Экспертное мнение // Тема дня

Как социальные сети влияют на подростков при чрезвычайных ситуациях и что с этим делать?


Как социальные сети влияют на подростков при чрезвычайных ситуациях и что с этим делать?
Фото: kharkiv.web2ua.com

В современном мире влияние соцсетей очень велико из-за всеобщей доступности, возможности быстрого обмена информацией, высокой популярности в среде молодежи, которая использует соцсети как наиболее доступный способ самовыражения.Недостаток, отсутствие или искажение правдивой, проверенной информации из официальных источников способствует быстрому распространению слухов и домыслов о чрезвычайном событии.

Последствия массовых трагедий вызывают развитие глубокой психотравматизации населения, которая может ощущаться многие годы, ухудшать качество жизни людей, ее эмоциональный фон, в том числе – провоцировать суициды.

В таких ситуациях тяжелая нагрузка ложится на систему образования.

25 марта 2018 года в ТЦ «Зимняя вишня» в городе Кемерово произошел пожар. Жертвами трагедии, по данным Следственного комитета, стали 60 человек, в том числе 37 несовершеннолетних.

Мониторинг СМИ и социальных сетей, а также результаты интервьюирования работников системы образования города Кемерово в этот период показали, что в первые дни после трагедии социальные сети, мессенджеры и СМИ стали для подростков источником большой опасности.

С момента появления первой информации о трагедии в социальных сетях наметилась очевидная тенденция к распространению ложных слухов о трагедии, вызывающих панику среди пользователей, особенно подростков. Слухи и недостоверная информация распространялись также через мессенджеры (например, чаты WhatsApp) и видеохостинг YouTube. Распространением слухов о том, что число жертв измеряется сотнями и намеренно занижается властями, занимались многие известные блогеры и журналисты.

Характерным примером является видеоролик, размещенный на YouTube Михаилом Печерским и Алексеем Псковитиным (проект NEMAGIA), канал которых имеет более 1 млн подписчиков.

В ролике рассказывается о «174 трупах в морге на Волгоградской». Представлен голос анонимной женщины из аудиосообщения WhatsApp. Другой женский голос сообщает о наличии сведений о 355 жертвах, которые ей передал «кто-то в МЧС». Ролик, по состоянию на 27 марта 2018 года, имел более 2 млн просмотров.

В сети были представлены обзорные публикации об информационных вбросах, в которых приводятся различные примеры, в том числе упоминаются блогеры, имеющие более 4 млн подписчиков, и ролики, имевшие миллионы просмотров на 27 марта 2018 года. По сведениям, которые приводятся в указанной публикации, в топе российского YouTube также оказались сразу несколько видео с почти 1 млн просмотров от малоизвестных авторов, часть из которых скрывается под никами. На видео показаны те же самые аудио WhatsApp и другая «правда, которую скрывают власти и СМИ». Через некоторое время большинство блогеров принесли свои извинения за публикацию недостоверной информации, часть из них удалили свои посты. Но свое разрушительное негативное влияние на подростково-юношескую аудиторию они оказали.

Задача организации работы со СМИ и социальными сетями в период ЧС - смещение акцента общественного внимания с поиска виновных (которым должны заниматься уполномоченные на то органы и службы) на оказание помощи пострадавшим. СМИ в период ЧС могут быть важным инструментом консолидации сообщества, сбора ресурсов для помощи пострадавшим, превенции суицидов и массового психотравмирования населения.

Почему так происходит?

Социальные сети сформировали новый вид сообществ, соединяющих в себе функции медиа и универсальной платформы для общения. Посты в социальных сетях носят ярко выраженный эмоциональный характер, и посредством механизма заражения эти эмоции очень быстро распространяются, причем это заражение имеет эффект снежного кома, усиливаясь с каждым новым перепостом.

Понятно, что в чрезвычайной ситуации и часто связанной с ней неопределенностью аффективность публикаций становится максимальной. Люди очень активно делятся информацией, которая их эмоционально «цепляет», эмоции захлестывают, и это тоже объяснимый и естественный процесс: существует вполне заслуживающая доверия теория американских психологов о том, что репосты публикации приводят к облегчению эмоционального возбуждения пишущего (нервная система которого активизирована).

