«Дети Вышки» // Статья

«Если я беру какие-то внепрограммные вещи – стараюсь, чтобы они были как можно дальше от того, что считается классикой»

  • 18 марта 2020

«Если я беру какие-то внепрограммные вещи – стараюсь, чтобы они были как можно дальше от того, что считается классикой»
Фото: ntv.ru

Литература и школьная программа совместимы ли они? Нуждается ли литература как предмет в едином каноне? Трое преподавателей литературы рассказали «Детям Вышки» о том, зачем на самом деле нужен их предмет и как совмещать на уроках классику и современную прозу.

Михаил Павловец, преподаватель литературы в Лицее НИУ ВШЭ, поделился своими взглядами на этот счёт.

Сегодня происходит переосмысление и литературы, и прочих школьных предметов. Так, в ситуации, когда литература как вид искусства оказывается в очевидно менее выигрышном положении, чем кино, интернет-каналы, компьютерные игры и пр., задача предмета – не погрузить школьников в историю и теорию того, что им малопонятно и малоинтересно, а формировать у них естественную потребность в чтении, размышлении над прочитанным. А у некоторых из них – в собственных опытах письма, необязательно литературного. При этом важно научить видеть за каждым произнесенным или написанным словом того, кто непременно за ним стоит, его смыслы, подтексты – и даже подоплеки (скрытые причины говорить так, а не иначе, воздействуя на читателя). И – по возможности – получать удовольствие не только от того, о чем написано, но и от того, как.

Будучи уверен, что к каждому классу, даже к каждому школьнику нужен индивидуальный подход, я за то, чтобы не было жестких обязательных списков – и при этом за многообразие и плюрализм списков рекомендованных. И чтобы эти списки, с одной стороны, учитывали невозможность объять необъятное, с другой – то, что помимо школьной классики есть множество других литератур – жанровых и экспериментальных, отечественных и зарубежных, адресованных самым разным категориям читателей. Только в таком случае юный читатель научится ориентироваться в литературном море, а не будет прижиматься лишь к знакомому по школе берегу.

Ну и – важно, чтобы эти произведения не были неприятны или скучны учителю: ничего хорошего в том, что учитель через «не хочу» преподает тот или иной текст, нет, даже если этот текст считается «золотым» или «бриллиантовым».

Так что я сам, отбирая тексты, ориентируюсь и на то, что обязывают нас «проходить» чиновники от образования (увы!), и на то, что мне как учителю было бы интересно обсудить с моими подопечными – и по возможности на то, что у них вызывает настоящий интерес.

Хотя, конечно, это решение проблемы «квадратуры круга» – но лучше решать эту проблему совместными усилиями, чем бездумно 30 лет и 3 года транслировать одно и то же по конспектам своей молодости.

Поэтому мы много говорим на уроках – я стараюсь провоцировать разговор, несогласие, удивление – и по возможности затыкать свой фонтан, чтобы живее били юные ключи. Нередко начинаем с интересных фактов из жизни и творчества писателя – не «учился-женился», а с того, за что можно зацепиться и выйти на обсуждение уже прочитанного к уроку: так, нелюбовь Достоевского к пьяным интересно рифмуется с замыслом его повести «Пьяненькие», переросшим, как известно, в «Преступление и наказание». Никаких единых схем и планов разбора художественных произведений я не люблю – люблю, ухватившись за один аспект или деталь, как за ниточку, вытаскивать на свет божий все внутреннее устройство изучаемой книжки и ее проблематики (скажем, за разницу произнесения слова «принципы» П.П. Кирсановым – «принси́пы» и Е.В. Базаровым – «пры́нципы»).

Но такой подход требует очень много времени – поэтому я за то, чтобы брать как можно меньше произведений: лучше пусть выпускник выйдет из школы читающим – и сам, уже без моей помощи, прочтет все то, что мы с ним не успели, чем уйдет от меня с чувством, что все, что надо, он уже «прошел».

К тому же, если действительно опираться исключительно на «программные» вещи, вкус у тебя сложится, может, и хороший – но однобокий и маловосприимчивый ко всему по-настоящему новому. Прямо как у тех, кто эти самые программы составляет! Так что, если я беру какие-то внепрограммные вещи – стараюсь, чтобы они были как можно дальше от того, что считается «классикой» – чтобы продемонстрировать богатейшую палитру возможностей в литературе.

Анастасия Сенина



Новости





























































Поделиться