Педагогика // Колонка

Владимир Тендряков: Драматическая Педагогика жизни

К 100-летию писателя и педагога.

Владимир Тендряков: Драматическая Педагогика жизни
Фото: triptonkosti.ru

5 декабря 2023 года. Этот день по-разному вошел в историю моей страны. Для многих, проживших длинную жизнь, это день первой Конституции СССР. Для меня же это совсем другой день.

Это день рождения человека, который создал новые миры нравственности, образования и культуры. Для меня это день рождения мужа моей сестры и моего названного старшего брата, писателя Владимира Тендрякова. Именно в этот день выходит созданный студентами пединститута фильм «По законом вопрекизма», связанный с жизнью и творчеством Владимира Тендрякова. Именно в этот день я хочу в жанре нравственной исповеди сказать слова о любимом человеке, о значимом другом, который изменил миры многих и многих, и творчество которого, как и жизнь, останется еще долгие годы, влияющими на судьбы самых разных поколений людей.

Владимир Тендряков создал особого рода педагогику.

Как назвать педагогику Владимира Тендрякова? Я ее назвал педагогикой достоинства. Сегодня, думая об этом, я хочу вслед за Тендряковым, для которого идея культуры достоинства была главной, назвать его педагогику нравственной педагогикой или педагогикой жизненной драмы.

Для Владимира Тендрякова профессия учителя – это драматическая профессия. Для Тендрякова педагогика – всегда драма нравственных исканий между учителем и учеником, между учителем и родителем, между разными поколениями.

В далеком 1959 году вышла книга Владимира Тендрякова, которая называется «За бегущим днем». Эта книга посвящена тому, кого мы могли бы назвать предвестником эвриканцев, предвестником педагогики сотрудничества – известным мастером дидактики Виталием Дьяченко. Именно Виталий Дьяченко становится прототипом героя в книге «За бегущим днем», говорящей о том, что педагог как ученый (а Дьяченко называется в этой книге словом «ученый», а не «учитель») всегда исследователь человеческой нравственности. Виталий Дьяченко создает педагогику коллективного диалога, которая по большому счету является прообразом появившейся значительно позже педагогики сотрудничества. Но не об истории педагогики и ее подвигах говорю я сейчас. Я говорю о том, что именно Владимир Тендряков делает тему драматической педагогики и педагогики достоинства центром своих творческих исканий.

Идеи нравственности проходят смысловым стержнем через творчество Тендерякова. Идеи нравственности и идеи борьбы с обезличивающей человека системой, борьбы с Левиафаном.

Ключевая тема Тендрякова – это тема очеловечивания и расчеловечивания в мире культуры и в мире образования. И он, как человек, проживший войну, как человек, раненый во время Сталинградской битвы, прострадал тему человечности. И не случайно многие его рассказы и произведения сами по себе носят ценностно-смысловой заряд нравственности. Вглядимся только в названия этих произведений: «Ухабы», «Не ко двору», по которым сняли фильмы «Чужая родня», «Чудотворная», «Ночь после выпуска», «Весенние перевёртыши» (делаю особый акцент), «Чистые воды Китежа», «Свидания с Нефертити», а также уникальная книга об учителе, которому приходит письмо в день шестидесятилетия: «Вы мой учитель, я принял решение вас убить». Эта книга называется «Затмение», и эпиграф к ней звучит так: «Если бы вы знали, скольких он обидел». В этой книге описана драма учителя, который ждет, что свершится непонятное для него возмездие за то, что он покорёжил чью-то человеческую судьбу.

Педагогика Тендрякова, я это буду повторять не раз, педагогика достоинства, педагогика нравственности и, самое главное, педагогика очеловечивания.

Тема очеловечивания и расчелования в борьбе с Системой, тема вопрекизма звучит во многих произведениях Тендрякова. И не случайно в своей книге «Телёнок бодался с дубом» Александр Солженицын пишет о Тендерякове как о человеке, который для него ценен и значим. Тендеряков бодался с дубом тоталитарной системы. Тендряков бодался с дубом безнравственности. В этой борьбе он рождает уникальный цикл произведений, который является путём к пониманию человечного в человеке.

Однажды в беседе с Владимиром Познером, говоря о трагедиях Холокоста, я сделал акцент на том, что ключевые трагедии – это всегда трагедии расчеловечивания.

Сегодня утром мой друг, профессор психологии Владимир Кудрявцев сказал: «Ты, Александр Асмолов, говоришь о расчеловечивании, а другой Александр – Александр Блок, дарит нам термин "вочеловечивание"».

Меня удивило это сравнение.

