Экономика // Статья

Почему зарплата никогда не будет 70 на 30


Почему зарплата никогда не будет 70 на 30
Фото: krasnoyarsk.sm-news.ru

Рассуждения чиновников про структуру заработанной платы – не редкость.

В начале 2016 года министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов отмечал, что «гарантированная часть заработной платы педагога не должна быть ниже 65–70%, соответственно стимулирующая часть не должна быть больше 30–35%».

Спустя год на съезде учителей в Чувашии новый министр Ольга Васильева подтвердила это намерение: «Мы будем сейчас готовить правовые акты для выхода на 70 процентов базовой зарплаты – это должно касаться всех учреждений образования – и 30 процентов стимулирующих выплат. Ещё раз: 70 и 30. Это уже решённый вопрос».

Спустя пару лет на парламентских слушаниях снова прозвучали те же цифры: «Заработная плата назначается, исходя из таких пропорций: 70 процентов – гарантированная часть, 30 процентов – стимулирующая. Однако в большинстве регионов такая пропорция не соблюдается, иногда дело доходит до того, что гарантированная часть доходит до 10 процентов». Такие вот заявления.

Что же не так с заработной платой? Почему, несмотря на все усилия министров, желанные 70 на 30 так и не достигаются? Разбираемся, что не так:

  1. Вот предельно жёсткая конструкция, когда у каждого работника искомое соотношение соблюдено. Представим себе в конкретной школе учителей Иванова, Петрова и Сидорова, у которых очень чётко это соотношение выдержано: у каждого 70 процентов базовая часть и у каждого 30 – стимулирующая. Иванов получает условные 100 рублей, из которых 30 – стимул. Петров получает 120, из которых 36 – стимул. Сидоров получает 150, из которых 45 – стимул. У каждого точно выдержано соотношение 70 на 30. Всё вроде бы нормально, эдакая идеальная картинка счастливой школы, где сбылись мечты министра. Сразу видно, что тут не так. Смущает, что если все трое работают на одну и ту же нагрузку – гарантированная часть вроде бы должна быть одинаковой. То есть если она у Иванова 70 рублей, то и у Петрова с Сидоровым тоже тогда 70. Но тогда и стимулирующая часть у всех тоже одинаковая, она же фиксированная. Странно, конечно, при таком подходе пропадает сам смысл стимулирования – стимулирование всегда должно зависеть от качества, при недостижении/достижении показателей которого объём стимулирования должен сокращаться/увеличиваться. В том и смысл разделения в оплате труда базовой и стимулирующей частей, что базовая выплачивается гарантированно, а стимулирующая совсем нет, лишь в зависимости от результатов или интенсивности труда. А если так, то в среднем ни Иванов, ни Петров, ни Сидоров не должны хоть когда-то получать все 30 процентов. Это лишь потолок – самая качественная их работа. В реальности же за разные достижения должно быть и разное стимулирование, иначе смысл стимулирования пропадает.
  2. Допустим, министры имеют в виду как раз то, что 30 процентов – это то самое максимальное стимулирование у каждого работника. Тогда вполне нормально, что какой-то работник в какой-то месяц получит не 30 процентов, а только 10 или даже 0, если провинился, лишаем ведь мы премиальных. Ничего удивительного, но тогда в любой организации по итогам года соотношение всех денег, которые пошли на гарантированную (базовую) часть оплаты труда и на стимулирующую, будет точно не 70 на 30. Соотношение фондов изменится в пользу базовой части. Если 30 – полностью никогда не выплачивается, если это лишь потолок, то и итоговое соотношение по образовательной организации будет всегда более 70 (гарантированная часть) и менее 30 (стимулирующая часть). Но даже не это важно. Имеет ли смысл устанавливать потолок стимулирования для каждой ставки в объёме 30 процентов? Ведь в реальности школы то и дело приходится привлекать высококвалифицированных специалистов: провести профориентацию, подготовить детей к олимпиаде, запустить профильные классы и т.п. Для этого могут понадобиться, например, вузовские преподаватели или опытные консультанты из других школ. И тут стимулирующий фонд как раз в помощь. Можно платить полную ставку, но удвоить зарплату за счёт стимулирования: 50 процентов база и 50 – стимул. Но эти задачи не решить, если у директора школы есть жёсткое ограничение 70 на 30.
  3. Допустим теперь, что министры, говоря о соотношении 70 на 30, вообще не имеют в виду зарплату каждого работника, а лишь общее требование к фонду оплаты труда образовательной организации. Это, как видно, более осмысленная позиция. Действительно, она удержит работодателей от соблазна все деньги сконцентрировать лишь на стимулировании, выдавая зарплату исходя из своих субъективных предпочтений. И учителя в школе будут чувствовать себя более уверенно, хотя у каждого соотношение может быть разным: у Иванова – 90 к 10, у Петрова – 60 к 40, а Сидоров проштрафился – у него только база (100 – гарантированная часть и 0 – стимулирующая). Но тут другая засада. Представим, что школа хорошо заработала на дополнительных платных услугах. Образовался профицит. Можно его потратить на заработную плату? Конечно, почему нельзя? Люди же хорошо работали. Но в этом случае перед директором встанет дилемма – направить эти средства на увеличение окладов или увеличить стимулирующую часть? Если увеличить оклады, то потом, когда поток дополнительных средств сократится, можно остаться «с носом». Уменьшить объёмы окладов практически невозможно, профсоюзы забузят. Если увеличить стимулирующую часть – тогда в общем объёме расходования средств сократится доля базовой части. И явно будет уже не 70 на 30. Опять неладно получится. Ну и как в примере выше – здесь тоже непонятно, как за счёт стимулирующих привлекать дорогих высококвалифицированных специалистов.

