Образовательная политика // Интервью

«Если это качественная колбаса, качественная сосиска, почему ей не быть в школьном обеде? И в пицце нет трагедии»

В интервью «Вестям образования» президент АНО «Институт отраслевого питания», член рабочей группы по парламентскому контролю за обеспечением бесплатным горячим питанием обучающихся Владимир Чернигов рассказывает о проблемах школьного питания и путях их решения.

«Если это качественная колбаса, качественная сосиска, почему ей не быть в школьном обеде? И в пицце нет трагедии»
Фото: zen.yandex.ru

С 2013 года организация школьного питания – это ответственность субъектов Российской Федерации. Питание обеспечивалось только за счёт региональных и муниципальных средств либо за счёт средств родителей. В большинстве регионов оно предоставлялось лишь льготникам – детям из малообеспеченных или многодетных семей, а также детям‑сиротам, инвалидам.

Но этом году произошло знаменательное событие: в своем послании Федеральному собранию от 15 января президент Владимир Путин заявил о необходимости «обеспечить бесплатным горячим питанием всех учеников начальной школы с первого по четвёртый класс», причем независимо от доходов их родителей.

18 февраля Госдумой был принят соответствующий закон, 1 марта его подписал президент.

Положение о бесплатном питании учащихся включено и в новый текст Конституции.

На реализацию этой нормы теперь будут выделяться средства из федерального бюджета. В 2020 году субсидия составит 21,8 млрд рублей, в 2021-м – 43,6 млрд, в 2022-м – 43,6 млрд.

Проект по обеспечению бесплатными завтраками учащихся начальных классов рассчитан до 2023 года включительно, главный критерий отбора регионов – стопроцентная готовность расположенных на их территории школ к организации горячего питания. Это означает наличие в каждой из них столовых, оснащенных необходимым оборудованием. По данным Роспотребнадзора на 15 июля, этому требованию соответствовали школы 58 регионов, которые в этом году получат федеральную субсидию. 27 субъектов остались без поддержки федерального центра, несмотря на то что больше 75 процентов их школ отвечает необходимым требованиям. Тем не менее проживающие на этих территориях школьники не получили бы бесплатных горячих завтраков в новом учебном году, что вызывало беспокойство всех неравнодушных людей, причастных к этой проблеме.

И вот обнадеживающая новость – 11 августа на совещании с членами правительства премьер Михаил Мишустин предложил изменить правила предоставления федеральных средств так, чтобы регионы, которые ранее не могли претендовать на это, получили субсидию уже в этом году. Её размер будет рассчитываться исходя из количества школ, которые полностью готовы предоставлять горячее питание, и числа учеников начальных классов. В остальных же школах, которые пока не готовы, финансирование организации горячего питания будет идти за счёт средств регионов. Федеральные средства для этих школ они начнут получать только после того, как приведут их в соответствие с установленными требованиями. Губернаторы должны максимально быстро разработать и представить в правительство соответствующие планы‑графики. Контролировать ситуацию поручено рабочей группе под руководством вице-премьера правительства РФ по вопросам социальной политики Татьяны Голиковой.

Таким образом, дополнительно к 22 млрд рублям, запланированным на эти цели в текущем году, планируется добавить из федерального бюджета еще около 39 млрд рублей.

В интервью «Вестям образования» президент АНО «Институт отраслевого питания», член рабочей группы по парламентскому контролю за обеспечением бесплатным горячим питанием обучающихся Владимир Чернигов рассказывает о проблемах школьного питания и путях их решения.

– Владимир Валерьевич, как бы Вы прокомментировали последнюю новость?

Правило о выделении субсидий только тем регионам, где 100% школ готовы к обеспечению учащихся горячим питанием, вызывало наибольшие нарекания и споры в нашей рабочей группе. Мы искали «зачинщиков» этой вредной инициативы, писали письма во все инстанции, в том числе в Роспотребнадзор, а потом оказалось, что Минпрос так истолковал букву закона о готовности школ.

Я, как и другие мои коллеги по рабочей группе, считаю это правило несправедливым и абсолютно необоснованным, больше скажу, вредным и идущим вразрез с требованиями закона и поручениями президента. И я рад, что эта проблема наконец-то разрешилась на самом высоком уровне.

– Владимир Путин на совещании с членами правительства поднял вопрос об организации питания в сельских малокомплектных школах, в большинстве которых нет столовых или буфетов. Кстати, именно они составляют основную проблемную группу в 27 субъектах РФ, которым поначалу было отказано в федеральной субсидии. Член комитета по образованию и науке Госдумы Алдар Дамдинов высказывал различные предложения по выходу из этой ситуации: передача организации питания на аутсорсинг, создание мобильных столовых для сельских малокомплектных школ, денежная компенсация за питаниеКак Вы оцениваете эти варианты?

