волонтеров «Белого счетчика» опровергла эти данные. Медианный возраст протестующего составил 31 год (половина опрошенных оказались старше, другая половина – младше). Количество несовершеннолетних составило менее 10%, мало оказалось и пожилых людей (старше 51 года – 15%). Иными словами, протест резко помолодел, и в основном за счет студентов.

Мы попросили писателя, телеведущего, преподавателя НИУ ВШЭ Александра Архангельского прокомментировать эту ситуацию.

– Чем, по Вашему мнению, обусловлен рост числа студентов среди участников митингов?

– Объясняется это целым рядом причин. Во-первых, исчез тот непроходимый барьер, который отделял младшее поколение от политической активности в десятые и нулевые годы, потому что политика на протяжении последних 20 лет основной массой нового поколения воспринималась как нечто, что касается старших и не очень затрагивает их молодёжную жизнь. Сегодня совершенно очевидно, что политические проблемы напрямую затрагивают судьбу следующего поколения. Эти ребята росли в системе, которая позиционировала себя как стабильную, неподвижную, неизменную, и такие эпохи рано или поздно обязательно приводят к выплеску молодёжной активности.

Во-вторых, несомненно, у них появился свой лидер, сейчас не обсуждаем – хороший или плохой, не имеет значения. Но то, что для них Навальный – их герой и их тип политика – это бесспорно. Я далёк от того, чтобы романтизировать младших.

Никакого священного трепета перед человеком только потому, что он юн, я не испытываю. Но то, что политическая субъектность у молодёжи появилась – это медицинский факт.

Если кто-то не будет с этим считаться, он обречен на провал. Жизнь поколения Z, выросшего в условиях неподвижного, отсутствующего политического процесса, превратила их в людей без комплексов. У них нет политических страхов, они не помнят о бурях 90-х, о чеченских войнах, мимо них проходили политические убийства. Поэтому страха у них меньше, чем у предшествующих.

– «Непоротое поколение»?

– Да, и не очень обращавшее внимание на то, что происходит с другими, со старшими. В сумме, конечно, это дало свой результат. «Пришла пора – она влюбилась».

– А как Вы оцениваете поведение властей, которые используют силовые методы, задержания, аресты, штрафы, запугивания, реальные сроки по отношению к участникам митингов?

– Мы прекрасно знаем, что авторами революции всегда являются действующие власти. И чем глупее ведут себя те, у кого силовые рычаги в руках, тем быстрее радикализируется противостоящее им младшее поколение. Так бывало в истории не раз. Так будет. Поэтому выбранная властями тактика ужесточения, причём ужесточения не только в сравнении с 2012 годом, но и в сравнении с московскими протестами 2019 года перед выборами в Мосгордуму – это роковая ошибка. Именно с точки зрения ее интересов.

Более того, власть делает всё для того, чтобы митинги и шествия были несанкционированными, чтобы не имело смысла запрашивать разрешение. Чем это кончится, я могу сказать. В какой-то момент, поняв, что дальше завинчивать гайки невозможно, она очень захочет, чтобы у неё просили разрешение на эти шествия, и не получит этих запросов. Она сама создаёт ситуацию, когда оппозиционно настроенная улица перестаёт нуждаться в легитимности, она привыкает к тому, что эти разрешения никому не нужны. Либо надо прямо сейчас вводить в законное русло и находить компромисс с улицей, либо через шаг-два этот компромисс станет невозможен, и начнётся взаимная радикализация. Хотите? Ну, давайте. Что тут скажешь. Это многих славный путь.

– Есть же зарубежный опыт, когда подаётся уведомление о проведении митингов, шествий, причем разрешения не требуется, просто митингующие ставят власть в известность, где и когда будут проходить акции протеста.

– Наша с Вами Конституция в её 31-й статье гарантирует нам именно этот подход. Все граждане имеют право собираться мирно, без оружия, ничего там про разрешительные бумажки не сказано. Уведомительный порядок – да. Другое дело, что иногда это может препятствовать городскому движению и так далее, но такие вопросы решаются методом переговоров. Но если вы загоняете ситуацию в тупик, надеясь, что в тупике проще разобраться, то вы ошибаетесь. В тупике разобраться гораздо сложнее. Власть приучает новое поколение к тому, что через автозак пройти не страшно, через заключение короткое, временное пройти совсем не страшно. Что почти у каждого будет теперь такой опыт. Вы этого хотите? Почитайте учебники истории, к чему это приводит обычно.

– Как, по Вашему мнению, будут развиваться в ближайшем будущем протестные настроения? Возможен ли белорусский сценарий?

– Белоруссия обгоняет наши политические процессы лет на семь-восемь. Когда-то покойный Павел Шеремет сказал мне, что у вас будет как у нас. То есть каждый пройдёт через автозак, каждый пройдёт через задержание. Я ему не поверил. Это было много лет назад. Но сегодня уже мы видим, как через это многим приходится проходить. Кончится ли это лукашенковским сценарием – не знаю, я боюсь делать прогнозы. Но то, что ситуация зашаталась, то, что власть вместо того, чтобы быть источником повестки дня, на которую реагирует оппозиция, превратилась в комментатора тех, кто создаёт сегодня реальную повестку дня, это очевидно.

– Какой Вам видится выход из ситуации, и возможен ли диалог между обществом и властью?

– Выход мне видится в гуманизации всех сфер нашей жизни. Запретительные меры и репрессии дают эффект на очень коротком отрезке времени, а потом сопротивление нарастает с еще большей силой.



Комментарии экспертов


Новости





























































Поделиться