Учителя // Колонка

Надо помочь нашим детям стать не нами, а самими собой

30 июля состоялся клуб «Норма и деятельность», на котором Дима Зицер затронул очень важную тему о том, что значит любить детей.

Надо помочь нашим детям стать не нами, а самими собой
Иллюстрация: chips-journal.ru

Я думаю, что дать любви некое «научное определение» невозможно, а вот поговорить о том, как это – любить, мне кажется, не только возможно, но и необходимо. Объясню почему.

Мне не попалось ни одного учителя, который бы сказал: «Я не люблю детей». А я встречаюсь с огромным количеством учителей, езжу много, провожу семинары. Между тем среди них я видел многих, которые говорили «я люблю детей» и совершали такие мерзости, что я не решусь их описать.

Поэтому не только размышление, но и изучение того, что такое любить, очень важно в учительской профессии.

Мне кажется, что любить – это делать так, чтобы моему любимому было тепло, интересно, чтобы он понимал, зачем в эту секунду мы находимся вместе, зачем он живёт, делать так, чтобы его мир был ярче, делать так, чтобы в его мире появлялись самые разные неожиданные оттенки, делать это вместе.

Если спросить ребенка в школе пару раз в день, «а что ты здесь делаешь?», он должен уметь ответить, что он здесь делает. Например, что в школу он идёт, чтобы познавать себя, чтобы познавать мир, чтобы строить связи между собой и этим миром, чтобы учиться выбирать какие-то знания, навыки и так далее.

И тут, на мой взгляд, возникает важнейшее практическое понятие – субъектность. Нет, это не так называемый индивидуальный подход, когда мы, взрослые, наморщив лоб, говорим: «Я знаю, что тебе нужно. Я знаю, как сделать тебя счастливым». Нет. Субъектность предполагает на 100% построение совместного процесса, когда учитель без ребенка не может и ребенок без учителя не может тоже. Когда оба нуждаются друг в друге, чтобы этот совместный процесс возник. Потому что организация и построение этих профессиональных рамок – рамок как правил игры – и есть основная функция учителя. В этом смысле понятие субъектности начисто отметает, например, дискриминацию. Когда мы говорим: «Мы не разобрались до конца, но нам нужно попытаться разобраться, что это значит для нашего понимания мира и самих себя – что бывают разные люди, что бывают мужчины и женщины, люди с разным цветом кожи, с разной верой, разных национальностей».

Но нередко учителя уверены, будто ребёнок остро нуждается в них от начала до конца, будто только мы знаем, каким образом можно устроить его жизнь. На мой взгляд, это не так.

Мне кажется, что дискриминация по возрасту – это та же самая дискриминация. Человек – личность в любом возрасте. Личностно мы с ребенком равны.

Да, учитель – педагог: это такая профессия. Профессия, которая позволяет нам строить те самые рамки, в которых рождается волшебство, создать такой мир, в котором происходит учение, познание, совершенствование, наше общее совершенствование, наше взаимное самопознание, наш общий обмен человечностью. В противном случае возникает очень серьёзный соблазн и очень серьёзная опасность сказать, что мы понимаем, как дети устроены, а значит, мы понимаем, каким образом нужно построить для них дорожку.

Но мы-то понимаем, что нет никаких «детей вообще», как нет никаких «людей вообще». Есть конкретные партнёры по этому самому образовательному процессу. И они разные. А разные они потому, что все мы росли в разное время, и детство разных поколений было устроено очень по-разному. И интересы наши сильно отличаются.

Да, безусловно, у нас есть общий базис – тот самый духовный базис. Для меня очень дорога эта мысль. Но этот «духовный базис» нам ежедневно, когда мы приходим в школу, приходится трансформировать в практику конкретных шагов. И вот здесь, в этой «практикоориентированной трансформации», таится то, чего я опасаюсь очень сильно, и, к моему огромному сожалению, я убеждался, что моё опасение не напрасно.

Это те случаи, когда, прикрываясь той самой любовью к детям, мы творим самое настоящее зло – «но мы же любя!».

Это же замечательная приправа, обязательный гарнир к любому даже самому мерзкому блюду. «Я же это любя, они будут мне благодарны».

Чуткие воспитатели знают, отчего дети бывают благодарны и отчего бывают неблагодарны. И в этом смысле, мне кажется, нам надо быть очень и очень осторожными. Здесь наш главный ключ – рефлексия, сомнение, необходимость каждый день много раз говорить себе: «Я не уверен, я сомневаюсь, я не знаю», – и тем не менее идти вперёд. Между этими двумя полюсами, мне кажется, и находится наша удивительная профессия, наше удивительное искусство – и тут, может быть, я немного поспорю, – удивительная наука. Потому что наука, помимо многого прочего, характеризуется еще и тем, что может предсказать результат. Педагогика в этом смысле устроена как наука – чему учили, тому и научили.

Когда мы произносим перед классом самые прекрасные слова о том, как важно относиться друг к другу с пониманием, принимать и любить, – стоит нам только сказать в этот момент: «Ну-ка сейчас закрой свой рот, выйди отсюда», как это самое «чему учили, тому и научили» моментально начинает действовать.

Мы можем говорить не останавливаясь, как мы учим самому прекрасному, а на деле учим насилию, унижению, учим тому, что мнение зависимого человека, дискриминируемого по возрасту, ничего не значит.

Поэтому нам очень много нужно сомневаться, и чем дальше, тем больше. Мир меняется стремительно. И, конечно, дети становятся другими и взрослеют по-другому.

Ежедневное задавание себе вопроса: «Зачем я сегодня туда тащусь, в эту самую школу?» – очень-очень важно. И мне кажется, что ответ «Я тащусь туда для того, чтобы любить детей» не годится, к сожалению. Как и ответ «Я тащусь туда, чтобы делать этот мир прекрасным».

Потому что прекрасный мир состоит из маленьких и очень-очень конкретных действий, потому что та самая любовь – в мелочах.

Завершить же я хочу очень дорогим мне высказыванием Лао-цзы: «Если я удерживаюсь от того, чтобы приставать к людям, они сами заботятся о себе. Если я удерживаюсь от того, чтобы приказывать людям, они сами ведут себя правильно. Если я ничего не навязываю людям, они становятся собой».

Мне кажется, это очень важные педагогические рамки и очень важная наша цель – помочь нашим детям стать не нами, а самими собой.



Новости





























































Поделиться