Дистанционное обучение // Колонка

Проект по внедрению «цифровой образовательной среды» совсем не про дистанционный формат


Проект по внедрению «цифровой образовательной среды» совсем не про дистанционный формат
Фото: maxis.kg

В конце июня проект постановления правительства России, относящийся к эксперименту в 14 регионах по внедрению «цифровой образовательной среды», всколыхнул родительскую и учительскую общественность даже больше, чем было бы при слухах о продлении карантина на осень.

В чем же дело? Конечно, не в постановлении, а в опасениях по отношению к применению в школах дистанционных образовательных технологий. Опасения эти связаны с негативным опытом такого применения.

Безусловно, ситуация с эпидемией оказалась неожиданностью. Но в этих условиях ситуация с опасениями и негативным опытом неожиданной почти не оказалась.

Я говорю «почти» потому, что позитивное отношение к любой инновации обычно бывает тихим, если только перед начальством и СМИ не поставлено специальной задачи эту инновацию обязательно «раскрутить». Плюсы в дистанционном формате есть, некоторые из них очевидны (например, возможность записи урока, отсутствие необходимости добираться до школы, возможность тактичного подключения родителя к образовательному процессу), других надо уметь достигать. Но сейчас разговор не об этом. Негативные голоса всегда слышны хорошо (опять-таки, если их специально не подавлять). И в нашем случае можно было их услышать достаточно.

С какими проблемами мы столкнулись?

Нехватка оборудования

Да, по ходу процесса в отдельных регионах отдельные семьи получали оборудование для дистанционной работы.

Но, во-первых, никто даже не ставил задачу обеспечить всех.

Во-вторых, ясно, что приказ по переходу на дистант надо было выполнить немедленно, а сколько требуется времени для закупки оборудования, вы сами знаете. Все это значит, что значительное число детей просто не училось. Те семьи, кто мог себе позволить быстро приобрести эффективный компьютер или хороший планшет, скорее всего, его уже имели. Поскольку какой-то общей системы для самостоятельного обучения, например, с трансляцией указаний по телевизионным каналам или возможностью получить бумажные методические указания в здании школы не было, для родителей это было дополнительным шоком.

В-третьих, для большого числа детей доступным учебным инструментом был мобильник. Трудно было заставить всех, у кого дома имелся компьютер, садиться именно за него. Это означает, что качество контакта было пониженным.

Качество связи

Комментарии тут излишни. При этом мы понимаем, что выключение время от времени то у одного, то у другого ученика в классе связи, а потом еще исчезновение учителя на 2 минуты может разрушить урок, который мог бы быть неплохим.

Техническая эффективность образовательного процесса

Бывали случаи, когда все у всех работало. Но использование цифровой техники было доцифровым. Многие дети могли бы с успехом написать сочинение по литературе на компьютере. Какой доле из них это предлагалось или хотя бы разрешалось? Ничтожной. Вместо этого сочинение надо было написать на бумаге, сфотографировать, послать и т.д. Конечно, здесь есть чем быть недовольным.

Отсутствие предварительной подготовки, отработанных навыков

Мы уже много лет говорим, какие у нас цифровые продвинутые дети, как они обгоняют учителей. Да, таких детей много, но мы ни на одном уроке, кроме скудной информатики, не предлагаем им работать в цифровой среде. Естественно, что большая доля детей не обладает цифровыми навыками. А ведь эффективность работы класса в большой степени определяется наименее успешными учениками. Учителя все же адаптировались, но и для них эффективные обучающие программки на 10 минут были бы полезны.

Психологические проблемы

Их действительно много. Все совсем другое – ты перестаешь ощущать класс. Что это за шум там? У кого это? А тут Васю совсем перестало быть видно. А тут Машина мама появилась. Как на все это реагировать? Не меньше проблем у учеников – искушений прогулять урок, заниматься «посторонними делами» куда больше. На родителей свалилось что-то совсем новое, как с этим обходиться? Кто с ними это обсудил?

Имеет ли все это какое-то отношение к постановлению, с обсуждения проекта которого мы начали?

Только косвенное. Как все понимают, проект этот – совсем не про дистанционный формат. Но если бы его мероприятия были уже выполнены с умом год назад, у нас было бы меньше негатива в этом году. Можно ли этого ожидать сейчас? Посмотрим. Сам текст постановления этого не гарантирует. Но пока, как видите, вопросов больше, чем ответов.



Новости





























































Поделиться