Городское образование // Тема дня

Сергей Москаленков: Диалог продолжается

Мы внимательно следим за историей конфликта в Школе самоопределения №734 им. А.Н. Тубельского. Напомним: все началось с демонтажа спорткомплекса по методике Реутского во время новогодних каникул по приказу директора С.А. Москаленкова.
  • 15 января 2018
  • 2

Сергей Москаленков: Диалог продолжается
Фото: vogazeta.ru

Этот факт возмутил родителей учащихся школы и вызвал протест с их стороны по двум причинам: во-первых, демонтаж оборудования произошел без согласования с управляющим советом; во-вторых, комплекс был важным составляющим элементом образовательного процесса в начальных классах.

Родители и педагоги вместе с создателем комплекса С.В. Реутским обсуждают результаты экспертизы

На открытом родительском собрании, состоявшемся 11 января, члены управляющего совета выступили с инициативой провести экспертизу разобранного по приказу директора комплекса и восстановить его в ближайшие 5 дней.

13 января представитель изготовителя ООО «Биом» провел экспертизу и вынес заключение о том, что комплекс возможно восстановить, но при этом «его необходимо оснастить дополнительными элементами, обеспечивающими дополнительный функционал и безопасность».

Все это потребует, конечно, больше времени, чем предполагалось ранее.

Акт обследования спорткомплекса

Мы предоставили слово разным участникам конфликта в школе имени Тубельского. Настала очередь директора. Следует отметить, что наш разговор состоялся вечером 12 января, еще до того, как произошла экспертиза спорткомплекса. Но в ходе интервью были затронуты и многие другие вопросы, в частности, связанные с обращениями родителей школы в различные инстанции.

– Члены управляющего совета уверяют, что никаких травмоопасных случаев за все время действия комплекса зафиксировано не было. Вы утверждаете, что они были.

– Я всю историю этого комплекса досконально изучил, поднял акты за предыдущие годы и насчитал несколько таких случаев.

Вас упрекают в том, что вы демонтировали комплекс без согласования с родителями, втихаря, в период новогодних каникул.

– Слово «втихаря» мне здесь вообще непонятно. Обеспечение безопасности детей – это право и обязанность директора. Когда речь идет о безопасности ребенка, вообще думать некогда – надо быстро принимать решения.

А в новогодние каникулы это было сделано потому, что никакие ремонтные, строительные работы нельзя проводить в присутствии детей, во время образовательного процесса. Каждый член управляющего совета должен об этом знать.

В адрес различных организаций и общественных деятелей родителями школы была направлена петиция, в которой содержится большой список претензий к Вам как к директору, где первым пунктом идет погоня за рейтингом. Цитирую дословно: «Главным вектором развития школы стало получение баллов в рейтинге школ, что приводит к обезличиванию детей, формальному отношению и их использованию в качестве послушных статистов».

– Речь идет об участии ребят в таких мероприятиях, как «Университетские субботы», «Музеи. Парки. Усадьбы». Возможности столичного образования необъятны. Сегодня город предлагает школам гигантское количество мероприятий, из которых мыслящему педагогу есть что выбрать. И право выбора остается не только за педагогом, но также за ребенком и его родителями. Никто никому ничего не навязывает. Стопроцентного охвата учащихся не требуется.

– Но есть же уникальные традиции именно этой школы. По вашему мнению, стоит ли их продолжать, если они не приносят рейтинговых баллов – например, театральную деятельность?

Недавно, перед Новым годом, в нашем детском саду поставили спектакль, который был интересен и детям, и взрослым. Я понимаю, какую задачу педагоги перед собой ставили и каких результатов они достигли.

Я сам принимал участие в двух школьных постановках, исполняя эпизодические роли.

– Вас упрекают в том, что прекратились образовательные поездки из-за того, что вы предложили более сложную процедуру их оформления.

– Я проанализировал все приказы за период своей работы по образовательным поездкам. Каждая такая поездка сопровождается подачей сведений в Роспотребнадзор, в МЧС, проверкой условий пребывания детей по всему маршруту, организацией питания и других бытовых вопросов.

За весь период моего пребывания на посту директора школы состоялись поездки в Карелию, Санкт-Петербург, в Архангельскую область – в общей сложности десятки поездок. Все они задокументированы.

Более того, мы добились того, чтобы отдельным педагогам была обеспечена доплата только за сопровождение детей, чтобы гарантировать их безопасность.

Мы просто регламентировали варианты выездов.

Если школа отвечает за организацию, должна быть одна процедура, если родители, то иная. Процедуры расписаны по пунктам.

В таком случае все ясно и прозрачно – кто организовал эту поездку, каковы ее цели, какие ресурсы сторонних организаций привлекались и на каком основании.

– В петиции сказано, что Вы не допускаете родителей до принятия решений. Это действительно так?

– Я был инициатором создания управляющего совета, который, кстати, благополучно прекратил свое существование еще до момента моего назначения. Мы строго в соответствии с Уставом школы провели выборы в управляющий совет, но никто не гарантировал родителям простого решения проблем и всеобщего согласия.

Иногда члены одной семьи, прожившие вместе много лет, не могут достичь согласия, а тут разные люди, разные подходы, разный опыт...

