Качество образования // Статья

«Главное наказание для меня – это невозможность заниматься любимым делом»

29 июля состоялось первое судебное заседание по делу Людмилы Осиповой – бывшего директора лицея № 49 Калининграда.

«Главное наказание для меня – это невозможность заниматься любимым делом»
Фото: klops.ru

Лицей № 49 Калининграда известен в регионе и за его пределами. Стоит только взглянуть на сайт, как мы увидим, что он вошел в топ-100 лучших школ России, в этом году был включен в рейтинг лучших школ России в сфере информационных технологий.

Это многопрофильное образовательное учреждение, в котором наряду с традиционными действуют театральные классы. Их выпускники сегодня играют в известных театрах страны.

Но речь не об этом, а о том, что бывшего директора этого лицея – Людмилу Григорьевну Осипову, создавшую из некогда заурядной школы яркое, самобытное, успешное во всех отношениях учебное заведение – обвиняют сразу в нескольких преступлениях: в мошенничестве, в злоупотреблении и превышении должностных полномочий и в присвоении и растрате особо крупной суммы денег.

По версии следствия, Людмила Осипова, будучи директором школы, незаконно собирала с родителей деньги «для улучшения материального обеспечения лицея». В СК посчитали, что за два года – с сентября 2015-го по сентябрь 2017-го – Осипова собрала с родителей школьников 7,1 млн рублей. Больше половины этой суммы (4,1 млн рублей) были, по данным следствия, потрачены на охрану лицея.

Все ее коллеги, ученики, родители, с которыми мне довелось общаться, в один голос утверждают: это уникальный человек, который был предан своему делу, заботился о лицеистах, а ее уголовное дело раздуто и не имеет никаких оснований.

Царскосельский дух

Свой пост Людмила Григорьевна заняла в перестроечном 1987 году, причем ее избрал коллектив – тогда такое было еще возможно.

Вот как описывает этот период в своем блоге в Facebook ученик тех лет Илья Дементьев:

«Это было фантастическое время. На следующий год школа превратилась в лицей, жизнь в нём забурлила по-новому. Советская эпоха неслась к закату – в лицее возникла новая удивительная среда».

Автор сравнивает ее с царскосельским духом, когда ученики выбирали предметы, могли свободно посещать занятия в разных профильных классах, открыто выражать свои взгляды – в частности, выходить из комсомольской организации.

«Это было время, когда можно было слишком многое, потому что до этого слишком многого было нельзя. Невдомёк было, что когда слишком многое можно, рано или поздно должно прийти время, когда слишком многого нельзя», – резюмирует Илья Дементьев.

Однако это время было не только ярким и свободным, но очень трудным.

Наука выживания

В начале 1990-х, вспоминает Людмила Григорьевна, денег не хватало на все: от ремонта кабинетов и организации летнего лагеря при школе до новогодних подарков для детей из малообеспеченных семей и покупку книг для школьной библиотеки.

Тогда родители сами выступили с инициативой организовать попечительский совет, сами открыли банковский счет, на который перечислялись родительские деньги – исключительно на добровольной основе.

Этот факт подчеркивают все, с кем я говорила – учителя, родители.

Потом возникла необходимость организовать охрану лицея.

«В школе обучались свыше 2000 детей, и обстановка вокруг была не самой благополучной, – вспоминает Людмила Осипова. – Посторонние проникали на территорию школы, отбирали деньги и мобильные телефоны у ребят, до меня доходили слухи, что даже наркотики пытались пронести».

Она вспоминает выступление экс-министра образования и науки Дмитрия Ливанова 27 августа 2015 года на Общероссийском родительском собрании.

Он заявил: вопросы, связанные с безопасностью и комфортом детей, должны быть обеспечены за счет бюджета, но в случае, если родители сочтут уровень безопасности в школе недостаточным, то они могут добровольно внести средства на усиление охраны.

Бюджетных денег на обеспечение безопасности детей не хватало ни 10 лет назад, ни сейчас. По словам Людмилы Осиповой, на сегодняшний день городской бюджет оплачивает школе только тревожную кнопку – это 56 тысяч рублей в год. Все остальное – видеонаблюдение, зарплату ЧОПовцев – родители вынуждены финансировать из собственного кошелька.

Зато чуть ли не ежемесячно с Людмилы Осиповой требовали подробных отчетов о том, как обеспечивается безопасность школьников, и она отчитывалась, в том числе и за объем родительских средств, потраченных на эти цели.

Вообще финансовая отчетность школы о расходах внебюджетных средств всегда была прозрачной. Об этом свидетельствует Татьяна Солдатова, мама трех выпускников лицея, в течение пяти лет исполнявшая обязанности казначея в управляющем совете школы: по ее словам, отчеты публиковались на сайте школы, обсуждались на родительских собраниях. И никаких претензий вообще ни у кого не возникало.

Казалось, ничто не предвещало беды.