Но допустим, министр всё же осмыслил и уточнил, что конкретно он предлагает, какая модель соотношения 70 на 30 берётся за основу. Дальше – самая важная вещь. Какими такими инструментами министр, какой бы он замечательный ни был, может повлиять на соотношение базовой и стимулирующей частей?

Прежде всего надо внятно сказать, что же, собственно, предлагается. Речь идёт о персональной зарплате каждого учителя или о фондах оплаты труда?

Быть может, какое-то сочетание одного с другим, быть может, для отельных школ вообще не нужно устанавливать какие-либо ограничения. Могут быть очень разные варианты.

Дальше надо сказать, каков статус сделанного утверждения: экспертное мнение, совет или новая норма, обязательная к применению. Так, кстати говоря, ежегодно из правительства выходят рекомендации российской трёхсторонней комиссии (правительство + профсоюзы + работодатели) в части совершенствования систем оплаты труда. Но это именно рекомендации, ничего более.

Дальше надо сказать, какие правовые нормы предлагается изменить? Самое простое на аналитическом уровне – министерство, мол, будет каждый месяц публиковать соотношение фондов оплаты труда по образовательным организациям, муниципалитетам, регионам. И дальше пусть уже люди на местах сами решают, кого что не устраивает – профсоюзы и администраторы как-то договорятся.

Самое невероятное – министерство установит некоторую законодательную норму соотношения фондов оплаты труда в образовательных организациях по всей стране.

Сейчас-то у него таких функций по регулированию фондов оплаты труда не существует, поэтому само оно просто за счёт заявления своего лидера ничего поменять не может. Поэтому министерство предложит иную модель полномочий разных уровней управления в системе образования, разработает законопроект, согласует его с Минфином и Минэкономики, председатель правительства внесёт его в Госдуму, Госдума проведёт все три чтения, Совет Федерации одобрит, а президент рассмотрит и подпишет. Убедить всех будет невероятно трудно, пестрота мнений непредсказуема. Но ведь министр не должен никого обманывать? Он должен ясно объяснять, что предлагает и каким образом реализует свои замыслы. Или всё-таки не должен?



Новости





























































Поделиться