Экспертное мнение // Комментарий эксперта

Алексей Семенов: «Письменная речь в школе должна развиваться параллельно с устной речью»


Алексей Семенов: «Письменная речь в школе должна развиваться параллельно с устной речью»

В обсуждении «Школа и Клавиатура» участвуют представители трех групп профессионалов, освещающих три аспекта проблемы: лидер всего направления детской физиологии в стране – академик Марьяна Безруких, психолог МГПУ Евгений Крашенинников, известный своими работами в области когнитивного развития ребенка и истории педагогики, и автор этих строк, представляющий практическую педагогику.

Говоря о проблеме клавиатурного письма в начальной школе, мне удобно прямо, или косвенно адресоваться к моим собеседникам в этой дискуссии, не повторяя их аргументов, а с другой стороны, использовать опыт нескольких десятилетий работы московских школ и школ других регионов.

Начну с того, что в области письма лет двадцать назад произошла революция, которую никто не предсказывал: дети, в том числе – дошкольники, первоклассники, и более старшие, начали, как по команде, безо всякой помощи взрослых, писать друг другу тексты двумя пальцами на мобильниках. При этом, пальцы это были не те, о которых пишет Марьяна Михайловна – указательные, а – большие - digitus primus (обратите внимание на десятичность пальца!). Как, вероятно, знает читатель, такое письмо на мобильнике – процесс, представляющийся существенно более сложным, чем письмо на компьютерной клавиатуре, надо нажимать на определенную клавишу, и еще определенным по длительности, или количеству нажатий, образом. Писать дети стали много, тексты им были интересны, для взрослого – сильно неграмотны, временами непонятны. Школа, и педагогика вообще, отнеслась к этом равнодушно, ни о какой методике речь даже и не шла.

Развиваются ли при этом какие-то мелкие (или крупные) моторики никого особенно не заинтересовало.

Сейчас этот способ письма в основном сменился набором на тактильном экране – здесь есть своя специфика, это – тоже сложнее, чем на клавиатуре, у телефона экран меньше, нет ощущения нажатия и т.д., но дети быстро адаптировались и к этому. Взрослые постепенно догоняют.

Десять лет назад, произошло другое замечательное событие, но уже – российского, а не мирового масштаба – был принят ФГОС для начальной школы, предполагающий использование учащимися слепого клавиатурного ввода, – об этом также пишет Марьяна Безруких. В стандарте была провозглашена приоритетная цель освоения русского языка – коммуникация. Эта цель провозглашается и в концепциях, программах, а в реальной школе отходит во второй план, а на первом – чистописание и формальная орфографическая грамотность. Исходя именно из этой цели, в ФГОС для начального образования 2009 г. говорится об освоении клавиатурного письма в начальной школе.

В 2010–2013 гг. Московский институт открытого образовании готовил учителей к работе по этому стандарту. Через переподготовку института прошло около 15 тысяч человек. Лидером этой работы была Елена Булин-Соколова. При этом использовался опыт работы сотен учителей, базировавших работу учащихся на конструкционистской образовательной философии и цифровых технологиях. Учителя, находясь в процессе переподготовки, использовали ее результаты в своей работе в школах с детьми.

Первой темой для первоклассников был «осенний мир». Учебная активность состояла в выходе за пределы школы в осеннюю природу ближайшего парка, или просто пятачка желтеющей зелени, с видео-камерой, или мобильником в руках. Потом снятый видеофильм или ряд фотографий комментировался учеником – устно и письменно. В предшествующие стандарту годы первой темой, но уже не во всех, а только в пилотных школах, обычно бывала «моя записная книжка» - ты набираешь свое имя и телефон, а получаешь имена и телефоны всех остальных. Имя распечатывается и помещается на бэджик, теперь каждый, кто умеет читать, знает, как кого зовут.