– Аутсорсинг для организации школьного питания – это вполне нормально. А вот мобильные столовые – дорого. Лучше привозить в школы готовую еду (это разрешает СанПин).

Денежная компенсация семьям на обеспечение детей горячим питанием в тех школах, где нет пищеблоков – нет и еще раз нет. Где гарантия, что ребенок увидит эти деньги именно в виде продуктов? А вот продовольственные наборы – да.

Такие наборы выдавались во время пандемии по всей стране, за исключением 11 регионов, которые на эти цели вообще финансирования не выделяли. Сейчас с 1 сентября пойдут федеральные деньги, поэтому здесь продуктовые наборы вполне логичны, нормальны, правильны.

– Всё время я слышу заявления, что «президентский завтрак» не будет ограничиваться булочкой и чаем. Какие нормативы питания установлены законом?

– Чай с булочкой нельзя назвать горячим питанием, потому что в законодательстве прописано, что под этим понятием имеется в виду горячее первое или второе блюдо. В том же законе указано, что орган, ответственный за данный вопрос, должен был установить обязательные нормы питания и обязательные нормы замен одних продуктов другими. Почему это важно? Чтобы нельзя было под предлогом «белки животного происхождения» кормить одной курицей ежедневно. Я не видел установленных Роспотребнадзором обязательных норм, на основании которых должны были быть разработаны региональные, потому что возможности по снабжению везде разные, традиции питания разные. А вместо этого были выпущены очередные методические рекомендации с разными вариантами примерных меню, которые не выдерживают никакой критики, когда мы их анализируем: слишком много углеводов (каши, макароны, молочный суп на завтрак).

– По опросам родителей, проведенным общероссийскими общественными организациями, большинство недовольны качеством школьного питания. С чем это связано и должны ли родители контролировать эту сферу?

– Задача – привлечь внимание родителей к этим вопросам и обеспечить их грамотное участие. Слово «контроль» здесь не годится. Потому что некоторые родители, мамочки в основном, очень любят скандалить, не будучи экспертами в этой сфере.

Вместе с нашей дочерней организацией Зашкольноепитание.РФ в Ярославле мы составили пакет документов, согласно которому родители должны ходить только в зал приёма пищи и делать только три вещи: первое – бесконтактным термометром проверять температуру накрытых к подаче столов, потому что холодную пищу дети не станут есть, даже самую волшебную. СанПин определяет температуру подачи.

Во-вторых, взвешивать порции на контрольных весах.

В-третьих, проверять количество отходов в школьных столовых. Это абсолютно достоверные и объективные вещи. Например, температура еды должна быть не ниже 60 градусов. Порция, скажем, 120 граммов. Измеряем, устраняем недостатки в случае необходимости.

Наконец, отходы – чем их больше, тем хуже питание. Еда может быть абсолютно сбалансированной, она может быть какой угодно, но она в отходах.

Мы не пытались на родителей нагрузить ещё какие-то дополнительные обязанности, странные компетенции, пункты. Мы старались перезагрузить всю историю про участие родителей в этих задачах.

– А каких продуктов не должно быть на школьном столе?

– На самом деле на школьном столе должен присутствовать ассортимент обычных продуктов, но к их качеству должны предъявляться повышенные требования.

– Конечно, сосиски, колбаса исключаются из рациона или всё-таки нет?

– Я не вижу проблемы в сосисках и колбасе.

Если это качественная колбаса, качественная сосиска, почему ей не быть в рационе, просто не каждый день? От того, что ребенок съест сосиску, он радостнее будет бежать в столовую. И в пицце нет трагедии.

Просто если одна пицца и каждый день, и какая-нибудь левая… Ребёнок 11 лет ходит в одну и ту же столовую как на каторгу. Вы готовы ходить 11 лет в один и тот же ресторан каждый день? Тяжеловато. А у него выбора нет. По сути, дети – самый сложный потребитель в системе общественного питания: еда для них должна быть не только полезной, но и вкусной, а вкусы и предпочтения у всех разные. На это накладываются еще семейные, национальные и региональные особенности. Это надо принять как данность, учитывать и соблюдать в процессе организации школьного питания.

– Периодически в СМИ появляются сообщения об отравлениях детей в школьных столовых. Причина – в недобросовестных поставщиках?

