Без рубрики // Рецензия

И роботы любить умеют

Почему бы я посоветовала посмотреть фильм «Зои» режиссера Дрейка Доримуса родителям вместе с детьми-подростками? Ну во-первых, потому что в нем по-новому звучит чрезвычайно актуальная сегодня тема искусственного интеллекта; тема создания учеными совершенного робота-человека. Ну а во-вторых, именно этот фильм дает повод поразмышлять о природе любви. А о любви начинают думать даже пятилетние дети.

И роботы любить умеют

Но сначала – о роботах

Незадолго до смерти Стивен Хокинг описал семь катастроф, способных погубить человечество. Среди основных – бурный рост искусственного разума, который обретет способность к саморазвитию. Это может породить бунт машин против людей (фильм «Терминатор») и привести к деградации человека.

Картин о развитии искусственного разума было много. Это и «Я, робот» с Уиллом Смитом, и «Из машины» с Алисией Викандер (опыт общения человека и девушки-робота там ничем хорошим не завершается), и «Искусственный разум» Спилберга. И, конечно же, «Она» Спайка Джонса с Хоакином Фениксом и голосом Скарлетт Йоханссон. Тут люди не просто сочувствуют роботам. Они в них влюбляются. Но виртуальная героиня (вернее, ее голос) одновременно ведет любовные разговоры с пятью «возлюбленными».

Но чем ситуация в фильме «Зои» отличается от вышеперечисленного?

Счастье в каждой таблетке

Дело происходит в не очень далеком будущем. Молодая девушка Зои (великолепная французская и одновременно голливудская звезда Леа Сейду) работает в научной лаборатории, которая занимается созданием идеальных синтетических компаньонов для женщин и мужчин. Цель таких разработок – избавить людей от одиночества и неразделенной любви. Это едва ли не самый удачный «стартап на рынке человеческих отношений» (фраза из фильма).

Ученый Коул (Юэн Макгрегор) работает над созданием такого «синтетика», который стал бы почти человеком. То есть мог понимать эмоциональные потребности своего партнера так, как это бывает только в идеальных отношениях (а значит, почти никогда).

Как он этого добивается? Насыщает «голову» робота чужими воспоминаниями (для того чтобы сформировать его эмоции). Потом воспоминания сотрутся, но останется способность чувствовать. Впрочем, результатом таких манипуляций (как он понимает) станет всего лишь слишком правильное, математически просчитанное чувствование партнера. И все же это лучше того, что может дать несовершенный человек.

Зои однажды попытается с помощью компьютерной программы найти партнера и себе. И окажется, что с Коулом (который ей явно нравится и которого она хотела бы видеть своим любимым) у нее ноль перспектив для создания пары. Она потрясена. И тут, в разговоре с этим самым Коулом, выясняется, что она – синтетик, созданный этим ученым. Именно поэтому компьютер и не смог показать положительного (и никакого вообще) результата.

Дальше рассказывать не будем (иначе – спойлер). Скажем только, что в лаборатории к тому же создана таблетка «Benysol», которая, поскольку люди к тому моменту уже практически лишились способности испытывать чувства, вводит их в состояние первой любви.

Такая инъекция воспоминаний о влюбленности (если она вообще у них была), которая действует в течение всего пары часов. Это своеобразный наркотик («счастье в каждой таблетке»).

«Солярис»

Мы тут написали про фильмы об искусственном разуме. Но мне пришла в голову другая аналогия – с «Солярисом» Андрея Тарковского. Может быть, режиссер «Зои» смотрел этот фильм? Там в каком-то смысле тоже есть искусственный разум. «Гости», которые приходят к ученым, работающим на межпланетном космическом корабле – это материальное воплощение их воспоминаний. У кого – постыдных, а у кого (героя Донатаса Баниониса, Кельвина) – любовных. Океан материализует образ его жены, Хари, наложившей когда-то на себя руки после семейной ссоры. Со временем Кельвин начинает относиться к «жене» как к живому человеку.

«Копия» Хари тоже постепенно осознает свою сущность. И, вместо всего лишь запрограммированной потребности неотлучно находиться возле Кельвина, в ней развивается человеческая способность к самостоятельному принятию решений.

Понимая, что своим существованием она причиняет Кельвину страдания, она сначала пытается убить себя, а после неудачи просит коллег Кельвина ее уничтожить. Чувствуете пересечения с «Зои»?

Люди и роботы меняются местами

В фильме «Зои» получается, что люди и роботы меняются местами: люди уже не могутбез таблетки почувствовать любовь, а роботы (впрочем, это лишь единственный выдающийся робот, Зои), наоборот, способны испытать чувство любви без всякого «наркотика».

То есть робот становится человеком, а человек – роботом.

И отношения с Зои оказываются для Коула реальнее всего, что было с ним в жизни. Впрочем, он окончательно осознает это после того, как поцелуем (как Спящую красавицу) воскрешает дезактивированную (по ее собственной просьбе) девушку. Она все понимала (как Хари из «Соляриса») и не хотела жить. Когда воскресшая Зои слышит признание Коула в любви,она плачет (и это – чудо: в роботах не заложена эта способность).

Что это – аллегория вымирающего, не способного на чувства человечества или просто фантазия режиссера – решать вам.



Новости





























































Поделиться