Кроме того, делясь информацией, люди испытывают чувство соучастия, эмоциональной сопричастности.

В определенных типах сообществ перепост является чуть ли не хорошим тоном, так как пользователь, претендующий на позицию в медиа-пространстве, считает необходимым продемонстрировать включенность и вовлеченность в актуальную и волнующую всех тему.

Таким образом, сильные негативные эмоции, естественные в чрезвычайной ситуации, сразу проникая в социальные сети, очень быстро и многократно усиливаются в них, «истеризируются», страсти накаляются.

В такой ситуации подростки с их ориентацией на социальное окружение, большим количеством времени, проводимого в интернете, и низкой в силу возрастных особенностей эмоциональной компетентностью оказываются в зоне риска в первую очередь.

Чтобы педагогам и другим взрослым более эффективно помочь подростку справиться с этим, необходим проработанный алгоритм взаимодействия с информацией в социальных сетях, четкие рекомендации относительно того, что следует и чего не следует делать в подобных ситуациях. Это в первую очередь задача социальных и кризисных психологов.

В чем опасность социальных сетей в период чрезвычайной ситуации?

Во время масштабных чрезвычайных ситуаций (подобных трагедии в «Зимней вишне», Кемерово, 2018) наряду с позитивным обнаруживается значительное негативное влияние соцсетей, особенно среди детей и подростков. Опасность соцсетей в подобных ситуациях, на мой взгляд, состоит в следующем.

Публикуемая и распространяемая информация в подавляющем большинстве случаев является либо субъективной интерпретацией реального события, либо слухами. А такие субъективные интерпретации (или слухи) могут быть ошибочно восприняты как факты, коими они не являются. Часто распространяемые в соцсетях материалы содержат, помимо достоверной информации о событии, также выражение собственных мыслей, чувств, переживаний, эмоций, личного опыта.

Подростки с неокрепшей лабильной психикой могут попасть под воздействие чужих эмоциональных реакций и недостоверной информации.

Эти явления оказываются еще вредоноснее при отсутствии доступной достоверной информации из официальных источников либо при отсутствии доверия к официальным источникам информации.

Чаще всего чрезвычайная ситуация носит характер травматического события (аварии, катастрофы – техногенные или природные, теракты и др.). Поэтому транслируемые в соцсетях реакции пользователей могут содержать симптомы острых реакций на стресс (тревога, страхи, автоматические деструктивные, негативные мысли, симптомы депрессии, суицидальные мотивы и пр.).

Тревога – заразна!

Тревожные реакции могут передаваться от человека к человеку и оказывать вредоносное влияние на его способность к эффективной адаптации (запредельный стресс разрушает способность адаптироваться, т.е. адекватно приспосабливаться к изменяющимся условиям окружающей среды, в том числе решать текущие проблемы, связанные с учебой, работой, спокойно разрешать конфликты, преодолевать трудности и т.д.). Особенно остро это выражается в среде детей и подростков.

«Затопление» соцсетей постами, имеющими вышеописанные характеристики, может вызывать у детей и подростков (равно как и у части взрослых) травматическую реакцию, несмотря на то что большинство пользователей соцсетей сами участниками травматизирующего события не были.

Это может значительно увеличить количество пострадавших при чрезвычайных ситуациях, осложнить работу лечебных учреждений, которые будут вынуждены работать на пределе возможностей.

Непосредственно пострадавших от травматического события можно обнаружить, оказать им помощь и продолжить наблюдение за их состоянием, а в случае необходимости продолжить лечение. А вот полных сведений о пострадавших от общения в соцсетях нет. Насколько мне известно, такой статистики не ведется. Возможности обнаружить таких пострадавших ограничены. Большинство из них даже не будут подозревать, что они пострадали. Такие пострадавшие будут затоплять медучреждения общего профиля различными соматическими жалобами. Лишь единицы попадут к профильным специалистам, способным им помочь, и то, скорее всего, со значительным запозданием.

Несвоевременное оказание квалифицированной помощи может приводить к переходу процесса в хроническое состояние со значительным ухудшением прогноза и возможной инвалидизации (психотравма это инвалидизирующая патология).