– Вопросы отравления – это санитарно-гигиенические вопросы, а недобросовестных поставщиков можно выявить с помощью лабораторного контроля при приёмке этих продуктов, которой нет сегодня.

В школу привезли продукты. Что может проверить или померить директор школы или школьный повар? На упаковке всё написано красиво. Там же не написано сверху «фальсификат». Нужно внедрять (и мы об этом говорили и предлагали) систему лабораторного контроля, выборочного, непредсказуемого.

Этим блоком надо также заниматься, наказывая сильными несоразмерными штрафами при выявлении, чтобы люди знали, что если их один раз поймают на чём-то даже незначительном, то у них закроют этот бизнес навсегда. Чтобы работать нечестно было крайне невыгодно. Здесь не надо тратить время на призывы к совести и к стыду. Здесь надо очень жёстко администрировать.

– Как я понимаю, в сфере школьного питания крутятся большие деньги, и есть очень много заинтересованных людей.

– Конечно, там крупные обороты. Представьте, сейчас 100 миллиардов на три года – это только федеральная субсидия. То есть не вся сумма, и только для начальной школы. Я думаю, что 400 миллиардов – это можно смело говорить про ежегодный оборот питания в школах России.

– Какие структуры уполномочены проводить конкурсные процедуры и позволяют ли они честно и прозрачно отобрать добросовестных поставщиков?

– Конкурсы проводятся либо на уровне муниципального образования, либо на уровне учреждения. Это в зависимости от того, как решили на местах. Дело в том, что конкурс сейчас проходит только на деньги бюджетные – не важно, муниципальные, региональные или федеральные. На все остальные деньги, которые родители из кармана платят, никаких конкурсов нет, потому что этих денег в бюджете нет. Но тот, кто выиграл конкурс на бюджетные деньги, получает всех школьников и все деньги, и бюджетные, и родительские.

И для того чтобы процедуры были честными и прозрачными, нужно очень глубоко знать вопрос и грамотно составлять конкурсную документацию, чего опять же люди, которые в системе образования работают, просто не могут делать, у них нет этой компетенции, времени для этого нет. У директора школы, если он сам проводит конкурсы, тем более.

С моей точки зрения, школьное питание вообще не относится к деятельности системы образования. Оно просто происходит в школе.

Если бы в школе не было столовой, а рядом стояло бы кафе, в котором кормят детей, я думаю, вся школьная система вздохнула бы с облегчением. Наверное, у директоров школ и руководителей органов управления образованием и без этого хватает проблем.

Школьное питание – это отдельная специализированная отрасль экономики. Там очень много слоёв. В том числе, например, современные технологии, современное оборудование, качество и безопасность пищевых продуктов, конкурсные процедуры, аутсорсинг как форма организации, подрядные отношения, подготовка кадров. Я не говорю про санитарную гигиену. Потом меню, предпочтения, вкусы детей, нравится – не нравится. Если задуматься всерьёз обо всём комплексе входящих туда задач, это директору школы бедному надо с утра до вечера только этим заниматься.

– Выступая на Всероссийском онлайн-форуме «Про питание», организованном Общероссийским народным фронтом совместно с АНО «Институт отраслевого питания», уполномоченная по правам ребёнка в РФ Анна Кузнецова говорила о необходимости специальных меню для детей с ограниченными возможностями здоровья. Насколько это реальная идея?

– Законом о школьном питании закреплено право родителей информировать школу об особенностях здоровья детей и на основании этой информации право требовать, чтобы они учитывались при обеспечении питанием. Поэтому сейчас этот компонент также начнёт работать, я надеюсь, за этим тоже надо следить, в том числе и родителям. Не контролировать, а именно следить и участвовать.

– Каковы Ваши прогнозы по реализации закона о школьном питании, по его дальнейшему развитию, потому что кормить же надо не только учащихся начальной школы?

– Отличный вопрос. Вот и ответ на него. Я считаю, что закон революционный, и он обязательно будет работать, у меня нет в этом сомнений. Да, на первом этапе он реализуется не так гладко, как хотелось бы, но ведь ситуация не может сразу измениться к лучшему даже по самому высокому политическому велению. Это слишком серьёзный вопрос, чтобы быстро решить его в масштабах страны. Но именно его всеобщность для каждого родителя, его детей и т.д., и именно его абсолютная важность даёт мне основание считать, что это всё состоится, и всё будет в порядке. То есть три года, которые отведены на мероприятия, будут наполнены очень разными событиями, но я думаю, что в конечном итоге они приведут к правильному результату.



Новости





























































Поделиться