Людмила Григорьевна признает, что она всегда была на хорошем счету у начальства, все приказы и инструкции выполняла неукоснительно, даже выступала в качестве доверенного лица губернаторов Калининградской области на выборах, пока не грянул гром.

«Нехорошая кампания»

Хронология черных событий для директора 49-го лицея началась в 2016 году, когда ей исполнилось 70 лет. Пенсионная реформа тогда еще не маячила даже на горизонте, и в городе была дана установка на омоложение кадров.

«Я всю жизнь отдала лицею, не считала своих лет и наивно полагала, что другие тоже не считают моих лет. Но чиновники решили, что я засиделась. Прямо об этом никто не говорил, простого человеческого разговора не состоялось», – говорит Людмила Григорьевна.

Тогда в ее окружении появился один из бывших выпускников, который предупредил ее, что вокруг нее затевается «нехорошая кампания» и ей лучше оставить должность. Тут и кандидатура появилась, ее даже представили Людмиле Григорьевне, но уровень квалификации потенциального директора показался ей неудовлетворительным, и свой пост она покидать не пожелала.

И тогда в школе начались проверки. За 2016–2017 годы было проведено 19 проверок, завершившихся трехмесячной проверкой КРУ (Контрольно-ревизионного управления).

Никаких нарушений выявлено не было, и, казалось бы, жизнь школы должна была войти в привычное русло.

Но не тут-то было: 29 декабря 2017 года было возбуждено первое уголовное дело против Осиповой, в январе 2018 года – второе, и очень скоро директора одного из лучших лицеев Калининградской области перевели в разряд обвиняемых. А в июне 2018 года, сразу после выпускных вечеров, на волне летнего отпускного затишья, Людмилу Григорьевну уволили по печально знаменитой 278-й статье Трудового кодекса – без объяснения причин. Просто с ней не продлили контракт…

Протокольные хитрости

Период, который предшествовал возбуждению уголовных дел, оказался тяжелым испытанием не только для Осиповой.

Как вспоминает учитель русского языка и литературы лицея Дина Якшина, в школу пришли целые бригады следователей, которые допросили около 1500 свидетелей – родителей, учителей.

Всем им выдавались стандартные протоколы с набором определенных вопросов, на каждый из которых нужно было дать однозначный ответ – «да» или «нет».

Один из вопросов был сформулирован таким образом: говорила ли директор, что необходимо сдавать деньги на школьные нужды?

Дина Якшина как филолог оказалась придирчива к словам: «необходимо», по ее мнению, не что иное, как вымогательство.

«Кто, как я, внимательно относился к тексту, тот протоколы правил. А некоторые подписывали, не особо задумываясь над смыслом. Они и попали в свидетели обвинения, может, сами того не подозревая», – констатирует учитель русского языка и литературы.

По ее предположениям, «кого-то могли запугать, кто-то и в самом деле был недоволен, а некоторые вообще выходили с допросов в полуобмороке».

Большинство же считает, что дело Осиповой явно раздуто, и готовы выступить в ее защиту. Это ее коллеги и родители учащихся, которые с самого начала травли поддерживали ее словом и делом, в соцсетях и в своих петициях. К слову, педагоги лицея не забывают своего бывшего директора и навещают ее дома.

Одна из них – учитель химии и биологии Татьяна Рязанова, впервые побывав в гостях у Осиповой, поразилась, в каких «нецарских» условия живет человек, объявленный расхитителем миллионов: старый, полуразрушенный дом довоенной постройки с запущенным участком не тянет даже на «средний» уровень.

«Пусть те, кто обвиняет Людмилу Григорьевну в воровстве, придут и посмотрят, как она живет, и тогда им все станет понятно», – говорит Татьяна Рязанова.

На стороне защиты

Адвокат Осиповой Дмитрий Новиков считает, что в обвинительном заключении по ее делу – масса спорных и расплывчатых формулировок, из-за которых непонятно, в чем конкретно заключается состав ее «преступления».

«Судебное дело было возбуждено без оснований, – считает он. – Доказательств того, что Людмилой Григорьевной была похищена хотя бы одна копейка из 7 млн, в уголовном деле нет. Например, ответчица обвиняется в похищении денег в интересах “третьих лиц”, фамилии которых не названы».

Между тем, по словам адвоката, неконкретность обвинений не позволяет выстроить защиту.

29 июля состоялось первое судебное заседание по этому делу, на котором Дмитрий Новиков выступил с ходатайством вернуть дело прокурору, но судья эту просьбу не удовлетворила.

Во многом положительный исход дела зависит от свидетелей защиты, а на стороне Людмилы Григорьевны, как я уже отмечала, очень много таких людей. Более того, как полагает адвокат, несколько людей по ошибке были записаны в свидетели обвинения, и в суде они готовы выступить на стороне защиты.