– Суд чести, Конституция, школьное самоуправление, созданные еще при Тубельском, сейчас не действуют – утверждают родители и педагоги.

– Ученическое самоуправление – это следующий этап, который предстоит в школе организовать. Это задача, требующая обязательного решения, потому что по Уставу школы я не могу принять ни одного локального акта, касающегося интересов детей (в том числе правила внутреннего распорядка), без одобрения органов ученического самоуправления.

Прежде чем говорить о суде чести и Конституции, надо подумать, какой орган это будет выполнять. Думаю, в январе-феврале мы выработаем определенные механизмы формирования такого института, как детское самоуправление. Эту тему я обсуждал с учениками – членами управляющего совета. Одного из них мы делегировали для участия в межрайонном совете школ, чтобы перенимал опыт.

– Вы сможете продолжать работать с такими родителями, которые вас оскорбляют и требуют вашей отставки?

– Если люди так выражают свои эмоции, значит, у них есть для этого основания и к ним надо отнестись с уважением. Если есть возможность скорректировать взаимную деятельность, надо это делать. Кто-то должен сделать первый шаг навстречу. Прятать камень за пазухой недопустимо. Я буду продолжать работать с любыми родителями и с любыми детьми.

– И с учителями? Вас ведь обвиняют в череде увольнений.

– Где-то написали, что с 1 сентября из 60 учителей нашей школы уволились 20. Как бы мы могли начать работу, лишившись трети сотрудников?

С мая месяца из тех педагогов, которые проработали в школе достаточно длительный срок, уволились только два человека, и у каждого были свои причины – например, переход в другую организацию на более выгодные условия. У некоторых закончились срочные договоры. Продлевать их педагоги сами не захотели из-за недостаточного количества часов.

– В петиции упоминается конкретная фамилия Д. Певчева – «многодетного отца и единственного кормильца в семье».

– Певчев продолжает работать. Могу его к телефону пригласить, если хотите. Мы сегодня вечером празднуем вместе с учителями школы Старый новый год, и он тоже в их числе.

– Это означает, что у Вас есть поддержка внутри коллектива? Вы не одиноки?

– Я не чувствую себя одиноким, не было такого никогда. Конечно, на праздник не все пришли – это дело добровольное. Я сторонник командной работы. Что может объединить команду? Общий труд и общий результат. Я вместе со своим коллективом иду, как ученик первого класса за своей учительницей.

– Получается, что в обращениях родителей много перегибов и фактических неточностей?

– Могу констатировать, что есть дефицит информации, либо умышленная гиперболизация, либо добросовестное заблуждение.

Иногда ко мне на прием приходят родители и говорят: «Вы знаете, Сергей Александрович, нам такое про вас говорили!». Я отвечаю, что знаю об этом. Но ваш вопрос решен, и для меня это самое главное.

Если проблема стала задачей, ты ее решаешь.

Ради этого мы и работаем.

– Вы не намерены сдаваться, вы настроены на борьбу?

– Я настроен на работу на благо школы. Среди родителей есть умеренная и непримиримая оппозиции, как они сами себя называют. Но есть такие, которые понимают, что мир строится на договоренностях и компромиссах. За период моей деятельности в школе было решено и находится на стадии решения много вопросов, связанных с детским садом, питанием. Например, по инициативе родителей мы пробуем ввести так называемый конструктор меню – систему, благодаря которой ребенок заранее может заказать любимые блюда через сайт школы.

Не так много школ, которые вошли в этот эксперимент. Такого раньше не было в помине. Сейчас еще появились завтраки для всех учащихся по приемлемой стоимости.

– Вы себя ощущаете больше хозяйственником или педагогом?

– Когда я на уроке, я педагог, вне уроков по ситуации – и хозяйственник, и финансист, и экономист, и слушатель.

– Может, время авторских школ прошло, и родители зря ломают копья?

– Каждая школа дорожит своей индивидуальностью. Это гарантия того, что у каждого москвича есть возможность выбрать привлекательную для него по определенным критериям школу, в том числе школу Тубельского.

Как известно, развитие всегда происходит через диалог. Этот диалог продолжается, я это знаю.

P.S. Видимо, неприятие С.А. Москаленкова большинством родителей и педагогов возникло сразу с его приходом в школу, и все его действия изначально воспринимались критически. Таким образом, недовольство новым назначенцем росло как снежный ком, даже если он действовал, руководствуясь хорошими побуждениями. Отчасти это напоминает ситуацию в театре на Таганке, когда после изгнания Любимова его сменил Эфрос. Каким бы талантливым он ни был, он все равно не пришелся ко двору как чужак, как назначенец сверху.

Вывод из этого следует только один: директоров школ следует не назначать сверху, а выбирать с учетом мнения педагогов и родителей. Особенно важно это для школ, имеющих давние педагогические традиции – таких, как школа Тубельского.

А поскольку сейчас такие процедуры не действуют и кадровые вопросы решает учредитель, конфликты, борьба, баррикады неизбежны. Но для системы образования такая ситуация неприемлема, поскольку силы всех заинтересованных сторон – учителей, родителей, директора – тратятся не на решение насущных педагогических задач, а на противостояние.

Но, как известно, созидание возможно только в режиме диалога и взаимопонимания.

Беседовала Ольга Дашковская



Новости





























































Поделиться