Идея расчеловечивания особенно обнажена в произведении Тендрякова «Люди и нелюди». Целый ряд его произведений посвящен нравственным исканиям. Он всегда был противником так называемого дикого, воинствующего атеизма. Он всегда считал, что трагедии нравственности, трагедии совести, трагедии, в которых происходит поединок между совестью и насилием, – это трагедии, которые совершаются каждый день, каждый час в наших судьбах.

Главная идея Тендрякова – это идея личностного выбора. В любые времена (вспомним его произведение «Кончина» о культе личности в деревне) человек делает свой выбор.

По сути, Тендряков, вдохновленный произведениями истории государства российского Алексея Толстого, пишет историю государства советского в своих неповторимых очерках о трагедиях человечества, которые пронзили нашу с вами жизнь. Его книги «Покушение на миражи» об Иисусе Христе, «Чистые воды Китежа», «Пара гнидых», «Хлеб для собаки», «Паранья», «Донья Анна» – все о том, как человек борется за свою нравственную позицию. Неслучайно такие друзья Тендрякова, как Даниил Гранин, с болью писали о том, что колокол памяти звучит по Владимиру Тендрякову. Неслучайно академик Гольданский говорил, что в произведениях Тендрякова о войне есть уникальность: они уникальны тем, что их пишет человек, который как бы не знает, чем кончится Великая Отечественная война. В этом сила творчества Владимира Тендеркова. Он всегда мечтал встретиться с прекрасным. Его поиск прекрасного запечатлён в его книге с символичным названием «Свидание с Нефертити». Эта книга у меня в руках. На ней написано: «Брату моему младшему, Саше, 19 декабря 1970 года».

Этическое для Тендрякова всегда важнее, чем эстетическое, но этическое у него в симбиозе с эстетическими нравственным.

Я бы мог очень много говорить о Тендрякове. Мы уже писали на страницах газеты «Вести образования» о книге, которая называется «Владимир Тендряков. Покушение на школьные миражи. Уроки достоинства в двух домах». Мы выпустили ее вместе с Машей Тендряковой, дочкой писателя Владимира Тендрякова, и вместе с замечательным Андреем Русаковым. Эта книга для каждого учителя и для каждого родителя. С моей точки зрения, она является классикой. Говоря об этой книге, я написал: «Классика всегда была и будет ценностным горизонтом и навигацией для самых разных поколений, ищущих смысл жизни в эпоху социального бездорожья. И поэтому прерванный в дальнозоркие и только кажущимися далекими 60–80-е годы полет Владимира Тендрякова, его покушение на школьные миражи — это послание всем, кто желает состояться как личность, отправляясь за бегущим днем нашего непредсказуемого общества. Общества, чей затяжной кризис во многом связан со сложным становлением культуры человеческого достоинства».

Я и сейчас подписываюсь под этими словами. И я счастлив, что рядом с Тендряковым были те люди, которые делали время. Рядом с ними были его близкие – Юрий Трифонов, Виктор Некрасов. Когда Владимир Тендряков внезапно умер в 60 лет, Некрасов прислал нам телеграмму в поселок писателей: «Плачу вместе с вами, Вика». И это был крик души.

Всё время в нашем доме бывал и Зиновий Гердт, приходили Булат Окуджава, Владимир Высоцкий, Белла Ахмадулина, Вениамин Смехов, Владимир Войнович. И одновременно Тендряков нередко ездил на Николину гору к Петру Леонидовичу Капице и читал свои ещё не вышедшие произведения. А замечательные Андрей Капица и Сергей Капица были друзьями нашего дома.

Наш дом был миром, полным жизни.

И этот мир сегодня несет Мария Тендрякова, продолжающая в своих ярких произведениях то, что делал Владимир Тендряков. Она выпустила талантливые книги, среди которых такие, как «Охота на ведьм». Она выпустила книги, посвященные разработкам антропологии детства. И именно Мария Тендрякова продолжила линию Владимира Тендрякова, введя сверхзначимое для современного образования деление образования в двух системах координат: образование как просвещение и образование как посвящение.

Педагогика Тендрякова – это педагогика посвящения в личность. День рождения Владимира Тендрякова, день, который изменил жизни многих, и изменил мою жизнь, особенно после того, как Владимир Тендряков помог мне встретиться с другим самым значимым человеком в моей жизни – Алексеем Николаевичем Леонтьевым, создателем теории деятельности и продолжателем идей Выготского в психологии. Этот день для меня самый значимый. И он в сердце.

Я мечтаю, чтобы те учителя, которые устремились за бегущим днем, которые действуют и понимают, что их жизнь – это драма поиска нравственности, вспомнили в этот день о Владимире Тендрякове, основателе драматической педагогики нравственности и педагогики достоинства, которая неразрывно связана с педагогикой сотрудничества.

Читайте и смотрите также:



Youtube

Другие статьи автора

Новости





























































Поделиться

Youtube