Что происходит? // Колонка

«Эти три дня показали звериную жестокость». Открытка для друзей из Беларуси


«Эти три дня показали звериную жестокость». Открытка для друзей из Беларуси
Фото: spektr.press

Дорогие все, кто написал мне в мессенджер слова беспокойства.

Не волнуйтесь, у нас все хорошо.

В Беларуси в самом деле идёт чудовищный замес, и не дай Б-г оказаться в его центре.

Но мы на окраине, в лесах, и тут все спокойно.

Но вот информационная блокада оказалась полной.

Когда вам наши диванные аналитики будут рассказывать, что перекрыть интернет невозможно, потому что... И перечислят миллион факторов против, не верьте.

Можно.

Да, себе в убыток, да, разрушая инфраструктуру, да, «бомбя Воронеж».

Как показал опыт августа 20-го года, режимы не останавливаются ни перед чем, когда дело идёт об их собственном выживании.

Нет ни одного сервиса, который они не отключат.

И, если хотите выжить, к этому нужно быть готовым. Знать способы обхода. Иметь скачанный и готовый к использованию пакет программ.

Не факт, что поможет, но без него будет совсем труба. Люди всегда в таких случаях помогают. Я знаю, что в городах народ собирался и «на флешках» передавал друг другу установочные файлы. Мне тоже помогли знакомые белорусы, потому я имею возможность сейчас писать это. Трое же суток была полная блокада. Которую прорвать смогли только подключившись к иностранным сетям – литовскому роумингу (у нас граница в десяти километрах) или даже российскому (товарищ сдавал экзамен по Скайпу из закрытой Беларуси, подключившись к российской вышке; как он это делал, отдельная история). Да, это дорого. Но свобода стоит того, чтобы за неё заплатить. По счастью, мы платим только деньгами.

Потому что белорусы – жизнями.

И это – второй вывод из этой истории.

Я, признаюсь, не очень верил знакомым белорусам, рассказывающим мне ужасы о режиме – о пропавших людях, о взятии в заложники детей, о жестких угрозах всем.

Я, понимая их состояние, грустно кивал, представляя, что у страха глаза велики, что ужас рождает кошмары. Простительные в этом состоянии.

Но нет.

Эти три дня показали звериную жестокость.

Она поразительна.

Когда солдаты показательно выдерживают чеку гранаты над лежащим пятнадцатилетним подростком, чтобы остальные разошлись, это зашквар.

Когда ОМОН сажает пацанов на остановку и расстреливает их как в тире, это в самом деле страшно.

Да, резиновыми пулями. Да, граната светошумовая.

Но это не игрушки. Пуля с малого расстояния убивает. Граната способна оторвать руки и ноги.

Это запредельная жестокость.

И это – урок нам всем.

Когда мы слышим хруст переломанных костей в петербургском избиркоме или на московском бордюре, нам кажется, что хуже быть не может.

Может.

Что с этим делать?

Жить.

Понимая, чего можно ждать.

Понимая, что доводить ситуацию до края, за которым начинается такое – преступно.

Делая все, чтобы предотвратить ЭТО.

Я не знаю как.

Но понимаю, что стратегия «чем хуже, тем лучше» – самая плохая из всех возможных.

Потому что, когда нам кажется, что хуже уже быть не может, это неправда.

Может.

И в наших руках не допустить этого.

Только в наших.



Новости





























































Поделиться