Дистанционное обучение // Колонка

«Онлайн-обучение не должно восприниматься как средство для тушения пожара»

Три урока дистанционки по горячим следам.

«Онлайн-обучение не должно восприниматься как средство для тушения пожара»
Фото: skillset.co.uk

Гибкость

Основным уроком, конечно, является то, что онлайн-обучение не должно восприниматься как средство для тушения пожара. Это штатный инструмент любого учителя, которым он может пользоваться по своему усмотрению. Настолько гибко, насколько это возможно.

Системность

Для того чтобы первый тезис стал реальностью, подход к изменениям должен быть системным. И технологическая оснащенность – только одна из сторон этой проблемы. Не менее важны экономические, управленческие и правовые механизмы. Приведу небольшой пример из статьи, которую читала недавно, про финский опыт. Два педагога, ранее учившие два разных пятых класса, после того как локдаун стал реальностью, решили, что им будет удобнее работать в паре, объединив учебные группы. Пошли по следующей схеме: 2–4 урока в день. Под уроком имеется в виду следующее: 20 минут – сессия с двумя педагогами в Google Meet (постановка задач, проблематизация, общие установки), далее 50 минут самостоятельной работы школьников (есть чат для обратной связи), 20 минут – сессия с педагогами в Google Meet. Итого 1 час 20 минут – дети работают над учебной проблемой в таком режиме. Потом 15 минут перерыв и далее история повторяется с другой темой. Вот таких сессий в день может быть от 2 до 4 в зависимости от задач. Далее два педагога встречаются и по видеосвязи планируют совместную работу на следующий день. Также они решили, что оптимальным будет двухнедельное планирование. Соответственно, планы на 15 дней с примерной повесткой высылались семьям, с которыми также была обустроена обратная связь для обсуждения прогресса каждого ученика.

Теперь внимание, вопрос: что нужно сделать с точки зрения управления, финансирования и правовых механизмов, чтобы все вышеописанное было не единичным подвигом отдельных героев, а могло осуществляться учителями легко, по их решению?

Что значит работают в паре и объединили группы? А как им за это теперь платить? Что значит они планируют совместно с учениками и отошли от поурочного планирования? А вдруг они не пройдут все учебные единицы? Надо сказать, к слову, что, судя по всему, лучше в этот кризис себя чувствуют те страны, у которых национальный стандарт носит рамочный характер, то есть описывает результаты на языке компетенций и умений, а не дает список произведений и теорем. Имея такую нормативную основу, учителю намного проще действовать гибко, более индивидуализировано и менять формы обучения под задачи.

Доступность

Мне кажется, к анализу разных удачных и неудачных примеров надо подходить, задаваясь вопросом: какие условия обеспечили успех? Является он естественным следствием грамотного системного подхода или героизмом, который вопреки? В России отношение учителей и родителей к дистанционному образованию лучше в тех регионах, где руководство постаралось решить проблему системно. Допустим, в Башкирии с самого начала отработали с операторами связи на уровне региона на льготных условиях обеспечили канал с мощной пропускной способностью. Это очень важно – половина успеха, практически. От этого зависит доступность школы для детей. Ведь, факт остается фактом: последствием кризиса станет усиление неравенства и расслоения по признаку доступности к качественному образованию. Те, кто уже был сильный по части онлайн-технологий, станет сильнее, те, кто не был оснащен и игнорировал уже давно очевидные тенденции, окажется совсем в хвосте.

Причем вопрос тут не только и столько в количестве имеющихся денег, а в том, куда и насколько разумно прикладываются усилия.

Вообще проблема доступности и онлайна очень интересная, двойственная. В принципе онлайн как раз увеличивает доступность. Именно для небогатых и отдаленных от качественных образовательных ресурсов. Надо только суметь это взять. На совсем. А не пережидать от пожара до пожара.



Новости





























































Поделиться