А что же власти? Ограниченные возможности Роскомнадзора

В соответствии с установленными полномочиями государственный контроль и надзор за соблюдением законодательства Российской Федерации в сфере защиты детей от информации, причиняющей вред их здоровью и (или) развитию, к производству и выпуску средств массовой информации, вещанию телеканалов, радиоканалов, телепрограмм и радиопрограмм, а также к распространению информации посредством информационно-телекоммуникационных сетей (в том числе сети интернет) и сетей подвижной радиотелефонной связи осуществляют управления Роскомнадзора по федеральным округам.

В соответствии с федеральным законодательством, регистрация сайтов в сети интернет в качестве средств массовой информации носит добровольный характер. Видеохостинг YouTube не зарегистрирован в качестве СМИ, и на него не распространяются нормы законодательства Российской Федерации о СМИ.

Интернет-сайт, не зарегистрированный в качестве СМИ, может, но не обязан содержать знак информационной продукции и (или) текстовое предупреждение об ограничении ее распространения среди детей, соответствующие одной из категорий информационной продукции.

Основанием к проведению мероприятий по контролю (надзору) в сети интернет является поступление в Роскомнадзор обращений физических или юридических лиц, содержащих сведения о наличии на сайте в сети интернет нарушений требований законодательства Российской Федерации о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и (или) развитию.

При этом к такому обращению должно быть приложено экспертное заключение, соответствующее требованиям федерального закона, составленное по результатам проведения экспертизы информационной продукции и содержащее выводы о наличии в информационной продукции информации, причиняющей вред здоровью и (или) развитию детей, либо о несоответствии информационной продукции определенной категории, либо о несоответствии знака информационной продукции определенной категории информационной продукции.

Но о каком экспертном заключении может идти речь в режиме чрезвычайной ситуации? Как при действующем законодательстве Роскомнадзор может экстренно блокировать что-то без экспертного заключения?

Что делать?

Как подготовить подростков и специалистов системы образования?

Рекомендации Алекса Маляра:

  • Обучение гигиене общения в соцсетях.
  • Контроль взрослых, прежде всего на уровне семьи, когда речь идет о несовершеннолетних.
  • Предоставление подросткам объективной информации от достоверных источников, адаптированной по возрастным группам.
  • Групповые и индивидуальные беседы с опытными, подготовленными педагогами и психологами системы образования. Предоставление возможности свободного (лишенного критики или осуждения) выражения мыслей, чувств, эмоций подростков и детей.
  • Подобные беседы должны проводиться в защищенной среде, где есть условия для выявления дезадаптивных реакций и оказание помощи с последующим наблюдением в естественной для подростка среде (в семье, в детском коллективе).
  • Выявление и поощрение адаптивного поведения лиц, являющихся неформальными лидерами в среде «равных».
  • Выявление и привлечение к работе с подростками авторитетных для них личностей из взрослой среды (основываясь на предыдущем опыте). Это люди, которым дети охотнее поверят, которым смогут доверять, с кем смогут быть откровенными и открытыми.
  • Профилактика. Разработка и осуществление государственных программ по информационной профилактике развития психопатологий и повышению устойчивости населения к стрессу и невротизации (с учетом возрастных особенностей) на разных уровнях: семья; образовательные учреждения; виртуальные сообщества (после тщательного изучения такой возможности).

Вряд ли существует что-то, что может утешить пострадавших и потерявших своих близких в трагедии. Тем не менее трагедия в Кемерово мобилизовала и сплотила неравнодушных людей, как профессионалов, так и волонтеров разных национальностей и взглядов для оказания помощи и преодоления последствий общей беды.

Примером эффективного взаимодействия профессионалов, волонтеров и бизнесменов-филантропов может быть беспрецедентное международное сотрудничество в рамках проекта «Кемерово 2018», которое благодаря общим усилиям будем иметь свое продолжение.

На пепелище «Зимней вишни» проросли ростки осознания необходимости создания эффективной системы оказания профессиональной помощи пострадавшим и их семьям, позволяющей минимизировать негативные последствия чрезвычайных ситуаций.



Новости





























































Поделиться