Общим конструкционистским принципом этой и последующей активностей было создание послания, сообщения другим, а умение найти букву на клавиатуре, а потом – слепое десятипальцевое письмо, было одним из способов достижения понятной и увлекательной цели. Сам подход проектировался, наряду с другими, и Селестином Френе, и Шалвой Амонашвили, и Симором Папертом.

Освоение клавиатурного письма для абсолютного большинства детей происходило значительно быстрее, чем рукописного. Соответствующие методики и компьютерные тренажеры в течение ряда лет отрабатывались в Москве и Санкт-Петербурге, руководителями работ были Алексей Муранов, Дмитрий Рубашкин, Евгений Кабаков.

Несмотря на очевидный успех

Использования клавиатуры в московской начальной школе в рамках кампании введения стандарта в начале 2010-ых гг. было успешным, издательство «Просвещение» выпустило методическое пособие для учителей. Но массовым, разрешенным учителями к использованию, умением для выпускников начальной школы клавиатурный ввод к середине 2010 гг. не стал.

В последующие годы различные методики освоения и применения клавиатурного ввода и текстового редактора при изучении языка в основной школе использовались многими московскими учителями, а в Питере, в том числе, Инной Раппопорт и Софией Кулажко.

Сейчас ситуация очередной раз радикально изменилась, поскольку в результате пандемии дистанционное взаимодействие сделало клавиатурный ввод необходимостью. Позиция большинства учителей перешла из состояния «Зачем это?» в «А как без этого?». Однако Минпросвещения России каких-то стратегических шагов, учитывающих эту ситуацию, не предпринимает. Очередные изменения, возможно, будут происходить в Москве в связи с переходом на компьютерные форматы ОГЭ. Системные изменения в рамках масштабного эксперимента идут в проекте Сбера под руководством Елены Казаковой. Мы готовим мега-учебник «Цифровой мир», где клавиатурный ввод является очевидным элементом технологий всех предметов, начиная с литературы (Антон Скулачев), русского языка (Нина Якубова).

В ближайшие десятилетия (которые в нынешней сингулярности VUCA-мира могут обернуться годами, а то и месяцами), мы столкнемся с очередным вызовом. С одной стороны, человечество в течение последнего столетия перемещается в направлении «новой устности», ростом значимости устной речи по сравнению с письменной. С другой стороны, быстрое развитие систем обработки естественного языка (особенно за последние пять лет) приводит ко все большему распространению систем устного ввода взамен клавиатурного. Представляется, что тем не менее, клавиатурная работа с текстом будет важным элементом коммуникации, так же, как и чтение текста с экрана или бумаги, наряду с синтезом речи. Однако, это изменение могло бы стать очередным шансом для нового, более эффективного подхода к освоению языковой, в самом широком и естественном смысле, коммуникации.

Наш опыт с сотнями тысяч московских школьников, их родителей и учителей, приводит меня к следующим выводам:
  • Письменная речь в школе должна развиваться параллельно с развитием устной речи, с мультимедийной грамотностью, прежде всего, как средство коммуникации
  • Эффективное, «слепое» использование клавиатуры, как правило, осваивается первоклассниками быстрее, чем письмо ручкой.
  • Возможны различные стратегии в освоении ручки и клавиатуры. Полезно, если используемая стратегия будет отражена в образовательной программе школы. Эта программа размещается на сайте школы и родители могут выбирать школу или класс с образовательной программой, которая им больше по душе. Желательно также там, где это возможно, допускать возможность и ручного письма, и клавиатурного набора. Так можно поступать, например, в других предметах, скажем в географии. Заметим при этом, что списывание «реферата» намного проще обнаружить в случае цифрового, а не рукописного текста, например, переписанного с экрана.
  • Если учитель предлагает клавиатуру, как приоритетный способ письма, полезно дать всем детям, которым это интересно, возможность осваивать ручное письмо, как искусство каллиграфии, их поощрять, проводить конкурс, обсуждать это с родителями.


Новости





























































Поделиться