Воспитание // Колонка

Таинственный фактор, или Что делает человека человеком? Часть 3


Таинственный фактор, или Что делает человека человеком? Часть 3

Итак, к концу XX века в педагогике проявилось совершенно новое понимание среды как того, что происходит между участниками взаимодействия вокруг намеренных педагогических действий, но не под контролем педагога, а часто даже вне зоны его восприятия.

Это представление сегодня работает в значительной мере именно как концепт, как идеология и общий объяснительный принцип, а не как практика. В России начала XXI века получила массовое распространение терминология «деятельностного подхода» и «школы Выготского». Подчеркнем – только терминология, т.е. слова. Предмет воспитания сегодня называют «субъектом деятельности», задача педагога – перевести воспитуемого из положения пассивного предмета воспитания в положение субъекта собственной деятельности. Отсюда возникла иллюзия того, что массовая практика воспитания и есть взаимодействие и проч. Сегодня пришла новая волна слов, связанная с компетентностным подходом, западной когнитивистикой, информационно-кибернетическим подходом и «цифровой средой».

На деле же основной уклад массовой практики воспитания до сих пор стоит на принципах и приемах старой педагогики, грубо говоря – педагогики запоминания и навыка.

Система ЕГЭ позволила сделать прогрессивный шаг по сравнению со ступенчатыми устными экзаменами, шаг вперед во внешней организации образования, в плане более справедливой организации социальных отношений. Но одновременно ЕГЭ относительно внутренней организации образования закрепляет и усиливает ориентацию на запоминание и тренаж в рамках отсталых схем XIX века. Как говорится, хотели как лучше, а получилось как всегда.

Мы отвечаем на вопрос: что делает человека человеком? Мы как бы решаем уравнение со многими неизвестными. Давайте мысленно хотя бы на минуточку «вычтем» факторы: ЕГЭ, экономическую и государственную политику, а также цифровую среду. Допустим, что мы убеждены в новой идее воспитания как взаимодействия, коммуникации и понимания «субъектов образования». Допустим, что нам ничего не мешает. Но разве мы знаем, как реализовать наши идеалы?

Мы с сожалением констатируем, что дети плохо устанавливают причинно-следственные связи. Как в основной и в старшей школе научить ученика строить рассуждение хотя бы из двух-трех ходов? Мы знаем, как это сделать?

Мы с сожалением констатируем, что к 9-му классу в голове учащегося образуется не система знаний, а каша. Как помочь переструктурировать эту кашу в систему знаний по разным учебным предметам, а еще лучше – в «картину мира»? Мы знаем, как это сделать?

Мы с сожалением констатируем, что наши ученики не умеют слушать друг друга, производить обобщения, аргументировать «рro&сontra». Как научить детей этим вещам?

Давайте признаем, что мы не знаем, как это делать. Мы не знаем не потому, что нам мешает ЕГЭ, Википедия, интернет и государственная политика, которая ищет там, где светло, а не там, где потеряли. У нас есть «знание о словах», но нет «знания о вещах», если описать ситуацию известными словами Р. Фейнмана.

Для практики всех этих слов недостаточно – нужно знать, как должны быть организованы ситуации учения-обучения, чтобы приобщение людей к миру мышления и знания совершалось. Ответы на вопросы затруднены тем, что наша картина воспитания очень мало проработана теоретически и методически, очень много слепых пятен, она – лишь зародыш и требует развития.

Поэтому мы считаем, что необходимо развивать мыследеятельностную педагогику, которая и должна дать ответы на поставленные вопросы. Мы находимся еще в самом начале пути.

Педагог, правда не всякий, сегодня уже научился кое-что проектировать. Он может проектировать отдельную, точечную ситуацию учения – обучения. Он может проектировать «образовательное пространство» в целом, как набор «мест деятельности» и «индивидуальную траекторию», попросту говоря – перемещение ученика по местам этого пространства. Но то, что будет происходить между людьми в этих местах, он спроектировать не может по определению, так как там везде будет происходить интерсубъектное взаимодействие и взаимоотношение участников. А отношение к событию спроектировать нельзя, даже свое собственное, тем более – отношение Другого.

Это и есть «химия общения», «скрытая программа», «среда» – тот самый таинственный фактор, без которого не бывает качественного образования.

Мы ощущаем его действие, оказавшись в поле действия талантливого педагога, или внутри особого образовательного события (в нашей школе это детско-взрослые академии или образовательные сессии). Но мы не знаем, что это такое, до той степени, чтобы воспроизводить такую среду по нашему произволу и чтобы уметь этому научить.

Но мы хотя бы поняли, чего именно мы не знаем. А значит, дорогу осилит идущий.



Новости





























































Поделиться