Учителя // Статья

«Одна из главных проблем нашего школьного образования – стокгольмский синдром у учителей»

  • 23 октября 2020
  • 15000

«Одна из главных проблем нашего школьного образования – стокгольмский синдром у учителей»
Фото: zvez-dec.ru

Я больше не могу этого видеть.

Коллеги, когда я ору, что одна из главных проблем нашего школьного образования – стокгольмский синдром у учителей, я ни разу не шучу. Эта проблема важнее и больнее, чем все копья вокруг ЕГЭ, чем все дискуссии вокруг «камеры хранения детей» и многое другое, о чем лучшие из коллег уже устали спорить... Больнее в том числе и потому, что ее актуальность многими просто не осознаётся.

«Ну да, – говорят, – зато мы крепчаем».

Или даже вот так: «Ну ладно, спустили сверху еще одну неисполнимую инструкцию, поступим с нею как и раньше – частично исполним, в остальном проигнорируем».

Как известно, классический стокгольмский синдром формируется у жертвы именно как психологическая защита. Причем это не моментальный акт переключения с «нормы» на «отклонение», а длительный процесс, вовлекающий жертву всё сильнее и сильнее. Так вот, сейчас в учительском сообществе уже очень запущенная стадия этого процесса!

А как вы думаете, что при этом делают родители? Ну, те из нас, которые небезразличны к школьным процессам и хотят как-то что-то там улучшить? Правильно: они жалуются начальству. То есть жалуются насильнику на «плохую» жертву. В результате усиливая синдром еще сильнее.

Жертвы и так уже забиты и запуганы до крайности. Они уже очень давно встали в позицию «расскажите мне, как надо лечь (зачеркнуто) сделать, – я так и сделаю». Большинство учителей искренне обижаются, когда их начинаешь спрашивать про их бездействие (в ситуации, когда можно было действовать почти как угодно – лишь бы делать хоть что-то). Потому что «у меня и так дел выше крыши», «поработал бы ты сам за такую зарплату» и «на этот счет никаких указаний же не было».

Эти люди учат такому поведению наших детей.

Каждый рабочий день. Собственным примером. По шесть таких уроков в день.

«А что можно с этим сделать?» – спросите вы. Если бы на моем месте был пропагандист-проповедник, тут был бы точный ответ. Но я – не знаю. Безусловно, очень важно само осознание того, что учитель (или детсадовский воспитатель, или даже вузовский преподаватель) твоего ребенка – не исчадие ада, а жертва стокгольмского синдрома. Важно помогать учителям разобраться в этом. Безусловно важно создавать и поддерживать такие общественные институты, которые прицельно били бы по насильникам, а не по жертвам. Но получится ли все это в обозримом будущем – неизвестно.

Константин Кноп



Новости





























































Поделиться