«Проблема заключается в том, что многие сторонники Людмилы Осиповой при всем желании поддержать ее могут сказать хорошие слова в ее адрес как о человеке и педагоге, но выступить аргументированно по финансовым вопросам, которые ей вменяются в вину, они не смогут, поскольку не знают подробностей о сборе и расходовании средств», – отмечает Дмитрий Новиков.

К сожалению, ни комитет по образованию г. Калининграда, ни областное министерство образования пока не выступили открыто в защиту Осиповой, которую ранее неоднократно награждали грамотами и благодарностями.

«Очень надеюсь, что найдутся в нашем регионе авторитетные люди, чиновники, профсоюзные лидеры, которые смогли бы немолодую, с серьёзным заболеванием женщину, заслуженного учителя, защитить от произвола следственных органов, – выражает надежду Алексей Голубицкий, директор Школы будущего поселка Большое Исаково Калининградской области. – Ситуация очень напоминает скандальный арест и обвинение врача-неонатолога, которому также обычное выполнение профессиональных функций пытаются представить в виде уголовного преступления.

Учитель и врач теперь в нашем обществе – самые незащищенные люди. За журналистов, за бизнесменов, за режиссеров есть кому заступиться. Надеюсь на справедливое решение суда. Не знаю никого, кто бы верил в виновность директора. Держитесь, Людмила Григорьевна, мы с Вами!».

«Дело, скорее всего, развалится, но репутацию все равно испортят»

Прокомментировать ситуацию мы попросили Вячеслава Лозинга, который почти четверть века возглавлял гимназию № 42 г. Кемерово – одно из лучших учебных заведений города. Но в июле 2013 года он был вынужден подать заявление об увольнении с поста директора, переехать в Москву и устроиться на другую работу. Несколько лет он проработал ведущим аналитиком Центра развития лидерства в образовании НИУ «Высшая школа экономики», а последние три года находится на пенсии.

Его ситуация очень схожа с той, в которой оказалась Людмила Григорьевна: многочисленные проверки, судебные тяжбы, мучительный процесс «выдавливания» с должности, несмотря на массовую поддержку коллег, родителей, учащихся.

Не будучи лично знакомым с Людмилой Осиповой и причинами ее увольнения, он согласился ответить на вопрос о том, почему директора школ вынуждены собирать деньги с родителей?

«Главная причина – недостаточное финансирование: максимум 60% от потребностей. Если руководитель заинтересован создать комфортные и безопасные условия для своих учеников, он вынужден собирать деньги. И это проблема не конкретного директора, а системы образования в целом», – говорит Вячеслав Лозинг.

По его мнению, если директора захотят убрать с должности, то это сделают любым способом, даже за счет фальсификации фактов, в том числе связанных с «хищением средств».

«Ничто этих товарищей не остановит», – констатирует Вячеслав Лозинг. По его прогнозам, дело Осиповой, «скорее всего, развалится, но репутацию все равно испортят».

А на вопрос о том, почему чиновники выбирают в качестве мишени сильные школы, ответ бывшего директора простой: чиновники в любом случае обеспечат качественное образование своих детей – за рубежом или в России, и в ныне создаваемых школах для одаренных значительную долю учащихся, по его мнению, будут составлять дети «нужных» родителей.

Но будут ли эти учебные заведения лучше тех авторских школ, которые гремели на всю страну – большой вопрос.

Постскриптум

Следующее судебное заседание по делу Осиповой запланировано на 10 сентября.

Лицей № 49 после увольнения Людмилы Григорьевны возглавляет почётный работник общего образования Российской Федерации Людмила Соколова. Выпускница филологического факультета Калининградского государственного университета, она работала в лицее № 49 с 1996 по 2010 год. С 2003-го возглавляла лицейскую кафедру литературы, в 2007-м – стала победителем областного конкурса «Учитель года». В 2010 году Соколова защитила кандидатскую диссертацию. Закончила школу кадрового резерва. С 2010 по 2012 год была директором школы в поселке Янтарный, а с 2012-го – директором средней школы № 29 в Калининграде.

Людмила Григорьевна положительно отзывается о своей коллеге и надеется, что она продолжит лучшие лицейские традиции.

Насчет своего будущего героиня нашей истории боится строить какие-либо прогнозы, но признается, что главным наказанием для нее стала невозможность заниматься любимым делом.

«Мне больно не только от того, что меня ошельмовали, но мне жалко своего дела, я тоскую без своих учителей и детей, – говорит она. – У меня жизнь отняли, понимаете? Я работала как дышала, не ожидая наград. Школа для меня была всем. А теперь я просыпаюсь в 5 утра по привычке и думаю: “Не опоздать бы в школу”, а потом сознаю, что опаздывать мне некуда…»

В конце разговора она спросила меня: «Надеюсь, вы не усомнились в том, что я не лгу и не преувеличиваю и что мне очень больно?»



Новости





























































Поделиться